новости

Источник: business-gazeta.ru
6 мая

В. Каменский: полностью согласен с Чернышенко, что этот сезон КХЛ самый интересный в истории лиги

В. Каменский: на улице стояла жара +42 °C, а ты шёл играть в хоккей

Источник: business-gazeta.ru

Член «Тройного золотого клуба», вице-президент КХЛ и «Спартака» Валерий Каменский в большом интервью «БИЗНЕС Online» рассказал о том, что он думает о решении НХЛ не отпускать игроков на Олимпиаду, вспомнил о работе с легендарным Виктором Тихоновым, тяжелых травмах и противных игроках, а также выразил мнение относительно скандального удаления Зарипова в финале Кубка Гагарина.

«ОЛИМПИАДУ ВЫИГРЫВАЕШЬ ДЛЯ СТРАНЫ, КУБОК СТЭНЛИ – ДЛЯ СЕБЯ»

– Валерий Викторович,какую победу вы считаете главным достижением в карьере – Олимпиаду или Кубок Стэнли?

– Понимаете, это два разных турнира. Олимпийские игры ты выигрываешь для страны, своего народа, а Кубок Стэнли выигрываешь для себя и той команды, в которой ты играешь. Когда ты прилетаешь в СССР и тебя встречают на взлётной полосе твои родные и близкие, играет гимн Советского Союза, ты стоишь и плачешь, выражая гордость за себя и свою страну. А если ты побеждаешь в Кубке Стэнли, ты гордишься собой и тем, как ты прошёл этот тяжёлый турнир.

Вы просто уничтожили «Флориду» в финале Кубка Стэнли-1996. 4 - 0 в серии. Почему преимущество было таким огромным?

– Финал не получился лёгким, несмотря на счет. Поверьте мне, пройти весь сезон и добраться до финальной серии Кубка Стэнли – титанический труд. Наверное, у нас просто осталось больше сил.

Больше всего очков в НХЛ вы набрали именно в чемпионский сезон «Колорадо». Это был пик вашей карьеры?

– Насколько помню, я провёл его, пропустив всего одну игру. В остальные сезоны я обязательно получал травмы и пропускал много игр. Пожалуй, да, тот сезон в НХЛ стал лучшим в моей карьере.

Какие истории связанные с победой в Кубке Стэнли, вспоминаете в первую очередь?

– Наверное, те первые минуты в раздевалке, когда мы радовались победе ещё в форме, будучи уставшими. Мы разливали шампанское, к нам пришли наши семьи, родные и близкие. Потом летели в Колорадо. Конечно, запомнился парад, на котором нас чествовали. Тогда на улицу вышло около миллиона человек.

– Привезти Кубок Стэнли в Россию не получилось?

– Тогда его ещё не разрешали возить в Россию. После победы в Кубке Стэнли ко мне просто прилетели родные и друзья. Я возил Кубок на стадион, где маленькие ребята тренируются, показывал трофей им. Есть даже видеоплёнка этого дня, я её с удовольствием пересматриваю. А сейчас каждому игроку даётся один день, чтобы его провести с Кубком Стэнли. Это хорошая практика для популяризации хоккея. Сейчас также дают Кубок Гагарина.

«САМУЭЛЬССОН БЫЛ ПРОТИВНЫМ ИГРОКОМ»

Какой игрок был самым компанейским в «Колорадо»? Кто был заводилой в раздевалке?

– Заводилой как это обычно бывает, был капитан – Джо Сакик. Он был мозгом команды. Патрик Руа всегда выступал на собраниях, если у него и команды что-то не получилось. Клод Лемье в раздевалке всегда говорил всё в лицо, хотя на льду, напротив, часто совершал поступки исподтишка. Он был провокатором, который мог ударить соперника, заработать удаление на себе, вывести из себя лидера соперника. И сейчас в НХЛ есть такие же игроки.

– К слову о провокаторах. Ульф Самуэльссон играл против вас и других колено в колено, явно пытаясь нанести травму.

– Самуэлльсон играл жёстко, на грани фола. У него, наверное, были такие задачи: выводить из себя лидеров.

– Пытались ли поговорить с ним на льду или подтрибунном помещении?

– Нет, это было бесполезно. После игры он был абсолютно нормальным человеком. В каком-то году мы с ним общались перед сезоном, катались вместе. Он оказался абсолютно адекватным парнем. Но в НХЛ у каждого игрока открываются его сильные и слабые стороны. Наверное, его сильной стороной было выводить игрока из себя в нужный момент. В игре он старался сделать тебе больно.

– Самуэльссон – самый грубый игрок НХЛ в то время?

– Может быть, не самый грубый, а самый противный. Грубый может и бить по правилам, и драться. Он и не дрался и бил без правил. Самуэльсон был хоккеистом, выводящим из строя лидеров соперника. В принципе в каждой команде НХЛ были игроки, которые провоцировали тебя на ненужные удаления и так далее.

– Однажды Самэульссон настолько вас выбесил, что вы ответили двойкой, отправив его в нокаут.

– Если он меня всю игру трогал, то, наверное, у меня уже не было тогда сил удержаться. Самуэльссон выполнил хорошо свою работу, и меня удалили.

– Кого ещё приходилось ставить на место в НХЛ?

– Ты ставишь на место другую команду, когда обыгрываешь её и забиваешь голы, что я и делал в НХЛ. Для того, чтобы драться и заступаться за звёзд, были другие игроки. А так драки на площадке – чистые эмоции.

– Могли тренеры ваших команд НХЛ дать кому-то установку сломать конкретного игрока?

– Нет, такого не было и не будет никогда. В хоккее вообще нет такого. Да, тренеры могут сказать, что нужно играть жёстко и грубо, но никак не ломать кого-то. Уважающий себя тренер не скажет игроку, что нужно сыграть против кого-то без правил.

– Были ли у вас после чемпионского сезона в «Колорадо» другие предложения из НХЛ? Почему решили остаться в этом клубе?

– Было много предложений – «Чикаго», «Нью-Йорк Рейнджерс», «Детройт». Но я такой человек, который не любит много перемен. Я люблю спокойную тихую обстановку, где я смогу сфокусироваться на той работе, игре, деле. Я человек более домашний.

Назовите трёх самых выдающихся игроков современности в НХЛ.

– Сидни Кросби, Евгений Малкин и Александр Овечкин. Есть много хороших игроков в НХЛ, которым нужно ещё доказывать, что они способны показывать тот хоккей, как эти трое.

– А за всё время?

– Уэйн Гретцки и Марио Лемье. Это игроки моего возраста, поэтому я их помню очень хорошо.


«ДО СИХ ПОР УЗНАЮТ В «КОЛОРАДО»

– Вы провели в НХЛ в общей сложности 11 лет. К чему сложнее всего было адаптироваться? Возникали ли сложности?

– В первое время, естественно, существовал языковой барьер. Первое время нам предоставлялся переводчик. Бытовая жизнь сильно отличалась от нашей, а я приехал в Америку с женой и маленьким ребёнком. Жизнь в Америке была на удивление сложной и в то же время интересной.

– С кем больше всего общались в «Квебеке»?

Я жил в одном номере с Алексеем Гусаровым и Михаилом Татариновым. Мы были так называемой русской колонией, но, конечно, общались со всеми американцами и канадцами.

Вы успели побывать во многих городах США. Какой город оставил у вас наиболее приятное впечатление?

– Выделю Квебек. Тогда я жил в команде, с ребятами. Второй город – Колорадо, где я выиграл Кубок Стэнли. Меня там до сих пор узнают. Также на меня огромное впечатление, конечно, произвёл Нью-Йорк – столица мира. Очень красивый город.

Часто ли вы сейчас бываете в Америке?

– В Америку летаю часто. В том году было 20 лет с момента нашей победы в Кубке Стэнли с «Колорадо». Все собирались. Плюс весной того же года была одна ветеранская игра на бейсбольном стадионе. Каждые пять лет собирается та команда, которая в первый раз выиграла Кубка Стэнли.

– А дочка сейчас в Америке?

– Нет, дочка у меня сейчас оканчивает школу в Швейцарии. А потом опять же едет в Америку учиться.

– А на кого?

– Бизнес, маркетинг.

– В интервью трёхлетней давности вы сказали, что ваш сын занимается хоккеем. Где он сейчас?

– Он занимался хоккеем, а сейчас работает по специальности. Он окончил университет, два года отучился в Америке и столько же в Европе. Работает в России в налоговой службе.

– Какие виды спорта вас захватили в Америке?

– Игровые виды спорта. Если знать правила того же бейсбола, то игра очень даже интересная. Хотя многие говорят, что она долгая.

– Вы много игр в бейсболе посмотрели от начала до конца?

– Когда я играл в Нью-Йорке, часто ходил на стадион и смотрел за матчами «Янкиз». Это зрелище впечатляет. Они преподносят бейсбол, как спектакль.

Америка для советских людей наверняка была страной соблазнов.

– Сезоны в НХЛ были настолько тяжёлыми, что на это не оставалось времени. Там или ты должен посвящать всё время хоккею и семье, или просто приехать и посвящать себя соблазнам. Ведь если ты будешь посвящать себя развлечениям, то у тебя в твоей главной работе ничего не получится. Я приехал в Америку с семьей, приехал в НХЛ добиваться результата, поэтому у меня никаких соблазнов не было.

– Как происходило сплочение игроков, когда вы играли в «Колорадо»?

– Мы, например, в гольф играли перед началом и в середине сезона. Ехали в Финикс или Флориду, там играли.

– Кто в «Колорадо» был лучшим игроком в гольф?

– Петер Форсберг, Джо Сакик, Патрик Руа очень здорово играли.

– Максим Сушинский рассказывал, что в 2000-е годы иностранцы привезли в Россию покер.

– Да и в СССР играли в покер. В самолёте многие, чтобы убить время, играют в карты.

– Вы играли?

– Нет. Я не сторонник карт, поэтому вообще не играю в них.

«МНЕ НЕ НРАВИТСЯ РЕШЕНИЕ НХЛ»

– Как вы относитесь к решению НХЛ не отпускать игроков на Олимпиаду-2018?

– Мне не нравится это решение, потому что Олимпийские игры проходят раз в четыре года, и каждый хоккеист хочет принять в них участие. Считаю, что всё-таки пока на сто процентов нельзя говорить, что энхаэловцы не поедут на Игры-2018. Наверное, этот вопрос еще будет поднят профсоюзом игроков, время еще есть.

– Без участия игроков НХЛ в Олимпиаде, шансы сборной России на победу резко возрастут?

– У нас лучшая лига в Европе, но Олимпиада такое соревнование, где один матч решает судьбу золотых медалей.

– Не станет ли победа на Играх менее ценной из-за отсутствия энхаэловцев?

– Олимпийский чемпион всегда олимпийский чемпион. Это опять же лишняя возможность для ребят из КХЛ добиться подобного достижения.

– Александр Овечкин всё равно обещает поехать на Олимпиаду. Может ли клуб пойти на разрыв контракта с ним в случае его отъезда на Игры?

– Это решение самого Овечкина и его агента. Он заслуженный человек, хотя санкции при таком раскладе наверняка будут. А так мы его всегда рады видеть в сборной. Такой игрок, конечно, поможет национальной команде.

– Вы в такой ситуации уехали бы из НХЛ или остались?

– Посмотрел бы, сколько лет у меня осталось контракта. Если ты точно знаешь, что станешь олимпийским чемпионом, то, наверное, можно уехать. Но Олимпиаду нужно ещё выиграть.

– Как вы считаете, кто из россиян может в ближайшее время уехать в НХЛ?

– В КХЛ очень много талантливых хоккеистов. Я думаю, что за ними сейчас бегают скауты. Посмотрим, что решится во время межсезонья. Считаю, что финал Кубка Гагарина-2017 показал, что у нас высокий уровень хоккея, поэтому в каждой команде есть парни, способные играть в НХЛ.

– Никита Кучеров стал вторым в списке снайперов в НХЛ по итогам регулярного чемпионата. Видели ли вы в нём такой большой потенциал, когда он выступал в КХЛ?

– Никита Кучеров сейчас один из сильнейших игроков мира. Он с каждым годом прогрессирует и играет всё лучше. Он очень талантливый парень, что и доказывает своими результатами и игрой.

Иван Проворов стал лучшим защитником «Филадельфии» по итогам регулярки. Он наше будущее? В чём видите его сильные стороны?

– Он обладает очень хорошим катанием, здорово читает игру и бросает, часто подключается к атакам. Мы гордимся тем, что Проворов стал лучшим защитником у себя в клубе.

«ПОЛУФИНАЛ КУБКА МИРА – УДАЧНОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ СБОРНОЙ»

– Хотелось бы перейти к сборной России, которая выигрывала свой последний чемпионат мира в 2014 году. Не мешает Олегу Знарку совмещение работы в клубе и сборной?

– Думаю, что если ты находишься всё время в хоккее, наоборот легче. Ты постоянно просматриваешь игроков и знаешь, на что они способны, понимаешь, как внутри команды ведёт себя тот или иной хоккеист. Думаю, это здорово, что Знарок работает в клубе и встречается со всеми игроками.

– Многие критикуют Знарка именно в сборной.

– Критика – это хорошо, она не даёт расслабляться, а он её нормально воспринимает.

– Хорошо знаете Знарка?

– Я его очень хорошо знаю и уважаю, мы дружим. Я играл против него в клубе, мы вместе выступали в сборной. Олег любит хорошо поработать для того, чтобы добиться высокого результата. Судя по разговорам, ребята в его командах трудятся с удовольствием, а атмосфера в СКА и сборной очень хорошая. Игроки приезжают, например, из национальной команды довольные, хотя им и приходится много работать.

В интервью за несколько месяцев до Кубка мира-2016 вы сказали: «Думаю, это будет хороший экзамен для нашей сборной. Увидим уровень, на котором находится наш хоккей». На каком уровне мы сейчас находимся?

– Обидно, что не попали в финал. Наверное, мы на этом уровне и находимся – примерно вторые после НХЛ. Это радует. Но будем прогрессировать.

– То есть, полуфинал на Кубке мира – успех?

– Не успех, но удачное выступление. Наша сборная в турнире с участием лучших игроков вышла в полуфинал.


«ШАНСЫ НА ПОПАДАНИЕ В ЦСКА И СБОРНУЮ БЫЛИ МИНИМАЛЬНЫМИ»

– Вы поработали со многими знаменитыми тренерами, в том числе с легендарным Виктором Васильевичем Тихоновым…

– У Тихонова всё было подведено к результату. Если есть результат, то есть и нормальные отношения. Он был большим профессионалом, который отдавал все 24 часа хоккею, поэтому, наверное, и добился таких результатов.

– Вы пришли в ЦСКА в 1985 году. Как состоялась ваша первая встреча с Тихоновым?

– Я пришёл в ЦСКА перед отпуском. Перед уходом на отдых он мне дал следующее напутствие: «Будет очень тяжело. Но всё будет зависеть от тебя. Главное – чтобы ты работал, и все требования выполнялись». Конечно, шансы на попадание в сборную и основной состав ЦСКА у меня были минимальными, там и так было много звёзд.

– Вы с определённой опаской шли в ЦСКА?

– Для меня переход в ЦСКА был огромным шагом вперёд. После воскресенского «Химика» у меня появилась возможность попробовать себя в лучшей команде страны и даже мира. Для меня это было одновременно интересно и страшно. Мне хотелось проявить свой характер.

Вы в одном из интервью вы сказали, что Тихонов одинаково относился как к звёздам, так к молодым игрокам.

– Это психология Тихонова, согласно которой все в команде должны быть равны и стараться по максимуму показывать свои способности.

– Каким был ваш последний разговор с Тихоновым?

– Мы с ним часто встречались в его кабинете в ЦСКА, когда он уже не тренировал, а был почётным президентом клуба. Говорили о хоккее и, конечно, вспоминали старые истории. Говорили о том, что нужно сделать ЦСКА, чтобы стать великим клубом. Он, наверное, до конца своей жизни думал о хоккее и писал о нём. Он – хоккейная легенда.

Вы поиграли в ЦСКА одном звене с Андреем Хомутовым и Вячеславом Быковым.

– Когда я только учился играть в хоккей, Андрей и Слава мне помогли и поддержали. Мы вместе создали с ними очень сильное звено. Сколько мы играли друг с другом, мы постоянно разговаривали и общались на равных. Наверное, от этого и зависит сыгранность звена.

В 1990 году вы выиграли Игры Доброй воли. Что это был за турнир?

– Это была летняя Олимпиада с включением хоккея. По-моему, это был единственный раз, когда хоккей включили в летние виды спорта. На улице стояла жара +42 °C, а ты шёл играть в хоккей. Я думаю, что по уровню турнир приравнивалcя к чемпионату мира. По крайней мере, за победу давали заслуженных мастеров спорта. А наша команда как раз была очень молодой, тогда в сборной произошла смена поколений. При этом Тихонов после побед на разных турнирах ещё рассматривал, кому давать заслуженных мастеров спорта, а кому – нет.


«ТИХОНОВ ДО СИХ ПОР ОКАЗЫВАЕТ ВЛИЯНИЕ»

– Сильно ли вам помогла советская подготовка при переезде в Северную Америку?

– Первые два года я возвращался в Россию и готовился к сезону с ЦСКА. Потихонечку перестраивался на профессиональный самостоятельный лад. Что касается нагрузок в НХЛ, то в этом плане мне было легко. Пройдя те нагрузки, которые были в ЦСКА, ты понимал, что тебе нужно для того, чтобы подготовиться. Нужно было просто себя заставить. Но было понимание, что если не подготовишься – отправят либо в фарм-клуб, либо не подпишут контракт.

– То есть, даже в НХЛ Тихонов продолжил оказывать на вас влияние?

– Да он до сих пор оказывает. И сейчас приходишь в зал и делаешь те упражнения, которые помогали тебе в то время.

Как происходил ваш отъезд в НХЛ?

– У нас была договорённость с ЦСКА, что я уйду после Олимпиады-1992. К сожалению, я не смог поехать в Альбервиль. В 1991 году перед Кубком Канады в выставочном матче со Швецией сломал ногу. К тому времени я уже подписал контракт с «Квебеком», и они меня к себе забрали реабилитироваться. Я не успел восстановиться до Олимпиады, поэтому остался в «Квебеке» и начал играть там.

– Как вам удалось достаточно тихо устроить переход в «Квебек»?

– Уже были ребята, которые раньше меня уехали в НХЛ. Тот же Слава Фетисов, который пробил нам эту дорогу. Он смог этого добиться и официально уехал в НХЛ. Мы уезжали в НХЛ уже второй волной. Нам было намного легче уехать в НХЛ, чем Фетисову и другим.

– А как отреагировал Тихонов на ваш отъезд в НХЛ? Какой был с ним разговор на эту тему?

– Нормальный был разговор. Понимаете, после того как первый человек уехал в НХЛ, уже существовали некоторые договорённости. Конечно, Тихонов хотел оставить ребят. Но, наверное, в то время у него уже не было рычагов, чтобы нас оставить.

– Какое последнее напутствие от него получили?

– Он пожелал мне удачи и здоровья, а также сказал, что нужно играть и прославлять наш хоккей в НХЛ.

Вы в начале своего пути в НХЛ два раза вылетали из-за травм.

– Да, ломал обе ноги. В этот момент думаешь, что твоя карьера завершена. Приходится заново учиться ходить, кататься, преодолевать боли, трудности, страх. Вернуться на прежний уровень было очень тяжело. Семья помогла, люди в клубе морально поддерживали. Опять же, армейский характер, наверное, также помог вылезти мне из этих травм и доказать, что я хоккеист высокого уровня.


«Я ПЕРЕЖИВАЮ ЗА ЦСКА, НО МОЯ ГЛАВНАЯ РАБОТА В «СПАРТАКЕ»

– Перейдём от НХЛ к вашей сегодняшней работе. Вы долгое время играли за ЦСКА, но стали вице-президентом «Спартака». Тяжело ли далось такое решение?

– Здесь нельзя говорить об этом в такой плоскости. Я приехал работать во благо российского хоккея. И неважно, в каком клубе ты работаешь. Важно воплотить свои мысли, идеи и опыт. Поэтому тяжело не было, наоборот было интересно попробовать.

– Но вас всё же воспринимают в отечественном хоккее как армейца. Чувствуете ли вы в связи с этим давление со стороны болельщиков?

– Я не чувствую никакого давления. Я могу работать в «Спартаке», а болеть за ЦСКА. Также работать в ЦСКА и болеть за воскресенский «Химик». Я болею за российский хоккей и радуюсь тому результату, который показывает сборная и отдельные команды. Тот же ЦСКА. Самое важное – общая цель.

– То есть, работая в «Спартаке», вы болеете за ЦСКА.

– Так конкретно нельзя говорить. Я слежу за ЦСКА, как и за другими командами, в которых я играл. Конечно, я переживаю за армейский клуб и, может быть, слежу за ними более внимательно. Но моя главная работа в «Спартаке». Сейчас больше занимаюсь фарм-клубом – воскресенским «Химиком». Стараюсь привлечь и обучить больше молодёжи, чтобы шла смена поколений, и в «Спартак» приходили уже готовые хорошие хоккеисты.

– Говорили уже на тему фарм-клуба с Вадимом Епанчинцевым?

– Недавно состоялось общее собрание, на котором присутствовали тренеры первой команды, фарм-клуба и молодёжной команды. Мы разработали план работы на сезон с игроками и тренерами. Сделаем так, чтобы ни один талантливый и молодой игрок не прошёл мимо нас.

– С Епанчинцевым диалог продолжался около месяца. Почему выбор в итоге пал на него?

– Он парень перспективный. С ним разговаривал Алексей Жамнов. Мы хотим внести новые веяния. Хоккей движется вперёд. Те планы, которые Епанчинцев нам обрисовал, нам понравились. И мы пришли к общему мнению, что он, конечно, поможет команде.

– Сыграл ли определённую роль при принятии решения тот фактор, что он спартаковец?

– Конечно, ветераны и болельщики желают, чтобы в «Спартаке» работали легенды клуба. Конечно, это сыграло свою роль. Но это не самое важное. Главное – тот результат, который он показал в ВХЛ. Его планы на будущее, психология, стратегия развития клуба, видение хоккея также сыграли свою роль. Но там было много факторов.

«ХОЧЕТСЯ ВЗЯТЬ ДАДОНОВА И ГУСЕВА В «СПАРТАК»

– На ваш взгляд, достаточно ли у Епанчинцева опыта для работы главным тренером «Спартака?

– Конечно, хочется сразу и опытного, и перспективного, и молодого тренера. Но так, к сожалению, редко бывает, таких тренеров очень мало. Но я знаю, что он хочет выигрывать и умеет это делать. Главное, что у него есть огромное желание и определённый план работы с командой, который нас устраивает.

– Епанчинцев сказал, что костяк в «Спартаке» останется. Ждать ли большого количества приобретений в клубе?

– Хотелось бы, чтобы было тотальное усиление. Но, во-первых, у некоторых игроков есть контракты, с ними ничего не сделаешь. Во-вторых, есть определённый бюджет. Далее видение тренера и остальное. Конечно, хочется взять условно Евгения Дадонова вместе с Никитой Гусевым. Это было бы здорово. Но есть определённые возможности.

– Ярослав Дыбленко перешёл из «Спартака» в «Нью-Джерси». Говорили ли с ним по этому поводу? Почему он принял такое решение?

– А что разговаривать? Человек принял такое решение, мы можем пожелать ему только дальнейшего роста. Самое главное, чтобы он не забывал свои корни, откуда уехал, где воспитывался. Мы всегда будем ждать его обратно, если это будет возможно.

– Дыбленко – потеря для «Спартака»?

– Конечно, защитник такого уровня – потеря для нашего клуба.

– Как оцениваете минувший сезон для «Спартака»?

– Могу назвать его неудачным, так как мы не выполнили задачу по попаданию в плей-офф. Наверное, не хватило команде опытных ребят, плюс некоторые игроки не сыграли на том уровне, который мы от них ждали.

– То есть, сейчас будете добавлять опытных ребят?

– Конечно. Мы проработали те ошибки, которые совершили в прошлом сезоне, и приняли немного другую стратегию. Но игроки высшего уровня стоят других денег, здесь нужно смотреть на бюджет клуба, реальные возможности. При этом в «Спартаке» очень хорошая молодёжь, которая может появиться в этом сезоне в главной команде и составить конкуренцию другим ребятам. Работа идёт, за один-два сезона команду высокого уровня не сделаешь. На это нужно время, возможности и финансовая поддержка.

– Кто из молодых игроков вас удивил в текущем сезоне?

– Много талантливых молодых хоккеистов есть в КХЛ. Тот же парень из «Салавата Юлаева» Кирилл Капризов, который перешёл в ЦСКА, думаю, продолжит прогрессировать. У него огромный талант.


«МЫ ИГРАЕМ ВО ДВОРЦАХ ПРОШЛОГО ВЕКА»

КХЛ по посещаемости в этом сезоне обогнала даже Германия. Как можно решить эту проблему?

– У нас очень много старых дворцов, куда народ не очень хорошо идёт. Дворец должен быть комфортабельным. На все новые арены всегда ходит больше людей, чем в тот же ЛДС ЦСКА. А в Новосибирске, например, аншлаги. Если даже сделать там дворец на 15 тыс зрителей, он всё равно будет забиваться. Мы играем во дворцах, которые были построены в прошлом веке.

– То есть, на ЦСКА не ходит в первую очередь из-за дворца?

– Да. Плюс маркетинг, наверное, должен развиваться и работать лучше как в лиге, так и в командах. Мы благодарны нашим болельщикам: команда в последнее время не так хорошо играет, но народ всегда ходит и не уходит во время неудачных матчей. Думаю, если «Спартак» будет выигрывать, у нас вообще будет полный стадион. У нашего клуба есть определённая группа маркетинга, которая практически полностью заполняла «ВТБ» и «Лужники».

– Дмитрий Чернышенко назвал этот сезон КХЛ самым интересным в истории лиги, Согласны?

– Полностью согласен. Интрига в регулярном чемпионате держалась до последнего. В плей-офф команды сыграли меньше матчей, чем в прошлом сезоне, но серии всё равно получились очень интересными.


«ПОНИМАЮ ЗАРИПОВА»

– Как оцените финальную серию?

– Думаю, получился достойный финал, в котором встретились две сильнейшие команды в лиге и показали захватывающий и интересный хоккей.

 

Первое звено «Магнитки» в финале было совершенно незаметно.

– Они весь сезон же тащили на себе бремя лидеров. Наверное, их чуть-чуть физически не хватило. Плюс, наверное, тренерский штаб СКА нашёл ключ к ведущей пятёрке «Металлурга» и прикрыл эту их сторону.

Много споров ходило вокруг нарушения Зарипова на Шипачёве в четвёртом матче. На ваш взгляд, была ли там блокировка со стороны Зарипова?

– На мой взгляд, 50 на 50. Этот момент на усмотрение судьи. Это зависит от матча в целом. Если ты в первом периоде за такие действия даёшь удаление, значит, и в третьем периоде должен это делать. Судья должен судить равноценно весь матч.

– Арбитр в той игре был последовательным?

– Думаю, да. Считаю, что судья нормально отработал матч.

– После этого Данис Зарипов на скамейке штрафников выдал фразу про балет, ставшую крылатой?

– Прекрасно понимаю его эмоции. Я бы, наверное, также, а, может, и хуже выражал своё мнение после того эпизода.

– Вы работаете вице-президентом «Спартака» и занимаете аналогичную должность в КХЛ. Как удаётся совмещать?

– Я занимаюсь в «Спартаке» и КХЛ по сути тем же самым. В лиге я занимаюсь развитием нашего чемпионата, а в клубе – развитием игроков, которые играют в фарм-клубе. Всё отдаётся хоккею.

– А не хотите ли попробовать себя тренером?

– Я пробовал себя в этом качестве в детских командах, когда завершил карьеру, и сын начинал играть. Пока я к этому не готов. Но, может быть, в будущем попробую себя в этой роли.

Вы регулярно играете в Лиге легенд. Как еще сейчас поддерживаете спортивную форму?

– Я играю в хоккей три-четыре раза в неделю. Ездим по России, ещё у нас есть Ночная лига. Все те, кто играет в Лиге легенд, собираются во дворце. С ребятами после матчей часто ходим в баню, где вспоминаем что-то из разных эпох в хоккее, шутим. Об этом можно книги писать, даже тома. Также занимаюсь в зале, плаваю в бассейне. Веду активный образ жизни, стараюсь держать себя в форме.

– А у вас есть мысль написать книгу?

– Думаю, пока рано. Ещё можно поработать. Книга – это завершение какого-то этапа. О хоккейной карьере, конечно, можно написать, но есть ещё постхоккейная карьера. А в будущем будем об этом думать, чтобы оставить после себя какие-то мемуары.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС ONLINE»
Валерий КАМЕНСКИЙ 
Дата рождения: 18 апреля 1966 года 
Место рождения: Воскресенск 
Карьера: «Химик» (Воскресенск) – 1982 - 1985, 2003 - 2005; ЦСКА (Москва) – 1985 - 1991; «Квебек» (НХЛ) – 1991 - 1995; «Амбри-Пиотта» (Швейцария) – 1994/95; «Колорадо» (НХЛ) – 1995 - 1999; «Нью-Йорк-Рейнджерс» (НХЛ) – 1999 - 2001; «Даллас» (НХЛ) – 2001/02; «Нью-Джерси Девилз» (НХЛ) – 2001/02.
Достижения в клубах: обладатель Кубка Стэнли (1996), чемпион СССР (1986-1989), обладатель Кубка СССР (1988).
Достижения в сборной: олимпийский чемпион (1988), чемпион мира (1986, 1989, 1990), чемпион Европы (1986, 1987, 1989, 1991), победитель Игр Доброй воли (1990), серебряный призёр Кубка Канады (1987). 
Индивидуальные достижения: член «Тройного золотого клуба» (1996), лучший хоккеист и лучший нападающий чемпионата мира (1991).