новости

Источник: redstar.ru
31 мая

Цифровая пустота

Цифровая пустота

Источник: redstar.ru

Чемпионат мира по хоккею в Москве и Санкт-Петербурге не порадовал посещаемостью

Тревога по поводу того, что у мирового хоккейного фо­рума в России будут трудности с заполнением арен (Ледового дворца в столичном Парке легенд и СКК «Юбилейный» в Питере) появилась у автора этих строк ещё за полгода до первого вбрасывания турнира. В тот момент, правда, верилось, что здравый смысл подскажет организаторам, как не опростоволоситься перед хоккейным миром. Однако вера эта улетучилась в первый же день чемпионата.

Протоколы матчей интересны не только игровой статистикой, но и тем, что довольно часто не попадает в объектив фото- и телекамер. В пятничный вечер 6 мая сборная России открывала домашнее первенство встречей с Чехией. Давным-давно в дебюте подобных турниров у наших соотечественников не было столь серьёзного соперника. Афиша поединка вроде бы говорила о том, что трибуны должны заполниться, причём если не до предельной вместимости, то точно где-то на её пороге. Но цифры неумолимо опустили нас с небес на землю: 9693 зрителя (чуть больше трёх четвертей от 12 500 посадочных мест, на которые рассчитан Ле­довый дворец).
Несколькими часами ранее в Санкт-Петербурге противостояние США – Канада, начинавшееся в 16.15, посмотрели 5236 зрителей. Да, почти в два раза меньше, но и «Юбилейный» вмещает только 6000 человек. То есть в процентном соотношении матч североамериканцев превзошёл стартовую игру национальной команды. С течением чемпионата на сборную России зрители стали ходить лучше – в последней встрече группового раунда против Швеции и полуфинале с Финляндией Ледовый дворец заполнялся на 97–98 процентов, но это, скорее всего, следствие экстренных мер, принятых организаторами, распространявшими билеты среди социальных и образовательных учреждений. В Санкт-Петербурге, например, не раз и не два на глаза попадались группы суворовцев и кадет. Другой вопрос – почему этого нельзя было сделать раньше? На поединках с Казахстаном и Латвией до аншлага не хватало по две с лишним тысячи зрителей.
Почему был проигнорирован опыт Белоруссии и Чехии, проводивших два предыдущих чемпионата мира, устанавливавших рекорды по посещаемости? Так, в 2014-м турнир в Минске посмотрели 643 435 человек  (10 054 в среднем за игру), а в 2015 году в Праге и
Остраве планка взлетела до отметки в 741 700 человек (11 589 за матч). Цифры, зафиксированные по итогам ЧМ-2016, плачевны – 417 414 (6522 в среднем). Это худший показатель чемпионатов мира с 2007 года. В тот год, кстати говоря, первенство тоже принимала Россия – 330 708 зрителей (5906 в среднем).
В конце осени дороговизну билетов нам пытались объяснить девальвацией рубля. Но почему не были пре­дусмотрены системы скидок, почему о распространении билетов среди учреждений вспомнили только в последний момент, на финише чемпионата? Для кого вообще он проводился? В Белоруссии, где средняя зарплата по стране заметно ниже, чем в России, мировой форум собрал в полтора раза больше зрителей, чем у нас. Обычные болельщики из глубинки могли позволить себе приехать в Минск на игры чемпионата. Наши же поклонники хоккея из провинции оказались фактически отрезаны от этого спортивного события. А иностранцам пришлось проходить все бюрократические процедуры: в отличие от Белоруссии, отменившей визы для болельщиков на время турнира, у нас никаких послаблений в этой сфере не сделали. Было ли вообще желание устроить чемпионат настоящим праздником спорта? У меня это вызывает сомнения. Особенно когда видишь прейскурант цен на ЧМ-2017 в Кёльне и Париже, где пакет из 10 матчей (7 в группе и 3 в плей-офф) стоит 729 евро. В пересчёте на рубли около 55 тысяч. У нас аналогичное предложение в самом дешёвом варианте обходилось на 25–30 тысяч дороже. Вот вам и «кризисная» арифметика с девальвацией.