новости

14 октября

Дерек Рой: "В России шокировало то, что это нормальная страна"

Дерек Рой: "В России шокировало то, что это нормальная страна"

Один из самых звездных новичков КХЛ этого сезона, экс-форвард "Баффало" и "Эдмонтона", который летом перешел в "Авангард" из швейцарского "Берна", в интервью "СЭ" рассказал о Наиле Якупове и Конноре Макдэвиде, вспомнил свои выступления в составе сборной Канады и поделился впечатлениями от жизни в России.

ЯКУПОВ СПОСОБЕН СТАТЬ ЗВЕЗДОЙ

Дерек Рой всегда вызывал уважение. Тем, как сумел пробить себе дорогу в НХЛ в весьма консервативном "Баффало" при очень скромных габаритах. Тем, как сумел стать лидером "Сэйбрз" и держать их на плаву после массового исхода главных звезд. Тем, как сумел оживить Наиля Якупова, что никому до него не удавалось. Тем, как он всегда был хорош в решающие моменты, прибавляя в концовках и сложных ситуациях. Он так и говорит: "Я ненавижу проигрывать". При этом поражений ему пришлось натерпеться по полной программе. Особенно от сборной России. Да и к травме, перевернувшей его карьеру, наша страна причастна. Тем интереснее было узнать, почему же он перебрался в Сибирь из сытой и комфортной Швейцарии. Но начал наш разговор я все-таки с актуальной новости – трансфера бывшего одноклубника Роя.

– Вы же слышали об обмене Наиля Якупова в "Сент-Луис"?

– Слышал, конечно. На мой взгляд, перемены в некоторых случаях всегда к лучшему. Он пробыл в "Эдмонтоне" слишком долго. В "Сент-Луисе" у него будет новый тренер, новая команда, новая перспектива. И это может помочь.

– За вычетом Коннора Макдэвида вы – единственный центр, с которым он в "Ойлерз" нашел взаимопонимание и играл эффективно. С чем это связано?

– Я всегда был с ним честен и откровенен, а он относился ко мне с уважением, поскольку я провел в НХЛ много лет. Я всегда знал, о чем говорю, и он это понимал. Прислушивался к моим советам. А если ты следуешь чьему-то совету, и это приносит успех – начинаешь еще усерднее работать в этом же направлении. Так и было в его случае. Он немножко не над тем работал, не на том акцентировал внимание. Я дал ему пару советов, и это помогло ему заиграть лучше. Он даже слишком старался. Пытался успеть все и везде. В хоккее это не работает. Сказал ему: сосредоточься на деталях, на форчеке, на бэкчеке, на единоборствах. Это всегда поможет. Даже если кажется, что толку от этих вещей в атаке в плане набора очков нет. Он есть. Честно говоря, я был уверен, что он проведет следующий сезон гораздо сильнее, но этого не случилось. Почему – мне трудно судить.

– В одном из матчей за "Эдмонтон" в трансляции на одном из телеканалов в вашем "био" было записано: "фанат Наиля Якупова".

– Ха-ха. Не знаю, откуда это взялось. Наиль присылал мне эту картинку, хорошая была шутка. Ничего такого, разумеется, я никому не говорил. Но было забавно.

– Игорь Ларионов утверждает, что Якупову в "Эдмонтоне" не хватало опытного партнера типа вас.

– Это всегда играет важную роль. Без помощи более опытных партнеров невозможно обойтись. Мне повезло оказаться в "Баффало" с Даниэлем Бриером и Крисом Друри. Они оба очень помогли мне, как центрфорварду. Они и одноклубникам уделяли внимание, и забивали много, и очков много набирали, и вне льда были лидерами команды. Я постоянно наблюдал за ними, пытался учиться, они и совет всегда были готовы дать. Когда перед тобой есть такие примеры, ты растешь как игрок намного быстрее.

– Способен ли Наиль стать звездой?

– Думаю, да. На самом деле у многих есть звездный потенциал. Тут больше вопрос того, как кто им пользуется. Нередко бывало, что ты видишь, насколько игрок хорош, хотя на него не обращают особого внимания. А через пару лет – он в числе лучших в НХЛ. Важный фактор – посвящаешь ли ты всего себя хоккею, работаешь ли над собой и вне пределов льда. На мой взгляд, что можно точно сказать о Якупове – он все это делает. Его просто нужно направить в правильную сторону.

ПРЕРВАТЬ ГЕГЕМОНИЮ КАНАДЫ БУДЕТ СЛОЖНО

– Как вам Кубок мира?

– Я не так много матчей смотрел. Но, по-моему, получился очень интересный турнир. Удивило, правда, что на финал пришло так мало болельщиков. Возможно, это из-за сборной Европы. Идея, впрочем, с этим сборными, европейской и североамериканской, была крутая. В плане игры она себя оправдала. Но, наверное, в следующий раз добавят национальных сборных.

– В "Авангарде" были какие-то ставки на победу?

– У нас в команде два шведа, они утверждали, что Швеция всех сделает (смеется). Но я уверен, что в глубине души все понимали – Канада всех порвет.

– Под конец турнира даже стало неинтересно, настолько Канада доминировала.

– Тут, пожалуй, дело в том, что в сборную Канады не берут просто всех лучших. А берут тех, кто подходит, кто нужен. Взяли бы всех лучших без оглядки – это была бы совсем другая команда. В данном случае было не так важно, насколько ты хороший снайпер или диспетчер, чем то, как ты умеешь играть в обоих концах площадки. Поэтому на Кубок мира поехал Брэд Маршан, здорово умеющий и атаковать, и оборонятся. Поэтому столь большую роль играл Бержерон. Конечно, в сборной хватает игроков, которые и в обороне хороши, и в атаке монстры. Но, по большому счету, наша команда побеждала в первую очередь за счет обороны.

– Кто-то сможет прервать гегемонию Канады?

– Это будет сложно сделать. Кросби в расцвете сил, есть ребята помоложе типа Тавареса и Стэмкоса, которые еще долго будут выступать на международной арене, а сколько парней еще моложе на подходе – Макдэвид, Шайфли, там целая очередь потенциальных суперзвезд. С другой стороны, у финнов крутая молодая поросль, у России хватает молодых и уже очень сильных игроков, да и про американцев можно то же самое сказать. Будет интересно за всем этим наблюдать.

ЧЕТЫРЕ РАЗА ИГРАЛ С РОССИЕЙ В ФИНАЛЕ – И ПОТЕРПЕЛ ЧЕТЫРЕ ПОРАЖЕНИЯ

– Вы выступали за сборную Канады трижды – на молодежном и двух взрослых чемпионатах мира. И все три раза проиграли в финале России. Совпадение?

– Ха-ха. Единственный раз, когда я не проиграл сборной России – в юниорской сборной Канады. Правда, Россия не участвовала в том турнире (смеется). Так что мы обыграли американцев в финале. А еще я помню, как играл за сборную Онтарио на турнире U-17, там еще Ковальчук играл, и в финале проиграл России. Так что четыре встречи в финалах – и четыре поражения. Не очень-то приятные воспоминания. Проигрыши всегда неприятны, но вот эти – они до сих пор в голове сидят. И я бы очень хотел получить шанс прервать эту печальную серию.

– Натерпелись вы от России. В "Авангарде" же Пережогин играет, он вас в финале МЧМ-2003 обыграл. Не подкалывал?

– Да нет, слишком давно это было. Сколько уже лет-то прошло? Я сам этот финал с трудом вспоминаю как в тумане, и у Александра, наверное, так же. Счет-то помню, вроде бы было 2:3, помню, что мы пытались сравнять в концовке, какие-то моменты даже создали, но и все на этом.

– Чемпионат мира в Квебеке наверняка помните лучше.

– Вот этот турнир помню хорошо. И вели же в две шайбы, все у нас вроде бы получалось. Но дали сравнять, а потом Рик Нэш выбросил шайбу за борт. Правда, стекла были по стандартам ИИХФ, очень низкие – такое вот оправдание (смеется). Ну, и Ковальчук забил свой золотой гол. В любом случае, это был классный и интересный опыт. Очень хороший получился турнир.

– Неужели не было сильного разочарования? Это же был домашний вас чемпионат мира.

– Сильное разочарование – это когда ты ведешь в одну шайбу перед третьим периодом седьмого матча финала конференции и в итоге проигрываешь (речь о серии с "Каролиной" в плей-офф-2006. – Прим. "СЭ"). У нас была куча травмированных и мы, пожалуй, немножко подсели. Если б не это – играли бы с "Эдмонтоном" в финале. Это поражение было очень тяжело воспринять, несмотря на то, что я был молод и думал, что у меня еще появится шанс выиграть Кубок Стэнли. Но он так и не появился.

– Это самый памятный момент?

– Наверное, самый памятный – первый матч серии с "Оттавой" в плей-офф-2006. Мы начинали в гостях, а я ведь сам из Оттавы и набрал в той игре пять очков. По-моему, мы выиграли 7:6 в овертайме. На арене была моя семья и куча друзей. Такое, само собой, откладывается в памяти. Чувства потрясающие. Пусть и омрачившиеся скорым поражением в седьмой встрече с "Каролиной". Конечно, походы в финал конференции, этот хоккей до лета, плотно сидят в памяти. И некоторые другие матчи. К сожалению, не помню, чтобы поднимал над головой Кубок Стэнли.

– Вы сказали о 7:6, и я сразу вспомнил тот "Баффало". Линди Рафф тогда очень сильно всех удивил тем, насколько сильно изменил стиль игры. Из сугубо оборонительной команды "Сэйбрз" превратились в суператакующего монстра, разрывавшего всех подряд и устраивавшего концерты с постоянными счетами в духе 6:5 или 10:4. Как так вышло?

– Линди – умный тренер. У нас на тот момент было много малогабаритных и очень скоростных нападающих. Команда хоббитов (смеется) с Друри и Бриером во главе. Да там кого ни вспомни – сплошь мастеровитые форварды. Поминвилль, Коннолли, Афиногенов, Ванек и так далее. И Рафф сделал ставку на мастерство. Если до этого у него был Гашек и множество оборонительных нападающих, то тут картина изменилась, и, соответственно, изменил подход и он. На мой взгляд, тренер вообще должен опираться на возможности игроков, выстраивая систему. И Линди в этом плане многим даст фору. Посмотрите хотя бы на "Даллас". Он еще и как мотиватор силен, хорошо чувствует игроков. Помню, я в каком-то из сезонов никак не мог забить шесть или семь матчей, так он перед игрой пришел в раздевалку, наорал на меня, зато в первом же периоде я забил. Иногда такой "пинок" нужен, и он умеет подобрать для него правильное время.

МАКДЭВИД К 18 ГОДАМ ОПЕРЕЖАЛ МЕНЯ 18-ЛЕТНЕГО В РАЗВИТИИ НА 10 ЛЕТ

– В Швейцарии вы выиграли сразу два трофея всего за год. Впервые в профессиональной карьере.

– В профессиональной впервые, но с "Китченером" я выигрывал Мемориальный кубок (главный трофей CHL – Канадской юниорской лиги). А стоило перейти в профессионалы, добрался до финала конференции в АХЛ, потом было два финала конференции в НХЛ, и все – как отрезало. По-моему, я больше ни одной серии плей-офф после этого не выиграл. При том что четыре или пять лет подряд играл до конца мая, а то и даже в июне. И это всегда было круто, память на всю жизнь. Но вот трофеи мне действительно не давались. Так что я был очень доволен тем, что выиграл Кубок Шпенглера с Канадой, а потом еще и чемпионат Швейцарии. И победный гол финальной серии забил. Сбросил пару камушков с плеч.

– Ваша команда, выигравшая Мемориальный кубок-2003, была очень звездной, но в НХЛ из нее практически никого не осталось. Вы в КХЛ. Майк Ричардс, Эминджер, Кларксон, Бенуа, Макгрэт – все сошли с дистанции. Только Грег Кэмпбелл еще на что-то претендует и то балансирует на грани фарм-клуба. С чем это связано, на ваш взгляд?

– Сколько ж лет назад это было? 13, кажется? Знаете, игра стала намного быстрее и требовательнее в плане подготовки. Я вспоминаю, что мы делали, когда мне было лет 14-15, и вижу, как сейчас занимаются подростки. Это просто небо и земля. Мы только свободные веса тягали. Никаких прыжков, никакого бега на короткую дистанцию, никаких специальных упражнений, которые только помогают тебе в игре. Летом я тренируюсь в том числе с Макдэвидом у Гэри Робертса. Так он по определенной программе занимается с восьми лет. Считайте, что к 18 годам он опережал меня 18-летнего в развитии на 10 лет. Представляете, какая это фора? Да и площадок в Канаде понастроили повсюду, только занимайся. Сейчас молодежь все сильнее и быстрее, поэтому ветеранам все сложнее удержаться в НХЛ.

– Возвращаясь к Швейцарии – ваш "Берн" с трудом вполз в плей-офф с восьмого места и все равно сумел победить.

– У нас было какое-то невероятное количество травм. В команде было восемь легионеров, а выпускать на лед можно только четверых. И были отрезки, когда даже четверых мы не могли выпустить из-за повреждений. И одним из легионеров был вратарь. При этом один из наших голкиперов был вынужден завершить карьеру из-за проблем с ногой. Повезло, что клуб смог заполучить Якуба Штепанека из "Северстали". В общем, это был сезон кошмаров. Полкоманды попереломалось, поднимали ребят из NLB, второй лиги, были среди них даже 16-летние пацаны. И все эти вызванные парни постоянно менялись. О каком результате могла идти речь? А к концу сезона все травмированные более-менее поправились, состав у нас был достаточно неплохой, ну и мы сразу здорово прибавили, накатив на финиш.

– В Швейцарию перебирались, чтобы перезапустить карьеру?

– Что-то вроде. В "Вашингтоне" со мной не стали подписывать контракт, хотя были мной довольны. Сказали, что нет смысла использовать меня в четвертом звене. Я, в общем-то, был с этим согласен. Но не знал, что делать. В НХЛ-то к тому моменты все команды определились с составами. Ну и поступило предложение от "Берна", где уже тогда была куча травм. Я прекрасно помнил это место по чемпионату мира-2009, где мы тоже проиграли России (смеется). Хорошее местечко, классные болельщики. Так что долго я не думал, понимая, что психологически разгружусь и вообще отдохну, если так можно сказать, в курортной стране, где у меня будет шанс провести хороший сезон. Наберусь позитивных эмоций. Так оно все и получилось.

– И почему же вы тогда решили покинуть курортную лигу, где самый долгий выезд – это, если не ошибаюсь, четыре часа автобусом, а каждую ночь ты проводишь дома?

– Я просто хотел нового вызова в карьере. Там я выиграл почти все. Мы могли с "Берном" еще и Кубок Швейцарии взять, но остановились буквально в шаге от него. Но, так или иначе, хотелось достичь еще большего и чего-то нового. Да и побывать в России, где я никогда не был, тоже хотелось. Попробовать здешний хоккей на вкус. "Авангард" был хорош в прошлом сезоне, и я подумал, что смогу придать команде импульс, чтобы она претендовала на чемпионство. Мне кажется, я все сделал правильно, и у нас есть многое для того, чтобы решать серьезные задачи. Поэтому я доволен тем, что перебрался в КХЛ.

КХЛ В КАКОЙ-ТО МЕРЕ ДАЖЕ СЛОЖНЕЕ НХЛ

– Многие хоккеисты, поигравшие и здесь, и за океаном, и в Европе, говорят, что КХЛ наиболее приближена к НХЛ не только по уровню игры, но и по остальным составляющим, в частности логистике. Длительные перелеты, непростой календарь.

– Совершенно согласен. Более того, КХЛ даже в какой-то мере даже сложнее НХЛ в этом смысле. Там ты летаешь, тебя ничто не напрягает, а тут постоянные смены часовых поясов, причем очень серьезные. Даже не представляю, какая разница во времени у Москвы с Владивостоком, а нам ведь еще в Китай лететь. Кроме того, в лиге же много разных стран. Постоянные таможни, огромные различия в еде, в культуре. У нас тут был четырехматчевый выезд, мы посетили четыре страны. Иногда от этого голова идет кругом. В НХЛ такого не встретишь. В некоторых аспектах в КХЛ приходится очень тяжело, например, найти время для сна или хорошо поесть. Ну и сама лига очень серьезная, хватает хороших игроков и хороших команд.

А тренировки – один только тренировочный лагерь чего стоил. За океаном тренируются намного меньше. Наверное, это потому, что времени на них нет. Иначе не успеваешь восстановиться. Получается на 22 игры больше, чем здесь, при столь же компактном календаре. Плюс там многие ребята играют по 20 и даже 30 минут. Тут такое редко встречается. Попробуйте отыграть 30 минут и выйти на тренировку на следующий день. Я на вас посмотрю. Поэтому там клубы заботятся больше о том, как подвести игрока в оптимальном состоянии к следующему матчу. Больше внимания на восстановление, на то, чтобы подлечивать болячки.

– Еще одна вещь, связывающая вас с Россией – тяжелая травма, полученная в столкновении с Дмитрием Куликовым. Можно ли сказать, что то повреждение разделило вашу карьеру на "до" и "после"?

– Пожалуй, так и есть. У меня тогда было четыре серьезных травмы за полтора года. Две операции. Если ты за такой период проходишь через столько всего – естественно, это отражается на тебе, на твоем теле. Да и психологически это сложно. Пытаешься побыстрее вернуться в строй, но от этого только хуже. Привыкаешь же к тому, что приезжаешь на арену в хорошем настроении, а тут тебя это только удручает. Самое плохое – у меня тогда не было возможности подготовиться к следующему сезону за лето. Поскольку приходилось тратить его на восстановление. И, конечно, я потерял на этом уйму времени. Но сейчас я в полном порядке.

– У вас Россия должна в печенках сидеть, сплошная боль. Не потому ли вы сюда приехали?

– Ха-ха. Именно поэтому (смеется).

– Не читали историю Райана Уитни о его похождениях в "Сочи" с курящими в процедурной медсестрами?

– Не читал (смеется). Но и курящих медсестер не встречал.

– Ну и как вам в России?

– Да все здорово. Команда хорошая, условия отличные, одноклубники всегда готовы чем-то помочь как на льду, так и вне льда. Это только располагает к тому, чтобы мы добились успеха.

– Ничто не шокировало?

– Знаете, все настолько нормально, что именно это меня и шокировало. Слышал же не раз какие-то истории, мол, Россия, диковатая страна. Но я ничего такого тут не заметил. И люди нормальные. Не имеющие ничего общего со стереотипами. Прекрасная страна с нормальными людьми.

– Привыкли уже к нашим необычным обычаям? Бесконечным рукопожатиям, бездумной езде?

– Пока нет. Это потребует времени (смеется). Я помню, как Владимир Тарасенко каждый день встречал меня в "Сент-Луисе" рукопожатием. Через несколько дней я не выдержал и спросил: "Что вообще происходит?" Он сказал: "Ну, у нас так в России принято". Много мелочей, которые трудно сразу воспринять. Но одноклубники помогают. Вообще, здорово расширить кругозор. Побывать в Москве, которую только на фотографиях видел. Обалденный город. Да и в Омске неплохо. В общем, мне на что жаловаться.

КАК КУЛЯШ НАFERRARIПО ОМСКУ ПЕРЕДВИГАЛСЯ?

– Не собираетесь перегнать в Омск своюFerrari599GTB?

– А я ее продал. Не очень практичная машина (смеется).

– За "Авангард" раньше играл Денис Куляш, ездивший на Ferrari 458.

– Как он на ней по Омску-то передвигался? Дороги там ого-го (смеется). Вот, наверное, дороги – то, что мне в Омске не нравится. А так – все довольно цивильно, город постоянно благоустраивают. Есть несколько хороших ресторанов. Я люблю пробовать разную еду, для хоккеиста вообще важно хорошо питаться, поэтому мне это понравилось. Арена хорошая, болельщики классные, квартира мне моя очень нравится.

– Русскую еду попробовали?

– Да, и мне понравилось. Единственная сложность – в продуктовых магазинах. Приходится снимать на телефон этикетки и переводить. Продукты сильно отличаются.

– Не боялись вообще поездки в Сибирь? Маршрут не самый обычный.

– Единственное, чего боялся – холода.

– Но вы же из Канады, там климат тоже не самый благоприятный.

– Да, но тут вроде как посуровее будет. Хотя когда приехал, на улице было +30. А сейчас уже минус. Перехода этого нет, нет как таковой осени. В Канаде все же по-другому (смеется). Тут – было лето, хлоп, и уже зима. С другой стороны, это рождает ощущение того, что вот начинается хоккейный сезон. Ощущение из детства. Стало холодно, выпал снег, и ты шуруешь на открытый каток и проводишь там кучу времени.

ЗАЧЕМ ВВОДИТЬ В КХЛ МАЛЕНЬКИЕ ПЛОЩАДКИ?

– Если сравнить уровень хоккея в Швейцарии и в России – где он выше?

– Это непросто. В первую очередь потому, что стили разные. В КХЛ хоккей больше ориентирован на оборону. Он более структурный, тут команды ищут возможность провести результативную атаку за счет продуманной комбинации. А там что-то вроде Дикого Запада, хватай шайбу, беги, бросай, много вертикальных перемещений. Защитники постоянно подключаются, встречаются атаки всей пятеркой. Наверное, там чуть более динамичная игра. А здесь хоккей более тактический, завязанный на технику.

Удивительно разнообразие, при том что площадки такого же размера. Я, пожалуй, уже привык к большому льду. Уже даже не замечаю. Более того, был тут в Канаде летом и сильно удивился тому, насколько там коробки маленькие. Знаете, мне нравится играть на большой площадке. Игра получается другой, более умной что ли. Тут бездумно не поносишься, и на партнера положиться не получится, потому что лед большой, все пространство не перекрыть, если кто-то тебя обыграл. За океаном если тебя обыграли – за спиной сразу вырастет одноклубник. Тут такого не бывает. Ну и пространство – это позволяет использовать катание и скорость на полную катушку.

– Есть мнение, что хоккей на канадских и европейских площадках – два разных вида спорта.

– Отличия велики. Знаю немало игроков НХЛ, которым пришлось бы очень тяжело на больших площадках. Но там они могут быть эффективными. Им проще добраться туда, куда они хотят. Когда я только переехал в Швейцарию, некоторое время привыкал к тому, насколько может разной плотность игры, сколько приходится кататься, и как обманчиво может быть расстояние до защитника.

– После Кубка мира много разговоров о том, что КХЛ стоит перейти на маленькие площадки. Как думаете, стоит?

– А зачем? Уже и НХЛ обсуждает возможное увеличение площадок. Плюс тут же много технических сложностей. Нужно будет менять конфигурацию арены, перестраивать трибуны. Игроки с каждым годом становятся все быстрее, сильнее и крупнее. Если уменьшить размеры льда – рано или поздно им просто не останется пространства для игры в хоккей.

СКА МОГ БЫ ИГРАТЬ В НХЛ И НЕ БЫЛ БЫ ХУДШИМ

– Среди ваших увлечений – вейкбординг. Здесь, наверное, некогда кататься?

– Я раньше им увлекался. Когда был помоложе. Теперь перешел на вейк-серфинг. В нем сложно получить травму, потому что скорость небольшая. А когда за катером на тросе катишь, да еще и прыгаешь через образуемую волну – есть риск сломаться. Чего очень не хотелось бы. Большой спорт требует определенных жертв. А больше никаких более-менее экстремальных увлечений у меня и нет.

– А в любимый вами пул играете? С одноклубниками, например?

– Нет. Бильярд тут другой: шары побольше, лузы поменьше (смеется). Я люблю проводить время с семьей и друзьями. Люблю порыбачить с отцом. Здесь это организовать сложнее, но тоже можно постараться.

– Почему, кстати, перестали обновлять твиттер?

– Да как-то времени особо на это не было. Но я постараюсь уделить этому внимание.

– На что вообще способна ваша команда?

– На многое. Мы здорово поработали над игрой в обороне. У нас отличный вратарь, все что от нас требуется – не допускать вторых шансов. И мы в этом прибавляем, постоянно и много работая именно над обороной. Может быть, маловато пока забиваем. Тут у нас есть резервы. Но и в этом направлении мы стараемся развиваться.

– Собственно, "Авангард" играет в защите "лесенкой", если по-русски, выжимаете соперника на периметр.

– Так и есть, выжимаем на борт и навязываем единоборства. Правда, стараемся прерывать атаки уже в средней зоне. Но в принципе первое, на чем мы фокусируемся – контроль шайбы. Если шайба у нас, то соперник не сможет забить. Такая игра вообще мне по душе. Я люблю, когда шайба у меня на клюшке. И чем она там чаще – тем лучше.

– Вы все время говорите о возможности достижения успеха с "Авангардом". Насколько по-вашему реально выиграть Кубок Гагарина? Вы же даже еще не до конца познакомились с лигой.

– Действительно, я еще не все команды видел. Но я понимаю, что у нас высокий потенциал. И, в конце концов, любая команда может выиграть. Все зависит от того, насколько ты готов работать на износ, пройти весь этот сложнейший путь. Насколько готовы биться друг за друга и доводить систему игры до совершенства. Далеко не всегда сильнейшие команды выигрывают Кубок Стэнли. И с "Берном" мы выиграли чемпионат Швейцарии с восьмого места. Все возможно.

– Но вы же видели состав СКА?

– Видел, конечно. Впечатляет. У них хватает хороших игроков.

– Смогли бы армейцы играть в НХЛ?

– Вполне возможно. И даже не были бы худшими, как мне кажется.