новости

3 августа

"Дело Зарипова". Амнистия? Не стройте иллюзий

"Дело Зарипова". Амнистия? Не стройте иллюзий

Шансов на оправдание или сокращение срока дисквалификации хоккеиста ничтожно мало

Михаил ЗИСЛИС

Первое впечатление по итогу заседания медицинского управления КХЛ в связи с "делом Зарипова" максимально нерадостное. Происходящее больше всего напоминает попытку стороны защиты на своих двоих догнать давно умчавшийся вперед поезд. О том, что наш прославленный хоккеист попался на запрещенных препаратах, стало известно еще во время Кубка Гагарина. Вся логика происходящего требовала, чтобы единая позиция относительно дальнейших действий в интересах Зарипова была сформулирована и, наверное, озвучена уже тогда.

Понятно, что это вопрос в высшей степени деликатный, где каждый старается подбирать слова со взвешенностью прожженного политика, а в начале марта всех больше занимает вопрос, кто станет обладателем титула. Но Зарипов – это легенда нашего хоккея, заслуживающая иного подхода. Прежние отечественные стратегии под названиями "пронесет" и "договоримся" не имели шансов сработать. Сейчас сам игрок в интервью "СЭ" грустно признает, что его собственное отсутствие на заседании, где было вынесено решение о дисквалификации, стало ошибкой. Хоккеист и не обязан знать юридических нюансов. Но почему сидели сложа руки руководители "Магнитки" и КХЛ? Ведь для хоккея это дело национальной важности. Четкого ответа до сих пор получено не было.

Надежда на амнистию или сокращение срока наказания кажутся минимальными. Дело здесь и в общей ситуации вокруг допинга в российском спорте, и в запоздалой реакции на произошедшее. Лучший вариант – играть на опережение. К сожалению, мы тут безнадежно опоздали. Остается только делать немногие правильные шаги в сложившейся ситуации.

Первое – ФХР обязана сделать все, чтобы "дело Зарипова" с соответствующей оправдательной базой было как можно быстрее внесено в повестку совета ИИХФ. Ближайший полугодовой конгресс Международной федерации хоккея состоится в конце сентября. Так что надо торопиться. Второе – интересы игрока в CAS обязан представлять спортивный юрист, имеющий опыт подобных дел. Третье – не питать особых иллюзий относительно итогов апелляции, строя какие-то надежды.

Оценивать вероятность смягчения приговора для хоккеиста сложно. В лучшем случае дело рассмотрят ближе к зиме. Зыбкую надежду на то, что в НХЛ по отношению к Зарипову проявят милосердие и разрешат играть, в расчет брать не надо. Слишком велик политический фактор во взаимоотношениях двух лиг и двух стран. Лишний раз проявлять инициативу ради ветерана, ранее никогда не выступавшего в НХЛ, никто в Северной Америке не будет.

Наверное, во всей этой истории еще не поздно озаботиться поиском виноватых. Ведь дела с допингом у игроков "Магнитки", если вспоминать историю, далеко не новы. Но никто кроме самих игроков так и не понес реальной ответственности. А если в России даже для вида строго не станут бороться с любым проявлением допинга, то такие вещи, как "дело Зарипова", будут только повторяться. Слишком часто в этом приходилось убеждаться в последние годы применительно к отечественному спорту.