новости

Источник: sportsdaily.ru
1 сентября

Игорь Знарок: В работе Олег — жесткий, а в семье — мягкий

Игорь Знарок: В работе Олег — жесткий, а в семье — мягкий

Источник: sportsdaily.ru

Семья Знарок — спортивная. Младший брат главного тренера СКА и сборной России Олега Знарока Игорь работает в челябинском клубе «Челмет» (ВХЛ) и юниорской сборной России, а в качестве нападающего он выступал за «Трактор». В интервью «Спорту День за Днем» Игорь Валерьевич рассказал, каким хоккеистом был Олег Знарок, каким стал тренером и какой он в повседневной жизни.

Подрались с братом в Риге, но в полушутку 

— Ваш отец, Валерий Петрович — известный футбольный тренер — заразил сыновей любовью к спорту?
— Да, большое спасибо, что он привил нам любовь к спорту. Мы из небольшого города Усть-Катава. Какие там развлечения? Летом — футбол, зимой — хоккей. У Олега сразу хоккей был на первом месте, а я еще выбирал. Потом уже, глядя на старшего брата, отдал все силы хоккею. Его пригласили в школу «Трактор», и через год мы переехали в Челябинск. Он сразу заявил о себе, быстро начал тренироваться во взрослой команде.

— В детстве вы дружны были?
— Сказывалась разница в возрасте. У него была своя компания, у меня — своя. Интересы разные. Условно говоря, я пешком под стол ходил, а он уже на дискотеки бегал.

— Вы сами рано закончили карьеру игрока. Жалеете об этом?
— Что поделаешь, стечение обстоятельств. Травма не позволила играть дальше. Жаль, что с Олегом не смог перед этим решением посоветоваться. Брат был далеко, в Германии, а в те времена с заграницей было очень тяжело связаться.

— Вы ведь как-то дрались с Олегом на площадке?
— Да, в матче в Риге, где встречались местное «Динамо» и «Трактор». Но это было в полушутку. Встретились на вбрасывании и решили трибуны разбудить, завести. Два брата — по разные стороны баррикад, это не могло не заинтересовать.

— Почему у Олега не получилось в родном «Тракторе»?
— Его пытались в «Тракторе» переделать. Олег — нападающий, а его начали переучивать в защитника. А он приехал после чемпионата Европы с призом лучшему бомбардиру. Брат — человек самолюбивый, не смог это спокойно вытерпеть.

— «Трактор» же добился дисквалификации для него?
— Да, его дисквалифицировали, потому что самостоятельно уехал из клуба. И не только он пострадал, но и наш отец. В то время же все было жестко — через профкомы и обкомы. Отцу стали перекрывать кислород, поэтому из Челябинска пришлось уехать. Не очень хорошие воспоминания об этом времени.

Про него говорили всех перепоил, всех перебил... Но как может 18-летний парень спаивать ветеранов?

— Олег остался обижен на «Трактор»?
— Наоборот, он может поблагодарить «Трактор». То, что он уехал в рижское «Динамо», привело к настоящему толчку в его карьере. В 18 лет оторвался от папы-мамы, и за счет характера и трудолюбия смог все доказать. Получилось, что его выкинули в открытое море, а там — или утонешь, или поплывешь. У Олега всегда был характер бойца.

— Потом про него распространяли слухи, что он перебил ветеранов «Трактора».
— Да, перебил, перепоил всех... Все это распространяли. Но как может 18-летний парень спаивать ветеранов команды? В «Тракторе» в те времена были звезды – Валерий Белоусов, Николай Шорин... Таких людей не перебить, не перепоить. Это было невозможно.

— Поэтому он считает «Трактор» чужим клубом?
— Он очень мало поиграл здесь. Но школа «Трактор» и его первые тренеры Владимир Алексеевич Угрюмов и Владимир Гаврилович Мурашов дали Олегу очень многое. Хотя решающую роль в его становлении сыграл Владимир Юрзинов. Они до сих пор общаются, и Олег считает Владимира Владимировича своим вторым отцом. Рига также для него стала родным городом, в Челябинск он только со своими командами приезжает.

— А правда, что Олег Знарок мог заиграть в НХЛ?
— У него был шанс попасть в «Бостон». Но ему плохо перевели будущий контракт. Там была указана сумма за месяц, а он подумал, что это за весь год.

— Решение стать тренером далось ему легко?
— Честно, на эту тему с ним не разговаривал. Но у него большой опыт, с такими тренерами работал — с Юрзиновым, с Воробьевым, с монстрами хоккея.

Дисциплина для него — прежде всего. Игрок должен исполнять все то, что от него просит тренер. Олег считает, что порядок бьет класс. При этом палку он никогда не перегибает, не унижает хоккеистов, он всегда находит с ними общий язык.

— Вы стараетесь на него равняться?
— Мне еще дотаких тренеров работать и работать. Я только начинаю свой путь. По возможности интересуюсь у него какими-то тренерскими вопросами. Он подсказывает, как в какой ситуации себя вести.

Психологически совмещать очень трудно

— Пинск своими глазами видели?
— Да, я ездил туда, еще работая в школе «Трактор». Попросил посмотреть тренировочный процесс, и руководство меня отпустило. Было интересно. Тренировки очень тяжелые, но все ребята выкладывались полностью. А когда на сберегательной книжке лежит энная сумма, делать это катастрофически сложно. Но это тоже тренерский труд — объяснить игрокам нужность подобных тренировок. Таким образом, закладывается фундамент на весь сезон.

— Олег Знарок кажется жестким человеком. Какой он в жизни?
— В работе он жесткий, требовательный. Но в семье — мягкий. Семья для него — главное, превыше всего.

— Драка в ресторане в Юрмале с криминальным авторитетом повлияла на его характер?
— Не думаю. Но ситуация, конечно, опасная была. Они с отцом оказались вдвоем против этих жуликов, показали характер, постояли друг за друга.

— Вы в семье вспоминаете это происшествие?
— Нет. Во-первых, это было уже давно. Во-вторых, это не очень приятно вспоминать, потому что на самом деле все могло кончиться трагически.

— Когда он стал главным тренером сборной России, сильно изменился?
— Нет, остался таким же. Только если стал более ответственным. За сборной России следит вся страна — по-другому и нельзя. Давление, требование результата есть везде в спорте, на всех уровнях. Состав у сборной России хороший, но побеждать всегда не получается. Неудачи, конечно, он тяжело переживал, но через них тоже нужно пройти.

— Сейчас Олег Валерьевич решился на совмещение должностей. Ему тяжело было без клубной работы?
— Да, тяжело, что ты не в игре большую часть времени. Но, тренируя и клуб, и сборную, груз ответственности увеличивается в два раза. Психологически это очень тяжело. Но у Олега все должно получиться. У него есть характер.

— Его цель — Олимпийские игры?
— Если у человека нет цели, он ничего и не достигнет. Он поставил цель завоевать Кубок Гагарина, чемпионат мира — получилось. Теперь впереди Олимпийские игры. Будем верить в сборную, поддерживать ее во всем.