новости

Источник: Контакт-Спорт
31 марта

М. Панин: в команде у нас тогда такие мастера были, как Александр Тычкин, Володя Шепелин, Александр Селиванов

М. Панин: в команде у нас тогда такие мастера были, как Александр Тычкин, Володя Шепелин, Александр Селиванов

Источник: Контакт-Спорт

Знаменитый воспитанник усть-каменогорского хоккея Михаил Панин о прошлом, настоящем и будущем

Равиль Гатаулин, Борис Александров, Михаил Панин... Что связывает этих хоккеистов, кроме того, что все они являются воспитанниками усть-каменогорского хоккея и добились больших успехов в ледовой игре?

Во-первых, все они дебютировали в основном составе «Торпедо» в юном возрасте. Во-вторых, каждый из них начинал играть под 14-м номером. Который достался сначала Равилю Гатаулину от Виктора Величкина, одного из знаковых игроков «Торпедо» на рубеже 60-70-х годов прошлого столетия. Затем настал черед Бориса Александрова, Михаила Панина...

Получается, этот игровой номер оказался фартовым для вышеперечисленных хоккеистов и стал своеобразным пропуском в большой хоккей. Так ли это? Об этом я и спросил у Михаила ПАНИНА, который приезжал в Усть-Каменогорск вместе с командой питерского «Динамо» на четвертьфинальные матчи Кубка Братины.

- Не знаю. Честно говоря, я не задумывался об этом, - говорит Михаил Викторович. - Почему взял 14-й номер? В начале 70-х в мировом футболе тон задавала голландская сборная во главе с великим Йоханом Круиффом, который играл под этим номером. Вот мы со старшим братом Владимиром и взяли себе эти номера. Он в футболе, я - в хоккее.

- Нынче какими судьбами оказались в Усть-Каменогорске?

- Прилетел чартерным рейсом из Петербурга вместе с ХК «Динамо» на игры четвертьфинала с «Торпедо». Посмотреть на усть-каменогорский хоккей, и заодно навестить маму, многочисленных родственников.

- С этим клубом у вас «особые» отношения?

- Я работаю в системе «Динамо», старшим тренером в ДЮСШ. В основном занимаюсь селекционной работой.

- До этого когда последний раз были в Усть-Каменогорске?

- Когда работал в «Барысе», в 2008 году. После этого больше не получалось.

- Город сильно изменился?

- В той части, где прошло мое детство (ул. Достоевского, 17), я не заметил больших изменений. Разве что, во дворах стало тесно из-за застроек, раньше было посвободнее. Были спортивные площадки, где взрослые нам заливали лед. Именно там мы и начинали играть в хоккей.

- И как же все это было?

- Поначалу прямо перед домом на утоптанном снегу, кто в ботинках, кто в валенках, пытались играть в хоккей. Коньков-то ни у кого не было. А когда стали заливать лед, мы с братом там днем и ночью пропадали.

- Коньки когда впервые примерили?

- Лет семь, наверное, мне было. У одного из сверстников взял попробовать покататься на его «дутах». Получилось все на удивление легко - встал и поехал. Правда, приходилось делать «вставки» из валенок, чтобы стопа не гнулась. Помню, раза три-четыре покатался и мы с соседом Юрой Трухиным пошли записываться в хоккейную секцию.

- Как проходил отбор на хоккей в те годы?

- Нам предложили подвижные игры, в футбол сыграли, потом вышли на лед, покатались. Я был достаточно резким и шустрым мальчишкой. Наверное, этим и приглянулся тренеру Владимиру Григорьевичу Решетникову. И меня взяли в группу на год старше - 1960 г.р. С этого все и началось.

- А старший брат решил выбрать футбол. Почему? Обычно в семьях занимаются каким-то одним видом спорта.

- Он тоже сначала со своим годом (1958) записался в хоккейную секцию. Занятия проходили на открытой коробке на стадионе «Алтай». Несколько раз сходил, обморозился и решил бросить. А летом основательно переключился на футбол. Хорошая у них была команда - Нагайцев, Подойников, Филатов...

- Во Дворце спорта в перерывах первого матча с «Динамо» вы постоянно с кем-то общались. Приятно, что спустя много лет люди узнают, подходят, здороваются?

- Конечно, приятно. Это же хоккейный мир. От этого никуда не деться. И я должен отвечать на приветствия, даже если, извиняюсь, кого-то и не вспомнил. Хотя я физиономист, но прошло столько лет... Я здесь редкий гость, поэтому в этом нет ничего удивительного.

- Были и такие, кого не узнали?

- Да. Но вот Юру Лукьянова я сразу узнал, он почти не изменился. Соколова Андрея здесь видел, тоже приехал мать попроведать.

- А ребята из хоккейного детства встречались?

- Я приехал инкогнито, мало кто знал об этом.

- Не было желания организовать встречу одноклассников?

- Срывать кого-то с места, отвлекать от дел не хотелось. Слышал, что многие за городом живут, у всех свои планы, заботы. Видел только родных. И еще. Кажется, Серега Рюмин был вчера во Дворце. Но то ли он меня не узнал, то ли я его.

- Вы дебютировали в основном составе «Торпеде» в 16-летнем возрасте. Помните свой первый матч за команду мастеров?

- Конечно. 1977-й год. Вторая лига, играли дома против карагандинского «Строителя» и мне удалось забросить первую шайбу за «Торпедо». В команде у нас тогда такие мастера были, как Александр Тычкин, Володя Шепелин, Александр Селиванов, Сергей Войтов, Александр Дулин. Тренером Валерий Константинович Польшаков. Он меня и пригласил в команду.

- Три сезона вы провели в «Торпедо», а ваша тройка (Варнавский - Панин - Лимарев) стала грозой всех команд в конце 70-х.

- Мы с детских лет играли в таком сочетании у Владимира Григорьевича, хорошо понимали и дополняли на льду друг друга. И надо обязательно упомянуть наших защитников - Вадима Туникова и Алексея Бевза, которые цементировали игру всего состава и без которых мы бы не забивали столько шайб. Леша Бевз, помимо всего прочего, еще был очень крепким парнем, всегда давал отпор грубиянам, которых во второй лиге всегда хватало.

Для справки, которую любезно предоставил статистик хоккея и футбола Виктор Боженов. В сезоне 1978-79 гг. «молодежный» состав «Торпедо» забросил в общей сложности 51 шайбу (Варнавский - 18, Панин - 17 и Лимарев - 16). Через год они уступили по результативности только лидерам команды (Кузнецов - Могильников - Стрельчук). А «Торпедо» под руководством старшего тренера Валентина Григорьева вернулось в первую лигу.

- По окончании сезона 1979-80 гг. вы оказались в ЦСКА.

- Я с 16-ти лет играл за юниорскую, а затем и молодежную сборные СССР, часто бывал в Москве на сборах, выезжал на различные турниры, чемпионаты мира и Европы. Можно сказать, был на виду. Звали в Киев, где предлагали отличные условия для всей семьи. Но мне хотелось играть в одной из сильнейших команд Союза. В итоге я оказался в ЦСКА.

- Как приняли в звездном армейском коллективе новичка?

- Нормально. То поколение игроков было воспитано на других ценностях, никакого высокомерия и «звездности» в повседневной жизни не проявляло.

- Со многими великими мастерами удалось поиграть в ЦСКА. Но особняком в этом списке стоит Валерий Харламов, для которого вы с Александром Лобановым стали последними партнерами. Каким он вам запомнился?

- В 1981 году мы сыграли в таком сочетании в финале Кубка Европейских чемпионов. В ЦСКА тогда шла перестройка. Кто-то травмировался, другие заканчивали карьеру, составы постоянно менялись. До этого моими партнерами по звену были Дроздецкий и Лобанов. Валерий Борисович был великим человеком, очень доступным для всех, доброжелательным. Такой же, как и Владимир Викулов. Тоже кумир нашего детства. Играя вместе с Викуловым, Борис Александров стал большим мастером. На уровне мировых стандартов. С Валерием Борисовичем мы родились с разницей в один день. У меня день рождения 15 января, а у него - 14-го.

- Вне хоккейной площадки приходилось общаться с Харламовым?

- Отыграли, он на машину сел и уехал. Как и все другие «сборники». А мы, молодые, пешком до базы на Ленинградском проспекте. Даже если где-то встретишь их, в ресторане, например, всегда приглашали за свой стол поужинать. Предлагали довезти до дома, но мы всегда отказывались, мол, сами доберемся.

- Все у тебя складывалось, как нельзя лучше - «Торпедо», сборная СССР, ЦСКА... И вдруг через три года пришлось уйти из ЦСКА. Что случилось?

- Меня из ЦСКА никто не выгонял. Я уже получил ордер на однокомнатную квартиру на «Соколе», где раньше жил Алексей Касатонов. Ничто не предвещало такого поворота в моей карьере. А случилось вот что. Летом я сдавал госэкзамены в УК пединституте. Был весь на нервах, не досыпал, никакого режима и в результате приехал на сборы совершенно не готовым. Это же уровень сборной СССР, требования очень серьезные. Там тебя принимают сразу «с корабля на бал». Окунулся в «предсезоннку» и понял, что мои физические кондиции близки к минимальным. Кардиограмма вообще зашкаливала. Работать дальше в таком режиме я бы не смог. Еще месяц таких сверхнагрузок и, скорее всего, пришлось бы заканчивать со спортом. Я честно об этом сказал Юрию Ивановичу Моисееву (помощник В. Тихонова - прим. В.А.) и попросил отправить меня в другую команду. Так я оказался в питерском СКА. Целый год мне не разрешали играть, занимался только своим здоровьем, восстанавливался на базе.

- Второй сезон в СКА получился более удачным?

- В Москву меня не вернули, и я остался в СКА. Сезон сложился неплохо. Хотя не было постоянных партнеров. Я играл, как Александр Николаевич Мальцев, то с одними партнерами, то с другими. То в центре, то на флангах. Борис Петрович Михайлов меня в разных сочетаниях использовал и на разных позициях. В тот год познакомился со своей будущей женой. Уже другие мысли были, другие планы.

- В ЦСКА обратной дороги не было?

- Почему же? Когда мы обыграли ЦСКА 3:1 в последнем туре, молодых ребят из Питера - Белошейкина, Гусарова пригласили в ЦСКА. Меня тоже хотели вернуть. Но я сам отказался. Еще отыграл один сезон за СКА. После чего был долгий разговор лично с Виктором Васильевичем Тихоновым на предмет возвращения в ЦСКА. Я сомневался, долго тянул с ответом. В итоге так и не вернулся в Москву.

- Сейчас не жалеете об этом?

- Наверное, нет. Хотя, если бы я тогда согласился, то, возможно, достиг бы чего-то большего.

- В дальнейшей карьере был еще один сезон в «Крыльях Советов», возвращение в СКА и «командировка» в немецкую бундеслигу...

- Когда я вернулся в СКА, от той команды, которая взяла «бронзу» чемпионата СССР в 1987 году, ничего не осталось. Пришли новые люди, новый тренер Геннадий Цыганков и я, отыграв игр 13, уехал в Германию.

- В те годы занавес приоткрылся, и многие хоккеисты рискнули податься в НХЛ. Вы такой вариант не рассматривали?

- Я поехал в клуб германской бундеслиги «Вайс-Вассер-Динамо». Это серьезный уровень. А в НХЛ... К переезду за океан должны быть предпосылки. Надо было «засветиться» на международном уровне. А это только на базе сборной можно было сделать. Поэтому без вариантов. В НХЛ в то время уехали такие игроки, как Фетисов, Крутов, Ларионов, Макаров...

- В Германии надолго задержались?

- Первый сезон отыграл в бундеслиге, потом была тяжелая травма ключицы. Долгое восстановление и еще три года провел в низших лигах. Там и начал тренерскую карьеру в 1994 году. Через два года вернулся в Питер и вошел в тренерский штаб «Ижорца», где отработал пять лет.

- Под какие задачи вас приглашали в «Барыс»?

- Задача была из первой лиги перейти в высшую. А из высшей уже была перспектива шагнуть еще дальше.

- Какие впечатления остались от работы в Астане?

- Неплохие. Всякое случалось, конечно. У меня были хорошие, рабочие отношения с руководителем «Барыса» того времени. Я благодарен, что меня пригласили, попытались вовлечь в эту систему. Но, к сожалению, не все получилось с обеих сторон.

- Что было после «Барыса»?

- Вернулся в Питер. Началась новая жизнь. Занимался индивидуальной деятельностью, был свой хоккейный класс, своя школа.

- Даже где-то преподавали?

- Нет. Я был на преподавательской должности в университете - осуществлял контроль за студенческими хоккейными командами.

- Матчи питерского СКА посещаете регулярно?

- Если есть возможность, то да.

- Приходите на матчи, как рядовой болельщик, билет покупаете?

- Нет, билеты я не покупаю. Звоню кому-нибудь из представителей армейской команды, и они помогают решить этот вопрос. В этом плане в Питере к ветеранам хоккея относятся с уважением.

- Как оцениваете шансы СКА в борьбе за Кубок Гагарина?

- Шансы самые большие.

- Почему Питер, а не Москва стал местом ПМЖ?

- Это тихая гавань. Когда пришло время переосмысливать многие вещи, особенно после ухода из ЦСКА и после встречи со своей будущей женой, многое изменилось в моем сознании. И уже стал задумываться о том, где бросить якорь. Выбрал Питер.

- Мать осталась в Усть-Каменогорске, а оба сына живут в Питере. Почему она не с вами?

- Ей уже 80 лет. Не захотела никуда уезжать. Это волевая, мощная женщина в плане характера. Сама приняла такое решение.

- Чем брат Владимир сейчас занимается?

- Он уже пенсионер.

- Несколько слов о своей семье.

- Сыну 30 лет. Играл в хоккей, но из-за травмы рано закончил. Сейчас тоже связан с хоккеем, но больше преподавательской деятельностью. Жена домохозяйка.

- И напоследок небольшая ретро-зарисовка. Весна 1973-го. Финал «Золотой шайбы» в Усть-Каменогорске. Наша «Снежинка» становится третьей в Союзе. Приезжают Тарасов, Фирсов и проводят мастер-класс для местных мальчишек во Дворце спорта. Всякие «тарасовские» штучки вам предлагали исполнить. И в конце тренировки Анатолий Владимирович Тарасов лично похвалил и отметил Мишу Панина. Каково это было - получить похвалу от мэтра?

- Это был очень серьезный момент в период моего взросления, становления. И огромный стимул двигаться дальше, совершенствоваться в хоккее.

- Чем вы приглянулись ему, интересно?

- Я уже был достаточно технически подготовлен, как мне кажется. Катался неплохо. Когда Анатолий Фирсов показывал свой знаменитый финт «клюшка - конек», я его исполнил несколько по-другому, как это делал Валерий Харламов. Потом он (Фирсов - прим. В.А.) встал в ворота, а мы буллиты исполняли. Я забил, радости не было предела. Анатолий Владимирович комментировал все происходящее с микрофоном из-за бортика. Ну и знаменитый щелчок Фирсова мы увидели. Все это осталось в памяти на всю жизнь. Жаль, что тогда никто не заснял это на кинопленку.

НАША СПРАВКА

Михаил Викторович Панин (15 января 1961, Усть-Каменогорск) - советский хоккеист, мастер спорта СССР международного класса; российский хоккейный тренер.

Воспитанник усть-каменогорского хоккея.

Выступал за команды:

«Торпедо» (Усть-Каменогорск) - 1977 -1980 гг.

ЦСКА (Москва) - 1980 - 1983 гг.

СКА (Ленинград) - 1983 - 1988, 1990-1991 гг.

«Крылья Советов» (Москва) - 1988 - 1989 гг.

Несколько сезонов играл за различные команды первой и второй бундеслиги Германии

Выступал за юношеские и молодежные сборные СССР с шестнадцати лет.

В 1978 году на чемпионате Европы по хоккею среди юниорских команд, проходившем в финских городах Хельсинки и Вантаа, в составе сборной СССР становится обладателем серебряной медали.

В 1979 году на чемпионате Европы по хоккею среди юниорских команд в польских городах Тыхы и Катовице, где сборная СССР довольствовалась бронзой, был включен в символическую сборную турнира.

В 1980 году на чемпионате мира по хоккею среди молодёжных команд, вновь проходившем в финских городах Хельсинки и Вантаа, становится в составе сборной СССР обладателем золотой медали. Среди товарищей по команде: Владимир Крутов, Игорь Ларионов, Сергей Светлов.

В 1981 году на чемпионате мира по хоккею среди молодёжных команд, проходившем в ФРГ, в составе сборной СССР становится обладателем бронзовой медали.

В 1981 году в составе ЦСКА становится обладателем Кубка Европейских чемпионов, выступая на этом турнире в одной тройке с Валерием Харламовым и Александром Лобановым.

В составе ЦСКА Михаил Панин дважды становился чемпионом СССР в сезонах 1980/81 и 1981/82 годов.

В составе ленинградского СКА становится бронзовым призёром в сезоне 1986/87 годов.

Перейдя в московские "Крылья Советов", завоевывает бронзовую медаль чемпионата СССР в сезоне 1988/89 годов и Кубок Лиги 1989 года.

Последние годы карьеры игрока Михаил Панин провел в германских клубах бундеслиги и командах второго дивизиона.

* * *

КОМАНДА МОЛОДОСТИ НАШЕЙ...

Состав команды «Торпедо» 1960 г.р. Тренер - В. Г. Решетников

Вратари: А. Анисимов, П. Шатов, В. Бородулин (1961), А. Скуратов (1961).

Защитники: Г. Балашов, А. Бевз, В. Емельянов, Ю. Лаас, С. Рюмин, Н. Банишевский.

Нападающие: А. Бахарев, С. Варнавский, С. Герсонский, Е. Гуров, Б. Любенко, А. Линев, В. Маркелов, А. Мельников, И. Несчастнов, В. Лимарев, С. Селедков, В. Соларев, А. Третьяков, Е. Цамаев, А. Яковлев, М. Панин (1961), А. Филиппов (1962).

Виктор АНТОНОВ