новости

7 ноября

Игорь Черкашин: "Медаль сохранилась, как и шрам на веке"

Имя центрального нападающего Игоря Черкашина хорошо знакомо поколению болельщиков, когда наша команда называлась «Аэрофлот» и «Каучук».

Источник: Пресс-служба ХК "Авангард"

Имя центрального нападающего Игоря Черкашина хорошо знакомо поколению болельщиков, когда наша команда называлась «Аэрофлот» и «Каучук». По игре Черкашин полностью соответствовал своему амплуа: обладая хорошей техникой, он любил созидать, выдавал партнерам точные пасы, успевая при этом возвратиться назад и отработать в обороне. По итогам чемпионата 1968 года вместе с Григорием Бердышевым стал лучшим снайпером «Каучука».

«Базой» для нас была гостиница

Игорь Иванович, в команде вы дебютировали в 17 лет. Тяжело дался переход из молодёжного хоккея?

– Когда я играл в молодёжке, тренер «Аэрофлота» Николай Павлович Кокшаров меня уже приглашал на тренировки, поэтому процесс прошел безболезненно. Кокшаров вообще давал дорогу молодым. В тот год из молодёжки взяли в команду трёх человек – Витю Ляпина, Вову Шитика и меня. Возрастных игроков в то время во всех командах было не очень много, в основном - молодые парни. У нас, за исключением голкипера Виктора Иванова, защитника Анатолия Сорокина и нападающих Юрия Малькова и Юрия Андреева, хоккеистам было 22 года и меньше.

Первый матч в мастерах помните?

– Матч не помню, а первая шайба в памяти осталась. Для меня она оказалась единственной в том чемпионате, ведь из-за тяжелой травмы я начал играть только после нового года. В сентябре, на сборах в Москве, на тренировке сломал руку, столкнулся неудачно с Валеркой Кириченко. Перелом был сложный. Мне руку тянули раз восемь, процедуры делал, ничего не помогало, а потом врач-грузин намазал её тальком, долго мял. Слышу, через заморозку захрустело - он мне поставил всё на место. А так катался на льду с гипсом, который сняли в декабре.

Так вот, про гол… Первую шайбу забросил в ворота «Строителя» из Оренбурга. После игры мы поехали на базу, пришли в столовую, обсуждали этот момент с ребятами, поварихи поздравляли. Помню и первый хет-трик: сделал его в Прокопьевске, но мы тот матч крупно проиграли – 3:8. А «любимой» командой у меня был «Металлург» из Серова. Сначала забросил им три шайбы, в следующем чемпионате - четыре. Самое интересное, оба раза делал это на их льду. Отнести к лидерам «Металлург» было нельзя, но, чтобы забить много шайб в одной игре, нужно везение.

Где располагалась база «Аэрофлота»?

– Честно сказать - это была гостиница напротив аэропорта, где останавливались пилоты, стюардессы. Но мы её называли «база», там проживали перед матчами, питались. После второй игры, а играли тогда часто спаренные матчи, бывало, отпускали домой, но в основном жили на базе. Так было заведено.

Из-за отсутствия льда где команда готовилась к сезону?

– На вторые сборы ездили в Москву, Минск, Киев. В Москве катались в «Сокольниках», на тренировочном катке в Лужниках. Помню, на нём тогда тренировался знаменитый дуэт в фигурном парном катании - Людмила Белоусова и Олег Протопопов, двукратные олимпийские чемпионы. Смотреть же никому не разрешали, они всегда при закрытых дверях катались. Как-то ходили на футбольный «Спартак», народу было тьма-тьмущая.

Жили прямо в гостинице в Лужниках. Обычно целый месяц там готовились. В сентябре ещё тепло было, лёд таял, за тренировку несколько раз специальными скребками сгоняли воду в отверстия, расположенные в бортах. Если катались в шесть утра, то ещё терпимо, а когда днём - одно мучение, солнце припекало.

А первый сбор проходил в Омске?

– Да. В Чернолучье жили прямо в палатках. Я тогда пацаном был, мне нравилось, романтика! И на комаров внимания не обращали, главное – есть, где поспать. Кругом сосновый бор, воздух свежий. Палатки, кстати, недалеко располагались от танцплощадки, куда мы иногда ходили.

Медаль сохранилась, как и шрам на веке

После «Аэрофлота» команду передали заводу Синтетического каучука, что повлекло и смену названия на «Каучук». Что поменялось, почувствовали изменения?

– Конечно! «Базой» стало общежитие в городке Нефтяников, которое относилось к заводу СК. Самое главное, нас сразу вызвали к замдиректора завода на встречу. Начальство было заинтересовано в нашей игре, нам очень часто приходилось с ним встречаться. Порой собирал нас и директор завода. Повысили игрокам заработную плату.

Под этим названием команда провела пять сезонов. Во всех выступали только три игрока – вы, Фёдор Жуков и Григорий Бердышев. Мог еще и Владимир Шитик, но его после первых двух матчей в сезоне 1968/69 призвали в армию.

– Вполне возможно. С Бердышевым и Шитиком я чаще всего и играл. Можно сказать, наша тройка была тогда ведущей. Шитик играл справа, очень техничный игрок с хорошим катанием. Я в центре. Еще играл с Васей Кошкиным, который, закончив институт физкультуры в Омске, вернулся в Глазов.

Пару сезонов играл в «Каучуке» Борис Немчинов из горьковского «Торпедо». Сразу чувствовалось, что он пришёл из высшей лиги: всё делал с мозгами, отлично действовал клюшечкой. А вообще, тогда в команде в основном играли омичи. Приезжих почти не было.

В 1971 году «Каучук» со «Звездой» спорил за бронзовые медали чемпионата РСФСР, которые и выиграл. У вас медаль сохранилась?

– Медаль сохранилась, как и шрам на веке. Зашивать было некогда, врач заклеил пластырем - и в самолёт. К сожалению, не помню его фамилию. Мы тогда четыре встречи со «Звездой» играли в апреле. Из-за тёплой погоды и отсутствия искусственного льда (как в Омске, так и в Чебаркуле) мы свои «домашние» встречи провели в новосибирском Дворце спорта, добившись двух побед с одинаковым счетом – 6:4. «Звезда» местом проведения домашних игр выбрала соседний Челябинск. В первой игре мы их в одну шайбу одолели, а потом вничью сыграли. В завкоме нам затем торжественно вручили медали и дипломы.

Возглавлял «Каучук» Иван Яковлевич Крачевский. Очень требовательный тренер - во всех областях, как в быту, так и на льду. После выходных мог сказать, что идёт «душок», чтобы люди поняли, что он это дело засёк. На предсезонных сборах в Адлере отбой в 23.00, так Иван Яковлевич стоял у ворот на базе «Труда», контролировал, чтобы все зашли в номера.

Трибуна сломалась, люди падали прямо к бортику

Знаменитый матч на Кубок СССР с горьковским «Торпедо» помните?

– Ну а как же. Они приехали из Швеции победителями какого-то турнира, народу на стадионе «Динамо» набилось столько, что даже трибуна сломалась, люди стали падать прямо к бортику, а маленьких детей выкидывали на лёд, чтобы не подавить. Матч в итоге задержали. Трактор, который заливал лёд, долго не мог выехать потом. Рассказывали, тысячи на три болельщиков было больше, чем стадион вмешал. «Торпедо» на тот момент было выше нас классом и одержало победу.

Хотя более знаменитый матч, на мой взгляд, был с ЦСКА. Тогда «Аэрофлот» сенсационно обыграл их, а пятую шайбу забросил Виктор Блинов. Когда прозвучала сирена, меня, мальчишку, с толпой болельщиков просто вынесли с трибуны. Думал, кишки вылезут. Народ тогда на стадион ходил с охотой, ведь матчи по телевидению показывали нечасто, да и телевизор был не в каждом доме. На стадионе люди буквально висели друг на друге, ажиотаж был неимоверный. После удачных игр болельщики выстраивались в живой коридор, всячески подбадривали и благодарили игроков.

В том розыгрыше «Каучук» встречался еще с командой «Экскаваторщик» из Таллина.

– Ну, это было просто смешно. Только начали игру – и я уже на секунде десятой забил. Тренер Иван Яковлевич Крачевский мне говорит: «Хватит, иди, отдыхай». Было видно, что они вообще в хоккей играть не умеют. По-моему, 15:0 тогда закончили.

В Омске тогда была сильная футбольная команда, ходили на «Иртыш»?

– Ходил. В 1968 году они заняли первое место в своей зоне, футбол тогда был популярен в городе. Ещё интересно было ходить на мотобол на стадионе «Динамо», была в нашем городе одно время такая команда.

А поиграть в мотобол не возникало желания?

– Ни в коем случае! Я имел опыт катания на мотоцикле, который был у брата. Он на работу уйдет, я мотоцикл потихоньку выведу - и погнал! Один раз так растянулся… Хорошо машин не было, а так бы под колеса попал. С того случая всё желание у меня отпало.

Один сезон тренировал «Каучук» известнейший хоккеист Евгений Бабич.

– Он был чересчур строгий. Или хотел казаться таким. Чувствовалось, что прошёл школу Анатолия Тарасова, тренировал нас по-цээсковски, но сезон не доработал, вернувшись в Москву, а обязанности тренера возложили на защитника Юрия Костицына, который был самым возрастным в команде. Правда он этого особо не хотел.

Сейчас хоккеисты заказывают индивидуальные клюшки в Мексике. А вы какими играли?

– Вроде краснотурьинскими. На них даже написано было. Когда я уже заканчивал, пошли ЭФСИ. В то время клюшки выпускались прямые, и хоккеисты сами загибали крюк, пользуясь классическим способом – разогревая край и засовывая его в батарею. Это было в конце шестидесятых.

Да и гнули тогда не все. Поначалу некоторые смеялись: что за ерунда, клюшки гнуть! У нас в стране первым это начал делать Анатолий Фирсов, обладавший шикарным щелчком. Вот знаменитый фирсовский щелчок тогда знали все. Правда, Анатолий Тарасов первое время запрещал играть такими клюшками, считал, что бросок ухудшается с «лопаты», как его иногда называют.

Когда я был маленьким, мне дед клюшку делал. Пилил, крюк из фанеры вставлял в палку. Пришел я с ней в очередной раз на «Динамо», мы тогда занимались после тренировки команды мастеров, а с нами остался вратарь «Спартака» Николай Кокшаров. У меня эта клюшка сломалась, так Кокшаров принёс мне настоящую! Причём новую! Вот у меня гордости было! Мальчишки обзавидовались.

В ЗАГС пошел с синяком под глазом

Памятных матчей в вашей карьере много было?

– Достаточно. В сезоне 1966/67 команду возглавил Евгений Федорович Дзеярский из Ленинграда. Он сильно нас не напрягал, как морально, так и физически, и мы доигрались до того, что вынуждены были бороться за выживание в классе «А». В заключительных матчах чемпионата принимали основного конкурента – команду «Прогресс» из небольшого удмуртского города Глазов с населением всего-то 65 000 жителей. Льда тогда в Омске искусственного не было, поэтому начало первой игры назначили около девяти вечера. Выходим на игру, а трибуны все забиты! Более 8 000 болельщиков! Как мы после этого могли играть спустя рукава? Выиграли тогда оба матча, еще Вовка Шитик три шайбы во втором забросил.

Или матч с «Машиностроителем» из Златоуста на стадионе «Динамо». Они приехали в роли лидера, а мы их в первом периоде 6:1 разгромили! Я одну из шайб забил. Не могу понять, что случилось потом, закончили игру 6:6… Как это произошло?

А на выезде памятные встречи были?

– В Чебаркуле врезались в память матчи. За воротами, которые атакуем, открывали специально борт, чтобы ветер нам в лицо дул. Меняемся ворота, они с другой стороны открывают!

Ныне покойный Владимир Шитик рассказывал, как проспал однажды в аэропорту вылет команды. У вас смешные случаи были?

– Проспал? Да мы все знали, что он спрятался за колонну, чтобы не лететь во Владивосток на кубковую игру. Отсутствие его обнаружилось, когда самолет в воздух поднялся. Когда вернулись, главный тренер сказал Шитику: «Володя, за зарплату на заборе распишешься».

А у меня… Накануне моей свадьбы у нас была очередная календарная игра – с барнаульским «Мотором». Шайба мне попала прямо в область глаза, да так, что образовался фингал. Мне его всячески замазывали, но было видно, что под глазом приличный синяк. Так в ЗАГС и пошел. Ребята из команды знали, в чём дело, а окружающие несколько косо смотрели.

И ещё - когда играли в Алма-Ате, там везде шашлык продавали, но хлеба нигде не было. Мы его с собой носили, нам непривычно было. А команда у них была сильная, всегда шла в лидерах, в ней играло много ребят из Новосибирска, Новокузнецка. В одном из сезонов «Автомобилист», занявший тогда первое место, потерял дома всего одно очко, а нам удалось сыграть с ними 3:3!

Закончили вы играть довольно рано, в 25 лет.

– В Усть-Каменогорске мне сломали челюсть. Был там Виктор Семыкин, а меня ставили на место его друга, и вот на одной из тренировок въезжаю в зону, а он мне прямо клюшкой в зубы. Думаю, это он сделал специально. За «Торпедо» сыграл всего один матч, закончив из-за травмы, вернулся в Омск, устроился на агрегатный завод, где трудился до 70 лет по специальности доводчик-притирщик. Сейчас стараюсь не пропускать ни одного матча на «Арене Омск» с участием «Авангарда», всё-таки хоккей – это навсегда.

Наша справка

Игорь Иванович Черкашин – нападающий. Воспитанник омского хоккея. Играл за «Каучук» («Аэрофлот», Омск, 1966 – 1972, провел около 270 матчей, забросил 88 шайб).

Бронзовый призер первенства РСФСР 1971 года. По итогам чемпионата 1968 года вместе с Григорием Бердышевым стал лучшим снайпером «Каучука» – 14 шайб в 30 матчах. Играл под № 16 (1966), № 14 (1967), № 12 (1968, 1970–1972), № 15 (1969). В чемпионате 1973 провел один матч за «Торпедо» (Усть-Каменогорск), набрал две минуты штрафа.

Пресс-служба ХК "Авангард"