новости

22 декабря

В. Юрзинов: в Лейк-Плэсиде нас поселили… в тюрьме

В. Юрзинов: в Лейк-Плэсиде нас поселили… в тюрьме

Невероятное «Чудо на льду» в олимпийском Лейк-Плэсиде-80. И курс реабилитации на родине хоккея: 8:1 в финале Кубка Канады-81! Расцвет эпохи Виктора Тихонова и непобедимой «Красной машины». В интервью «Советскому спорту» знаменитый тренер Владимир Юрзинов вспоминает о самых ярких моментах десятилетия.

«МОЛОДОЙ ЕЩЕ, РАБОТАЙ…»

– Знаете, все, что в моей карьере происходило – случайно, – рассказывает патриарх нашего тренерского корпуса. – Я ведь случайно уехал в Финляндию в 1972 году. Туда должен был отправиться другой игрок – он уже обо всем договорился. Я же рассчитывал остаться в родном «Динамо» помощником Аркадия Чернышева. Но… Два года я отработал в Финляндии главным тренером клуба «Коо Вее». После ЧМ-1974 вдруг раздался звонок из Москвы. «Тебя хочет видеть в помощниках новый тренер сборной Борис Кулагин, – сообщил начальник Управления спортигр Валентин Сыч. – Хватит тебе мариноваться за границей, возвращайся».

– … А через три года сборную возглавил Виктор Тихонов…
– Мы проиграли два чемпионата мира подряд. Кулагина освободили. Вместе с ним ушел Константин Локтев. А меня оставили. Сыч сказал: «Молодой еще, работай».

– Это Тихонов поддержал вашу кандидатуру?
– Знаете, мы с ним познакомились еще в московском «Динамо». Он заканчивал карьеру, потом помогал Чернышеву, оставался на хозяйстве, когда Аркадий Иванович отлучался в сборную. Характер у Виктора несгибаемый, преданность хоккею потрясающая. В бытность игроком ВВС он любил поймать на «мельницу» самого Боброва, тому это не нравилось, и Виктору доставалось клюшкой по спине. Я же был в «Динамо» этакий король-пижон, капитан команды – ныл, мол, зачем мы столько бегаем? Поныл порядочно. Думаю, Тихонов не забыл этого «нытика»…

В сборной Виктор ни разу не намекнул, что я его помощник. Работали мы на равных, хотя решения принимал, конечно, он…

– В декабре 1977-го сборная СССР с треском проиграла на турнире Приз «Известий» чехам – 3:8, и последовали оргвыводы…
– Проиграли мы в субботу, а в воскресенье Виктора прямо из Лужников увезли на Лубянку к Юрию Андропову. Он тогда курировал в стране хоккей.

– Тихонов вернулся испуганным?
– Наоборот, повеселевшим. Рассказал, что беседовали спокойно, без напряжения. Юрий Владимирович сказал, что народ недоволен. Но спросил, чем помочь. Виктор ответил, что даже к лучшему, что сейчас проиграли. В Праге будет легче.

– Было легче?
– Тяжелее. У чехов команда была чемпионская, заматеревшая. Холечек, Махач хотели победить и красиво завершить карьеру. Но не получилось. Мы помешали…

– Тот последний решающий матч вспоминаете?
– Все очень устали. Было много больных и травмированных. Сергей Капустин вышел с высокой температурой, играть не мог, но и виду не подавал. У Валерия Васильева прямо на лавке сердце прихватило. Нам нужна была победа в две шайбы. И мы ее добились. Золотой гол организовали мои динамовцы – братья Голиковы.

Едва вернулись в Москву и узнали, что всю команду представили к государственным наградам. Нам с Виктором дали орден Трудового Красного Знамени.

«НА ОЛИМПИАДЕ-80 ТИХОНОВУ ПОМЕШАЛА АНГИНА»

– В феврале 1979 года капитан сборной Борис Михайлов на льду «Мэдисон Сквер Гарден» заявил в телекамеру: «Теперь номер один в мире – мы!»
– Это Кубок Вызова, который за океаном и не вспоминают. Будто и не было трех матчей между сборными СССР и НХЛ. В первом нас смяли, Виктор был очень недоволен, часа два разбирали ошибки. Претензии были в основном к лидерам, опытным мастерам. А в третьем матче лучше играли уже мы. Хотя не было Харламова, Фетисова, Мальцева, Третьяка…

– Как узнали, что ворота будет защищать Владимир Мышкин?
– Утром на раскатке Виктор спокойно сказал: «В воротах Мышкин…» Я подумал, что ослышался. Сделал круг и переспросил: «Кто в воротах?» – «Мышкин», – повторил Тихонов.

Потом ребята признались, что настолько устали, что даже не отреагировали на замену вратаря. Только потом удивились. Мы переигрывали соперников. 6:0! Как же все изменилось за три дня!

– В олимпийский Лейк-Плэсид вы ехали безоговорочными фаворитами. Что помешало выиграть?
– Как там американцы назвали свою сенсационную победу – «Чудо на льду»? Именно! В Лейк-Плэсиде творилась кутерьма. Нас поселили в тюрьме. Мы с Виктором жили в VIP-камере, без нар. Тихонов заболел ангиной. Он, холерик, тяжело это переносил. Дней пять ходил сам не свой.

– Американцы вели себя нагло?
– Игроки – нет, нормально. А трибуны охватила истерия. Много провокационных плакатов, вспоминали ввод наших войск в Афганистан.

– Почему Тихонов заменил в последней секунде первого периода Третьяка?
– Не могу даже сейчас объяснить. Виктор болел и плохо реагировал на происходящее.

– В американском фильме «Чудо на льду» позабавила сцена, как Тихонов, встретившись в олимпийской деревне с их тренером Хербом Бруксом, не поздоровался и тем самым еще сильнее мотивировал хозяев.
– Американцы любят сказки… Но фильм патриотический, объединил людей.

«ХАРЛАМОВА ХОТЕЛИ ПОБЕРЕЧЬ»

– Реванша пришлось ждать до сентября 1981 года. Тот победный для нас Кубок Канады за океаном тоже забыли?
– Они помнят только те турниры, на которых побеждали. На Кубке Канады наша команда шла по нарастающей. Начали натужно – ничья с чехами. Толчком стало поражение от канадцев 3:7. После двух периодов было 2:2, а потом мы пропустили пять шайб подряд. Дали отдохнуть Третьяку. В полуфинале с чехами играла уже совсем другая команда – мощная, уверенная в своих силах.

– Как вы справлялись в финале с Уэйном Гретцки?
– Он не был для нас загадкой. Европейский игрок, конечно, большой мастер. Да, мы репетировали ситуацию, когда он получал шайбу за воротами, старались не пускать его туда, блокировали игрока, накатывающегося под его передачу. Нам отчасти повезло. В матче со шведами сломал ногу мощный Перро, партнер Гретцки в этой связке, столкнувшись с ним за воротами.

– Почему не поехал на Кубок Канады Валерий Харламов?
– Не думаю, что Виктор просто так не взял его. Мне рассказывали, что Валера летом в Италии в матче Кубка европейских чемпионов попал под силовой прием финна Рихиранты. Харламов ходил сам не свой. Видно, получил сильное сотрясение мозга. Поэтому решили поберечь его, сохранить для хоккея…

Вернувшись в Москву, команда из аэропорта отправилась на могилу Харламова. Победу посвятили ему.

«КОЖЕВНИКОВ НАКАЗАЛ САМОУВЕРЕННЫХ ЧЕХОВ»

– Кубок Канады – это престижно, но Олимпийские игры стоят особняком. Полностью реабилитироваться сборной удалось лишь в Сараево-84.
– Тяжелый получился турнир. Вроде бы всех побеждали, а играли как-то натужно, без блеска. Виктор взял в Сараево Кожевникова, буквально с больничной койки. Верил, что он может забить нелогичный гол. И Саша забросил шайбу в ворота чехов.

А вели они себя самоуверенно. Какие-то кепки даже выпустили – «Мы – олимпийские чемпионы». Видно, так настраивали себя на решающий матч. Но в первом периоде Кожевников разрушил их планы. Мы победили 2:0 и стали чемпионами. Правда, особых торжеств по этому поводу не устраивали. Во время Олимпиады умер генсек партии Юрий Андропов и страна погрузилась в траур.

– Костяк той золотой команды составляли армейцы. Как вы боролись с базовым клубом сборной?
– Я тогда уже работал в Риге, а ЦСКА в том чемпионате выиграл 43 матча из 44-х. Вот так и боролись… Но во второй половине 70-х в моем «Динамо» было немало сильных игроков, иногда мы армейцев побеждали. Особенно запомнился финал Кубка СССР 1976 года. Играли во Дворце спорта ЦСКА. У них вышли десять олимпийских чемпионов, а у «Динамо» получили травмы пять ведущих игроков, в том числе Васильев и Мальцев. Но мы победили. Вопреки всему! Осчастливил нас в овертайме молодой Зинэтула Билялетдинов.

Как же ему ребята были благодарны, получив ключи от квартир и машин…