новости

Источник: "Чемпионат.com"
2 апреля

За что "Югру" и "Кузню" выгоняют из КХЛ? Так можно убрать и ЦСКА

За что "Югру" и "Кузню" выгоняют из КХЛ? Так можно убрать и ЦСКА

Источник: "Чемпионат.com"

В начале недели появилась шокирующая информация о том, что КХЛ может исключить из состава участников «Югру» и новокузнецкий «Металлург». Мол, даже календарь на следующий сезон планируется исходя из 26 команд. Сама лига в своём заявлении уверяет, что до 30 апреля все разговоры преждевременны, а состав лиги утвердит совет директоров. Однако сразу несколько источников сообщают, что два восточных клуба действительно могут попасть под сокращение, составив компанию «Медвешчаку». Да и Дмитрий Чернышенко неоднократно допускал, что КХЛ ждут изменения. Нынешнего президента понять можно: в наследство ему досталась раздутая лига, в которой выступают команды из не самых хоккейных стран и маленьких российских городов. Результат – дикое расслоение между богатыми и бедными, невозможность пополняться новыми клубами и наличие «якорей», которые тянут лигу вниз по посещаемости и качеству продукта. На этом фоне исключение «Кузни» и «Югры» кажется логичным, но каковы критерии КХЛ? Какую причину лига назовёт руководителям и болельщикам? Мы разобрались и пришли к выводу, что вместе с двумя мало популярными восточными клубами можно выплеснуть и признанных грандов. Разумеется, если не следовать политике двойных стандартов.

За посещаемость можно выгнать и ЦСКА

В своём заявлении КХЛ обозначила сразу несколько критериев, по которым будет формироваться состав участников на следующий сезон. Первый из них – уровень зрительского интереса. И вот здесь для «Югры» и «Кузни» плохие новости. Две эти команды – аутсайдеры по посещаемости домашних матчей. В Новокузнецке на матчи «Металлурга» в минувшем сезоне ходило в среднем 2633 человека, а в Ханты-Мансийске – 2746, что немногим больше. Мы много слышим о социальной значимости этих клубов, о том, что в маленьких городах нет развлечений, кроме хоккея, но к чему громкие слова, если на трибунах не собирается и три тысячи зрителей? 

Очевидно, что «Кузня» и «Югра» не вызывают большого интереса в других городах, а трансляции с их участием даже близко не разрывают телевизионные рейтинги. Тогда для кого они существуют? По сути, это главный вопрос.

Вот только выкидывая из КХЛ клубы с невысокой посещаемостью, ограничиться лишь Новокузнецком и Ханты-Мансийском не получится. Всего на 200 человек больше, чем на «Югру», ходят на «Северсталь» в Череповце. Ещё не забыты позорные цифры посещаемости «Куньлуня» в Шанхае. Но если для китайского клуба можно сделать скидку в связи с тем, что хоккей для Поднебесной – новый вид спорта, то средняя посещаемость матчей ЦСКА не имеет оправданий. В августе и сентябре проплешины на трибунах ещё объясняются поездками людей за город, то всё оставшееся время приходится кивать на московские пробки, устаревшую арену, отъезд Александра Радулова и не самый зрелищный хоккей Дмитрия Квартальнова. Однако, когда команда, которая три года выигрывала регулярный чемпионат, занимает 25-е место в лице по посещаемости, это само по себе нонсенс. Если учитывать только фактор посещаемости, то по такой логике КХЛ должна поставить вопрос об исключении ЦСКА. Не обращая при этом внимания на традиции, достижения и высокопоставленных покровителей московского клуба.

Школа как социальный щит

Заметьте, как только в прессе появляется информация о том, что какая-либо команда может покинуть КХЛ, в ответ тут же публикуются комментарии именитых воспитанников. Впереди планеты всей новокузнецкий «Металлург». За родной клуб в случае чего могут вступиться не только Кирилл Капризов и Захар Арзамасцев, но и такие величины в российском хоккее, как Дмитрий Орлов и Сергей Бобровский. Когда без пяти минут двукратный обладатель «Везины Трофи» бьёт в набат и говорит о недопустимости исключения «Кузни» из КХЛ, это не может остаться неуслышанным. В некотором роде это, конечно, манипуляция. Клуб пользуется известностью своих воспитанников, давя на больное. Но при этом ведь с Бобровским и Ко не поспоришь. Узнали бы мы об этих хоккеистах, не выступай новокузнецкий «Металлург» в элите российского хоккея? Скорее нет, чем да. Существует немало примеров, когда даже не исчезновение взрослой команды, а банальная смена лиги приводила к развалу школы.

Спросите в Тольятти, сколько талантливых ребятишек разъехалось по стране за тот недолгий срок, пока «Лада» вынужденно выступала в Высшей лиге? Можно привести в пример школу «Крыльев Советов», которая ещё некоторое время после смерти главной команды давала выхлоп, но в последнее время талантливые хоккеисты покидают Сетунь задолго до выпуска. Переход в ВХЛ, что сейчас сулит «Югре» и «Кузне» — это, конечно, не мгновенная смерть хоккея в регионе. В конце концов, до 2010 года Ханты-Мансийск ничего другого и не видел, и Вышка была для «мамонтов» вполне привычной средой обитания. Новокузнецк, уставший от бесконечных поражений, может пойти на «Металлург», если тот будет доминировать в лиге пониже. Такой уж наш народ, что он питается эмоциям от результата, а не процесса. Вот только полагать, что новокузнецкая школа и впредь будет бесперебойно поставлять игроков для сборной России, в высшей степени наивно.

Убрать маленькие города – потерять Магнитогорск

Ещё один аргумент, который не озвучила лига, но который лежит на поверхности, это фактор города: численность населения, инфраструктура, перспективы для развития и многое другое. Когда мы говорим о международной лиге, такие города как Нижнекамск, Череповец или тот же Ханты-Мансийск выбиваются из глянцевого парада европейских столиц. Но какие-то города достались КХЛ в наследство от Суперлиги. Как можно исключить ту же «Северсталь», которая ещё в начале прошлого десятилетия играла в финале Суперлиги? А вот включение «Югры» из 100-тысячного Ханты-Мансийска, очевидно, ошибка прошлого руководства лиги. Беда этого клуба в том, что помимо небольшого населения Ханты-Мансийска практически отсутствует агломерация. Из Тюмени или Сургута на матчи «мамонтов» часто не наездишься. Подобные вояжи возможны разве что на выходных. Даже у того же «Витязя» дела в данном случае не так плохи: от Подольска до Москвы полтора часа езды на машине, а рядом есть и другие города Подмосковья.

Маленькие рабочие города – это то, что тормозит развитие КХЛ. И дело не только в ограниченной аудитории, но и в её низкой платёжеспособности. Для того чтобы выгодно продавать себя спонсорам, лиге нужны мегаполисы вроде Лондона и Пекина, а не города шахтёров и сталеваров. Таковы жестокие реалии современного мира. Но насколько справедливо выкидывать полумиллионный Новокузнецк, оставляя при этом в лиге Нижнекамск, где не только меньше население, но и уровень жизни мало чем отличается? Но главное противоречие – это позиции в лиге Магнитогорска и местного «Металлурга». Если по существу, то этот рабочий город в Челябинской области ничем не отличается от тех, что пытаются стереть с карты КХЛ. Магнитогорск с его экологией, аэропортом и отсутствие сетевых гостиниц тоже вряд ли соответствует статусу лучшей лиги Европы, но разве кто-то осмелится исключить клуб, который не только обладает отличной школой, но и три раза за последние четыре года выходит в финал Кубка Гагарина? Попробуйте скажите об этом Виктору Рашникову.

«Югра» и «Кузня» бедные, но не должники

Ещё один пункт, который упомянула КХЛ, – система финансирования. Речь не только о размере бюджета, но и об источниках его наполнения. Лига ссылается на поручение Владимира Путина о снижении государственного финансирования профессионального спорта. Как в такой системе координат существуют ЦСКА, СКА и «Локомотив», финансируемые государственными корпорациями, не очень понятно. Видимо, то, что позволено Юпитеру, не позволено быку. Мы же поговорим о финансовой состоятельности клубов, оказавшихся на пороге отчисления. «Кузня» и «Югра» и правда не обладают солидными бюджетами. Ни для кого не секрет, что новокузнечане вот уже много лет удерживают статус самой бедной российской команды КХЛ. У ханты-мансийцев дела обстоят чуть лучше, но в рейтинге зарплатных ведомостей они также находятся во второй половине.

Однако бедность – не порок. Существуют наглядный пример «Сибири», которая с ненамного большим бюджетом добиралась до финала Восточной конференции, или «Адмирала», который два года подряд пробивается в плей-офф, располагая примерно теми же возможностями, что и «Югра». Почему бы «мамонтам» не совершить подобный рывок с Игорем Захаркиным во главе? Да и новое руководство «Металлурга» вполне амбициозно. Важно, что ни в Новокузнецке, ни в Ханты-Мансийке никогда особо не было задержек по зарплатам. Там платят мало, но всегда вовремя. Для лиги защищённость прав хоккеистов должна стоять выше наполняемости их кошелька.

Пока лига закрыта, результаты – не аргумент

КХЛ говорит, что рассмотрит результаты команд за время выступления в лиге. Ни один чемпионат не будет успешным, если ещё до старта сезона будет известен его главный аутсайдер. Новокузнецкий «Металлург» — единственная команда, которая за девять лет игры в КХЛ ни разу не выходила в плей-офф. По большому счёту, сибиряки заканчивают борьбу за восьмёрку уже в октябре, а всё оставшееся время лишь периодически «покусывают» более амбициозных соперников. Последние сезоны «Кузня» и вовсе не поднимается выше 27-го места. «Югра» не столь безнадёжна, но после первых успешных сезонов вот уже пять лет не может попасть в восьмёрку.

Вот только пример «Витязя» показывает, что при грамотной селекции и точном попадании в главного тренера аутсайдер может за один сезон превратиться в крепкого середняка. Нет никакой гарантии, что такая метаморфоза не произойдёт с командами, которых лига планирует не допустить до сезона-2017/18. Да и в целом разговоры о спортивном принципе в закрытой лиге выглядят, по меньшей мере, странно. Разные команды могут преследовать разные цели. Например, наигрывать молодёжь, жертвуя днём сегодняшним ради дня завтрашнего. Спортивный принцип был бы уместен и объективен в случае обмена между лигами, но ещё во времена Суперлиги было принято решение, что финансирование, инфраструктура, качество трансляций и многое другое важнее голого результата.

Кто возьмёт на себя контракты?

Даже если представить, что КХЛ решится на столь радикальные меры, возникает масса технических вопросов. И если проблема с составами дивизионов и конференций в принципе решаема («Торпедо» может вернуться на Восток), то как лига разберётся с уже заключёнными контрактами – непонятно. Для КХЛ действующие соглашения становятся неразрешимой задачей даже когда речь идёт о снижении потолка зарплат, чего уж говорить о переводе сразу двух команд в другую лигу? Контракт с клубом КХЛ и с клубом ВХЛ – две, как говорят в Одессе, большие разницы. Как по статусу, так и по суммам. Как объяснить игрокам, что, подписывая контракт с командой, выступающей в элите, они будут вынуждены колесить в автобусе между Тверью, Воронежем и Курганом? 

Но куда больший удар будет нанесён по самим клубам. Надо понимать, что минимальная зарплата в клубе КХЛ – это почти звёздный контракт в команде Высшей лиги. Просто взять и пересадить ту же «Югру» на новую почву не получится. Придётся набирать новый состав, разгружая платёжную ведомость. Покроет ли лига в таком случае расходы, которые неизбежны при расторжении контрактов?