новости

Источник: Sports.ru
22 ноября

Вадим Шахрайчук: гол-фантом Мирнова "Авангарду"? Мне показалось, что Мирнов попал в дальний угол

Вадим Шахрайчук: гол-фантом Мирнова "Авангарду"? Мне показалось, что Мирнов попал в дальний угол

Источник: Sports.ru

Бывший капитан московского «Динамо», ХК МВД и «Трактора» Вадим Шахрайчук взялся строить новый этап своей карьеры. Редкий случай: как игрок он успел поиграть почти во всех российских суперклубах образца нулевых. Брал золото в Ярославле Владимира Вуйтека, в локаутный сезон-2004/05 был важным игроком чемпионского «Динамо» Владимира Крикунова, побывал в «Авангарде» и «Магнитке».

Центрфорвард с широким набором опций — выиграть вбрасывание в решающие моменты, «убить» меньшинство, затолкать с пятака, оказать силовое давление. Сейчас в КХЛ чем-то похожим на льду занимается разве что Александр Свитов.

О Шахрайчуке в России уже начали забывать, как прогремел скандал в украинской хоккейной лиге. Киевские «Дженералз» из-за невыплат зарплаты решили бастовать и пропустили ноябрьский матч против фаворита сезона – «Донбасса». Еще недавно эту команду называли одним из открытий УХЛ, а молодому тренеру Шахрайчуку не жалели комплиментов.

– У ребят недовольство копилось несколько месяцев, – Шахрайчук начал разговор сразу с сути конфликта. – Их можно понять. В прошлом сезоне «Дженералз» выступили довольно успешно и выиграли серебро чемпионата. Руководство клуба пообещало увеличить финансирование. Но уже летом стало понятно, что слова расходятся с делом. От нас ушли игроки, составлявшие костяк коллектива. Мы потеряли абсолютно всех центрофорвардов и обоих вратарей. За летние сборы кое-как слепили новую команду и успели ее обкатать. Несмотря на проблемы, сложился дружный, боеспособный коллектив. И, кстати, стартовали очень успешно, выдали пятиматчевую победную серию. Но проблемы с финансированием как были, так и остались. И главное, наверное, не в самих задержках, а в том, что мы постоянно слышали «подождите, все отдадим завтра, послезавтра». Я раз пообещал команде, что все наладится, второй, третий... Короче, я не захотел становиться таким же обманщиком, как они.

Опять пришел к владельцам «Дженералз» - так, мол и так. Или решайте вопросы, или будем расставаться. Долги передо мной и моим помощником Константином Симчуком остались еще с августа. В общем, мы подписали бумаги на увольнение, а через несколько дней состоялась та самая забастовка. Срыв матча — это, конечно, большое ЧП. Но, похоже, других вариантов игрокам не оставили.

- Я видел хайлайты матчей УХЛ. Первое впечатление — уровень мастерства у игроков вполне приличный, но вот арены – это какое-то недоразумение.

– А что удивительного? Хоккей на Украине никому долгие годы был не нужен, тем более в нынешних условиях. Счастливое исключение всего одно – «Донбасс», когда еще успел поиграть в КХЛ. Что сумели построить в свое время, там и приходится играть. В прошлом сезоне, правда, «Дженералз» договорились с киевским Дворцом спорта. Там трибуны вмещают тысяч шесть, мы постоянно собирали как минимум половину.

- У вас за плечами успешная игровая карьера. Давно решили податься в тренеры?

– Совершенно не планировал, если честно. В 2013 году доигрывал в «Соколе», думал спокойно перевести дух. Иногда заглядывал на матчи, общался с друзьями. Ну и вдруг поступило предложение от «Дженералз». Решил: ладно, давайте попробуем. А дальше проснулся азарт, стало интересно адаптировать свой опыт. Все-таки поиграл у многих действительно классных специалистов, чему-то у них научился.

- Кто-то из них перевернул ваше представление о хоккее?

– Билялетдинов. У Зинэтулы Хайдяровича нет мелочей, он просчитывает все варианты. Немногословный, зато двумя-тремя фразами умеет достучаться до игрока. Редкое качество.

Моисеев, немецкая лига, пьяные канадцы

- В Казани двадцать лет назад вы застали знаменитого советского тренера Юрия Моисеева. Про него вспоминают нечасто, и обычно – за острый язык. Он мог читать стихи на установках, цитировать философов.

– У меня другие ассоциации. Юрий Иванович из тех, кто заставлял вкалывать до изнеможения. В одном из первых сезонов в «Ак Барсе» у меня было всего два выходных дня! Зимой для запасных и травмированных он давал дополнительное занятие на открытом льду, причем сам выходил на площадку и гонял нас. Часто ставил в пример Анатолия Тарасова, брал какие-то его упражнения, добавлял в них что-то свое.

- Хоккей 90-х сейчас видится одним былинным эпосом. Правда, что команды летали на самолетах, где лавки располагались вдоль стенок? Дмитрий Ячанов как-то рассказывал такое как раз про «Ак Барс».

– Ну да, было. Кажется, несколько раз мы летали на Ан-26. Тогда мода на чартеры только зарождалась, каждый клуб выкручивался как мог. Во время полета можно было прилечь прямо на баулы с формой. Казань тогда, конечно, была не чета нынешней. Это теперь город похож на маленький Дубай. А во второй половине 90-х только-только закончились местные бандитские войны, особо смотреть там было нечего.

- Сейчас кажется удивительным, но из Казани вы перебрались в немецкую лигу, потому что она считалась более престижной. Пример чемпионата DEL тех времен до сих пор пугает президента ФХР Владислава Третьяка. В командах сплошь канадцы, никаких лимитов.

– Да, тогда лига очень сильно раскрутилась. Почему я туда поехал? Возможно, кому-то покажется смешным, но в 90-х скауты из НХЛ ни о какой Казани не слышали. В лучшем случае, они бывали в Подмосковье. А «Нюрнберг» тренировал бывший тренер сборной России Владимир Васильев. Он и подсказал идею: отыграешь у нас хороший сезон и поедешь как Серега Березин в «Торонто». Об НХЛ я мечтал, поэтому решил рискнуть. Ну и условия предложили хорошие. «Нюрнберг» сразу дал BMW и трехкомнатные апартаменты в центре города.

Еще поразил интерес к хоккею. Немцы начали строить большие дворцы — и проблем с их заполняемостью не было. Приезжаешь на арену за два часа до игры, уже видишь толпу. При этом билеты были довольно дорогие, от 15 евро. Во время матчей трибуны пели, атмосфера была сумасшедшей.

Когда мы стали серебряными призерами чемпионата, в городе устроили шикарный праздник. Мы ехали в открытых кабриолетах, а вдоль дорог стояли толпы, балконы жилых домов были забиты счастливыми людьми.

- В Нюрнберге вы и забивали, и дрались много.

– Так это канадский стиль. Многие ребята-легионеры, приехавшие в Германию, отыграли по 300 матчей в НХЛ, а то и больше. Никаких прокатов, много борьбы. А раз в тебя летят, надо отвечать. В Германии получилась такая мини-НХЛ, только на больших площадках. Кстати, тогда в DEL довольно успешно выступал и нынешний главный тренер «Магнитки» Илья Воробьев.

- В Европе игроков обычно не контролируют в плане режима. Самая смешная история?

– Сезон-1998/99, «Нюрнберг» досрочно выигрывает групповой этап Евролиги и едет на последний матч в Москву к «Динамо». Для нас он ничего не решает, а динамовцам нужна только победа. Руководство решило оставить дома несколько ведущих игроков и основного голкипера. Спонсоры клуба привезли с собой десять ящиков пива.

В Москве всю ночь перед игрой команда оттягивалась по полной. Наши канадцы в гостинице сразу подцепили каких-то девчонок. На утро половина нормально на коньках стоять не могла. Наш тренер плюнул и предложил не мучить друг друга.

- А вечером «Нюрнберг», наверное, выиграл.

– Ну да. Вратарь начал тащить и постепенно команда завелась. «Динамо» за матч бросило по воротам раз 50, всю нашу зону изрезали вдоль и поперек. А мы до их ворот доехали всего пару раз, и я одну шайбу как-то заковырял. Ничья — 1:1, дело дошло до буллитов. Мы выиграли и оставили «Динамо» без плей-офф. Это опять же к разговору об уровне той немецкой лиги. Мастерство не пропьешь, как говорится.

Полежаев, Кубок чемпионов, гол-фантом Мирнова

- Говорят, в Омск из Германии вы попали чуть ли не благодаря какой-то газетной публикации.

– Да, мне в Нюрнберг позвонил журналист Алексей Баутин. Поговорили о делах и тут он, между прочим, спрашивает: «Какие у тебя планы? Контракт заканчивается?» Тогда ведь агентский рынок только зарождался, и скоро я получил звонок от Сергея Исакова. Он-то и устроил меня в «Авангард».

- В России хоккей был, да и остается любимой игрушкой губернаторов и крупных чиновников. В Омске Леонид Полежаев, в Ярославле Анатолий Лисицын, московское «Динамо» курировал вице-мэр Валерий Шанцев. Кто из них дольше всех говорил в раздевалке?

– Выделю Полежаева и Шанцева. Они очень глубоко интересовались проблемами и жизнью хоккеистов. Но ничего необычного нам не говорили: играйте в хоккей, ни о чем больше не волнуйтесь, старайтесь, радуйте людей.

- В московском «Динамо» вы застали, возможно, самого эксцентричного президента той суперлиги Анатолия Харчука. Случалось что-то забавное с ним?

– Я вообще не знаю, откуда он взялся! Как появился на один сезон в «Динамо», так и пропал куда-то. По слухам, у него был влиятельный тесть.

Но интересно, что именно при нем «Динамо» прервало многолетнюю серию поражений в финалах Кубка чемпионов и Евролиги. К январю 2006-го у него перед командой уже накопился пятимесячный долг по зарплате. Все были на взводе, но Владимиру Крикунову удавалось найти какие-то слова, чтобы мы продолжали играть.

Финал выпало играть против финского «Кярпята». После второго периода мы ведем — 3:1, и вдруг финны меняют тактику. Пока разбирались, что к чему — 3:3, овертайм. А там уже и буллиты. После основной серии была ничья, и на нашей лавке началась легкая паника. Должен был бить Миша Грабовский — отказался, и меня на лед буквально вытолкал второй тренер Иван Александрович Кривоносов. Я решил бросать, не сближаясь с вратарем, и попал в девятку, финны свою попытку тоже реализовали. У нас опять бить некому. В общем, отправили совсем молодого Игоря Мирнова, и я ему успел крикнуть: «Бросай в тот же угол». Он попал как под копирку.

- А Харчук?

– А он куда-то пропал после награждения! Мы его поймали только на Московском вокзале, когда на поезде собирались возвращаться домой. Договорились, что премиальные от ИИХФ команда заберет себе. Это были швейцарские франки, сумма даже по тем временам скромная. Лидерам команды, помню, дали по шесть тысяч. По сравнению с тем, что получили за победу в таком же турнире «Авангард» и «Ак Барс», – мелочь.

- Вы вспомнили Игоря Мирнова. Незадолго до этого его гол в плей-офф в ворота «Авангарда» стал одним из главных скандалов суперлиги начала нулевых.

Гол-фантом?

- Да. Так он был или нет?

– Я видел тот эпизод со скамейки запасных, и мне показалось, что Мирнов попал в дальний угол.Тогда ведь видеотехника была на порядок хуже нынешней. Можно было крутить запись туда-сюда, и каждый видел то, что хотел увидеть. В Омске несколько дней демонстрировали ролик, где шайба не пересекает линию, нам показывали другой ракурс — и гол там вроде бы просматривался.

- А то «Динамо» времен локаута часто вспоминаете?

– Конкуренция была ого-го какая. Леша Терещенко, будущий центр сборной, не мог выбраться из пятого-шестого звена. Но это все-таки не главное. Там как ни банально звучит, был создан очень крепкий коллектив, который опирался как раз на динамовских воспитанников. На контрасте, конечно, есть пример «Ак Барса» с Ильей Ковальчуком, Винсентом Лекаваллье, Брэдом Ричардсом, Дэни Хитли, Николаем Хабибулиным. Да что ни имя — сумасшедший игрок. Но между собой они так и не разобрались.

Назаров, магнитогорский сервис, планы

- В КХЛ вы успели поиграть у Андрея Назарова, который тогда начинал свою тренерскую карьеру.

– С ним получилась забавная история. Как-то разговорились после тренировки про дальнейшие планы. «Звонили из Омска, интересовались тобой, – говорит. – Мы решили тебя не отдавать». А через пять дней меня отправляют в Магнитогорск в обмен на Равиля Гусманова.

- Обиделись?

– Да ладно, посмеялся. Меня же отдали в хороший клуб, поработал с Валерием Белоусовым. Сервис в клубе шикарный. Перед выездом бросаешь форму в баул, едешь в аэропорт. А на следующий день у тебя в шкафичке отутюженный, чистенький комплект. Там всего одно неприятное воспоминание. Проигранный финал Лиги чемпионов против «Цюриха», когда все были уверены, что мы спокойно победим.

- На закате карьеры вы еще заглянули в Словакию.

– Да, позвали в «Зволен». Словацкая лига только на первый взгляд кажется простой. На самом деле, если зазеваешься, снесут. Много молодежи, почти все мечтают об НХЛ. Техника, скорость, силовая борьба. Полезно было съездить посмотреть.

- Около двадцати лет на высшем уровне – оглядываясь назад, довольны?

– Да, наигрался вдоволь. Есть что вспомнить, получил достаточно трофеев. В сборной Украины застал период расцвета, выступил на десяти чемпионатах мира в группе «А», даже на Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити получилось съездить. Тогда мы вполне могли помешать белорусам выйти из группы, и не было бы у них того матча со шведами со знаменитым голом Владимира Копатя (на Играх-2002 белорусы обыграли шведов в 1/4 финала – 4:3). Но мы им проиграли — 0:1, это было жутко обидно.

- На Украине сейчас тренируют многие известные в прошлом игроки. Анатолий Степанищев в «Донбассе», Константин Буценко в «Белом барсе». Вас уже куда-то зовут?

– Поживем-увидим. Приятно, что нашу с Константином Симчуком совместную работу в «Дженералз» оценили. Мы единомышленники, у нас сложился удачный тандем. Можно сказать, говорим на одном хоккейном языке. Если появятся предложения, готовы рассматривать. Пока есть время, я подтягиваю английский язык, просматриваю много матчей НХЛ, КХЛ.

В России, что бы ни говорили, работает система подготовки резерва. Очень много талантливой молодежи, которой в поисках работы приходится уезжать даже на Украину. В «Дженералз» у меня играли трое омичей и оставили хорошее впечатление. Если они продолжат много работать, то скоро пойдут на повышение.