новости

25 декабря

Федор Канарейкин: "Бог спас "Авангард" от беды. Но давайте разберемся!"

Главный тренер «Авангарда» Федор Канарейкин, дисквалифицированный на матч с «Трактором», обратился в редакцию «Советского спорта».

Главный тренер «Авангарда» Федор Канарейкин, дисквалифицированный на матч с «Трактором», обратился в редакцию «Советского спорта».

Предыстория такова, что главный тренер «Авангарда» Федор Канарейкин был дисквалифицирован на одну игру после матча против минского «Динамо» (0:1). Спортивно-дисциплинарный комитет КХЛ в связи с обращением комиссии по экспертной оценке судейства матчей рассмотрел эпизоды игр, состоявшихся 23 декабря.

«На основании представленных материалов принято решение оставить без изменений наложенное на главного тренера ХК «Авангард» Федора Канарейкина наказание по правилу 551 (Оскорбление судей и неспортивное поведение со стороны представителей команды) – дисциплинарный до конца игры штраф (20 мин) – и согласно статье 26 дисциплинарного регламента КХЛ дисквалифицировать его на один матч и подвергнуть денежному штрафу».

Поэтому Федор Канарейкин на матч против «Трактора» не вышел, но «Авангард» все равно победил (3:1).

А теперь сама история. Вот монолог Федора Канарейкина.

«Давайте затронем тему, почему я оказался вне игры.

Большие требования предъявляются к хоккеистам, к тренерскому штабу. Матчи идут напряженные. И вот хочу разобраться, почему я получил эту дисквалификацию.

Во-первых, был момент на площадке, когда мы играли «5 на 4». И это видео мы послали в КХЛ. Там было пять игроков, это видно. Два хоккеиста еще менялись. Может, там даже семь игроков было на площадке. И этот момент был основополагающим в развитии матча.

Судья это видел, он стоял на борту. Хотел среагировать, но что-то ему не дало. Или его понимание игры, или я не знаю, что.

Второй главный судья выкатывался из зоны нашей атаки. Он тоже видел этот момент. Но должен был реагировать лайнсмен.

На остановке времени было 3.40. Если правильно эту ситуацию разобрать, то мы 80 секунд должны были играть «5 на 3», а в дальнейшем – «5 на 4». Этого не произошло.

Во-вторых, тут же последовал эпизод, когда Дэвида Бута, убежавшего один в ноль, догоняющий защитник бьет в спину и шею за метр до борта по завершении эпизода. То есть сознательно идет на нанесение травмы. Это тоже все выложено, можно посмотреть.

Бута и весь «Авангард» от беды отвел Господь Бог. Большое счастье, что наш игрок не сломался.

Итак, матч закончен, удален тренер. Вдогонку идет разбирательство этих моментов. Приходит вердикт. Тому игроку, который бил Бута, выписывается «5+20». Это значит, что мы еще пять минут должны были играть в большинстве. Я считаю, эти моменты стали бы ключевыми в матче и могли повлиять на счет в нашу сторону.

Я хочу заострить внимание на том, что люди, которые работают на площадке и определяют ситуацию, должны четко отвечать за свои действия. На кону – победа в матче, здоровье игроков, которые могут заработать травмы. После этой игры Владимир Соботка получил сотрясение мозга от Мэтта Эллисона.

Мы потеряли Валентина Пьянова, бурно прогрессирующего и стучащегося в двери сборной. Мы чудом не потеряли Дэвида Бута. А помните эпизод с Евгением Медведевым, когда тот же Эллисон в первом периоде ввез его в борт, разбив бровь? Потом нашему игроку накладывали швы.

Мы не просим ничего. Мы хотим играть в хоккей. И должна быть четкая линия от судей. Надо понимать, что они делают на поле.

Знаете, в моей практике это впервые, чтобы меня удалили с площадки. Я не выдержал того, что судья видел момент и не среагировал. Помню, когда я работал в «Атланте». Мы играли против «Северстали» важнейший матч. Тогда еще за «Северсталь» выступал Страка. Был момент, когда он на метр не вышел из зоны. А другой хоккеист «Северстали» влетел в зону и забросил нам решающий гол.

Главным арбитром тогда был Поляков, а на линии работал тот, кого даже озвучивать не хочу. Сейчас он – главный судья. Он после матча пришел ко мне в раздевалку и попросил его простить.

А кто простит нас? Команду, тренера. Мы все работаем под задачу. Я потерял в последнем матче трех игроков. Пьянов сегодня на операции в Германии. Я потерял Илью Дервука, которому засадили в колено.

Хоккей – жесткая мужская игра. И если надо, можно помахать кулаками, выплеснуть эмоции. Я – за.

Но против того, чтобы люди из одного цеха просто выбивали коллег. Так, что хоккеист травмировался на полгода, а может, и вся его карьера вставала бы под вопрос. Я против этого.

Мы перевалили за экватор чемпионата. И вот эти моменты стоит подработать. Впереди плей-офф.

Слушайте, ошибаются все. Бывают ошибки, которые приводят к увечью игроков. Или вот к дисквалификации тренеров и штрафным санкциям, которые мы должны оплачивать из своего контракта. Может, судейской бригаде на площадке стоит разделить вину за эти ошибки, которые определяются уже после игры? Может, стоит нести такую же материальную ответственность? А то ведь наказывают только тренеров и игроков.

Вот потеря Дервука на полгода, его лечение – это ведь деньги «Авангарда». Другие травмы – тоже. Мы за это платим.

Теперь Соботку потеряли. А на кого ходят люди? На имена. Давайте травмируем Мозякина, Зарипова. Давайте уберем Ковальчука и Дацюка. На кого тогда смотреть?

Очень уважаю журналистов. Они говорят: «Иногда в КХЛ играют в унылый хоккей». Но ведь 60 матчей в чемпионате, не каждую встречу сыграешь весело. Люди терпят, бьются. Но главное – давайте обойдемся без унылости со стороны, когда пропускаются очевидные ошибки.

КХЛ – орган ответственный, государственный. Накладывает штраф в 300 тысяч рублей на тренеров за критику судейского корпуса. Подчеркиваю, что я не критикую. Я призываю к диалогу. Давайте что-то делать. Мы ведь хотим сохранить хоккей, зрелищность. Но в то же время эта тема злободневна для всех тренеров. Наша судьба на кону. Мы ведь тоже под контрактом, с нас серьезно спрашивают.

И напоследок замечу. Мы отпускаем арбитра Вячеслава Буланова в Чехию. Не хочу лезть в интриги. Но это опытный судья. А меня удаляет Мартин Фране из Чехии, чьей квалификации я не знаю.

Я не только за себя ратую. Но перед решающими матчами плей-офф давайте разберемся и сделаем так, чтобы все мы – игроки, тренеры, арбитры, лига – работали лучше. Потому что мы в хоккейной семье делаем одно общее дело».

Павел ЛЫСЕНКОВ, Советский спорт