новости

2 февраля

Борис Степанищев: "За девять сезонов я пропустил всего один матч"

В шестидесятых годах Борис Степанищев был настоящим оплотом омской команды мастеров. Его ценным качеством было спокойствие в любых, даже самых сложных ситуациях.

Источник: Пресс-служба ХК "Авангард"

В шестидесятых годах Борис Степанищев был настоящим оплотом омской команды мастеров. Его ценным качеством было спокойствие в любых, даже самых сложных ситуациях. На площадке он никогда не терял самообладания и неслучайно его не один сезон выбирали капитаном команды. На протяжении трёх чемпионатов Степанищев становился самым метким игроком обороны команды.

Последние годы Борис Сергеевич из-за болезни прикован к постели, но продолжает следить за игрой родного клуба. Болельщики, которые его помнят, помогли сделать ремонт в квартире.

Благодаря помощи Станислава Первушина, отвечающего в клубе за работу с ветеранами, нам удалось пообщаться с ветераном омского хоккея.

Учился в двух ВУЗах

– Моё детство прошло в частном секторе на улице Вавилова около бывшего стадиона «Металлист», – вспоминает Борис Сергеевич. – Летом играли в футбол, а с наступлением настоящих холодов заливали лёд. Там была очень сильная команда по русскому хоккею, которая даже представляла наш город в первенстве РСФСР. Вместе с отцом и старшим братом по воскресеньям мы ходили смотреть матчи.

Во втором классе мне купили коньки с ботинками – «гаги», а до этого у меня были «петушки». Но на них можно было кататься только по снегу, лезвие было шириной с палец - их даже не нужно было точить. Пацаны на таких коньках крючками цеплялись за проходящие машины. Это был хайп, как сказали бы сейчас, но я в этом не участвовал. А клюшки вот делал сам: варил столярный клей, выпиливал крюк.

Вживую хоккей впервые увидел в 13-летнем возрасте, когда в Омск на товарищеские игры приехали чемпионы страны, команда «Крылья Советов» из Москвы. Сначала они разгромили сборную города со счётом 20:1, а на следующий день «Спартак», выступавший в классе «Б» – 12:0. В «Крыльях» тогда играл защитник Анатолий Сорокин, с которым мы вместе выступали за «Аэрофлот» спустя семь лет. Я этого не помню, но он сам потом рассказывал.

Осенью 1959 года попал к Владиславу Федоровичу Бакшееву, который работал тренером на стадионе Сибзавода, а потом на «Волне». С Сибзавода также вышел и Юрий Мальков, не один год игравший за «Аэрофлот» и «Каучук». Надо сказать, что Бакшеев заботился о нас не только на хоккейной площадке, например, в завкоме он пробивал талоны на питание, что очень помогало, потом я перешел к нему в «Волну».

Обычно спортсмены после школы идут в физкультурный институт, а вы поступили в политехнический…
– До девятого класса не знал, что такое отметка «4», учился на одни пятерки. Постоянно участвовал в школьных Олимпиадах по математике, которые проходили по выходным, а у нас в эти дни шли игры. Вот так и разрывался.

В Политехе, можно, сказать, два года промучился. Уже играл в команде и учился. Декан меня просто взял в оборот, постоянно говорил, чтобы забирал документы и шёл в физкультурный. Учились тогда в техническом ВУЗе шесть лет, с первого же курса четыре дня учишься, два ходишь работать на завод. Я поступил на факультет по специальности «Обработка металлов давлением» и попал в кузнечный цех.

В институте мне сделали свободное посещение, сдавать экзамен можно было в любое время. На весь ВУЗ я был такой один студент. Ректору принесли письма за подписью первого секретаря Омского обкома КПСС Сергея Манякина, там было целое дело. В поездки возил с собой учебники, занимался. Когда играл уже в «Аэрофлоте», тоже брал с собой книги. Отучившись два года, поступил в ИФК.

Вы начинали играть в «Буревестнике», который выступал рангом ниже, чем «Аэрофлот», что это была за команда?
– Перед этим я съездил на предсезонные сборы с «Аэрофлотом» в Ригу, но не приглянулся тренеру Владимиру Мурашову. Ему до нас, молодых, было как «до лампочки». В команду тогда взяли только Валерку Седова и Лёню Щукина, а после Нового года и Гришу Бердышева.

Родители мне тогда сказали: давай завязывай с хоккеем и иди учись. Недели две учился и ходил на завод, как вдруг появляется тренер «Буревестника» Валентин Афанасьевич Скибинский. Пришёл прямо к нам домой, поговорил с родителями, убедил их. Так и оказался в «Буревестнике».

Сильнейшие 20 клубов играли в классе «А», а остальные, среди которых был «Буревестник», в первенстве РСФСР. Было несколько зон, распределенных по территориальному принципу. «Буревестник» выступал в сибирской. Команды были достаточно сильные, уже в следующем сезоне «Ермак» (Ангарск), СКА (Новосибирск) и «Торпедо» (Усть-Каменогорск) играли вместе с омским «Аэрофлотом». Через год добавился «Шахтер» из Прокопьевска.

В команде играли студенты института физкультуры, в основном ребята с Урала и Сибири. Можно сказать, что «Буревестник» стал прообразом будущего «Локомотива», многие игроки впоследствии стали известными людьми. Рамиль Валиуллин играл затем за «Аэрофлот» и «Локомотив» (Москва), воспитал легендарного российского хоккеиста Александра Овечкина. Валентин Сергеев – один из основоположников хоккея в городе Бийске. Николай Баинов - после играл в классе «Б» за футбольную команду «Локомотив» (Абакан) в чемпионате СССР. Иван Герасимов – известнейший омский футболист и тренер. Валерий Каманицын – получил известность как один из ведущих хоккейных арбитров. Виктор Масалов – тренировал новокузнецкий «Металлург», работал тренером в детской школе в Омске. Виктор Стройнюк – возглавлял команды «Ермак» из Ангарска, «Спутник» (Нижний Тагил), «Мотор» (Барнаул). Не один сезон отыграл затем за главную команду Омска защитник Юрий Белоклоков. Домашние матчи мы проводили на стадионе «Динамо», почти все ребята жили в общежитии ИФК.

Зарплата у меня была 60 рублей плюс 40 рублей стипендии. Хорошие деньги по тем временам, тем более для 20-летнего молодого человека. После окончания сезона «Буревестник» распался, а я, было, решил завязать с хоккеем.

Лезвия проваливались по самые душки

И тут вас пригласили в «Аэрофлот»…
– Команду тогда принял завершивший карьеру игрока вратарь Николай Кокшаров. Он меня, видать, запомнил по сборам в Риге, что-то увидел во мне, и в итоге нашёл через Скибинского.

Перед сезоном Николай Павлович пошел на смелый шаг, пригласив из детско-спортивной школы большую группу игроков. Состав «Аэрофлота» в том чемпионате был очень молодым, средний возраст составлял чуть более 20 лет. Основа состояла из ребят 17-ти и 19-ти лет.

Самым опытным был наш капитан 34-летний Анатолий Сорокин, с которым меня поставили в первую пару защитников. В команде у него была кличка «Батя». Был ещё один игрок, на год младше его, Евгений Синицин, вернувшийся из «Даугавы». С Сорокиным мы играли два чемпионата, потом с Валеркой Харитоненко, маленько с Юрой Белоклоковым. С Харитоненко играл в паре и в новосибирском СКА.

Естественно, что требовать высокого результата от такого состава было попросту нереально, поэтому пятое место среди 11 команд было оценено как весьма достойное выступление. Мы тогда в конце чемпионата преподнесли болельщикам хороший подарок, обыграв победителя турнира – новосибирскую «Сибирь» со счетом 9:6.

Помню матч с усть-каменогорским «Торпедо» в конце ноября. Температура воздуха держалась в те дни чуть ниже нуля, а так как искусственного льда тогда еще в Омске не было и в помине, начало второго матча задержалось почти на час.

В том чемпионате принял участие во всех матчах, оказавшись самым недисциплинированным в команде. Больше меня штрафного времени никто не набрал, хотя тогда не дрались как сейчас. Не было этого просто. Не сказать, что играл грубо, но так получилось, наверное, много было игрового времени.

Могу добавить, что за девять сезонов в командах я пропустил всего одну встречу, когда получил травму плеча в Серове, сильный ушиб. Наш тренер Скибинский сказал мне: «Отдохни, готовься к матчу в Чебаркуле». А за них тогда выступали Александр Гусев и Валерий Харламов. Ну мы и подготовились. Две забили, одиннадцать пропустили.

Волевые победы команды помните?
– А как же! Играли в Златоусте, уже на первой минуте пропустили две шайбы. После двух периодов уступали 1:4, в третьем 3:5. Вроде всё… Ан, нет! Остаётся минуты полторы, и мы забрасываем три шайбы! Вова Шитик тогда забил свой первый гол за команду в своём первом матче. Клюшечкой владел очень здорово!

Самый необычный матч можете назвать?
– Встречу на Кубок СССР с московским «Локомотивом», которая состоялась в Омске в конце марта. Льда попросту не было, он растаял. Вместо него – каша. Проиграли мы тогда 0:2, лезвия проваливались по самые душки. Игроки больше бегали по площадке, кататься было невозможно.

А ещё как-то играли в три защитника. Белоклокова и Харитоненко после первых матчей чемпионата призвали в СКА (Новосибирск). Чибирев поначалу в состав не проходил, его боялись ставить. Остались я, Петя Галкин и Гена Ивачёв.

А случаи интересные были?
– У нас вся жизнь – интересные случаи, о которых приятно вспомнить, но стыдно рассказать. Когда играл в Новосибирске, после праздника пришлось одного члена команды с Валерой Харитоненко везти домой на детских санках. Со стороны это смотрелось, конечно, комично, но мы не бросили товарища, доставили к месту назначения.

Дзеярский рассказывал, как правильно варить уху

Один сезон тренировал команду Евгений Федорович Дзеярский из Ленинграда. Он фронтовик, был награжден медалями. Рассказывал вам о войне?
– Никогда. Он нам рассказывал, как правильно варить уху. Надо засунуть головешку от костра и в это же время быстро вылить рюмку водки, чтобы они вместе там «вступили в реакцию». Рассказчик из него был очень хороший. Большой мастер.

Свою первую травму я при нём и получил, а были перспективы поехать в московский «Спартак». На сборе в Чернолучье Евгений Федорович решил устроить нам сдачу дурацких нормативов, другого слова не подберу. После дождя дорожка скользкая, ноги разъезжаются. Потянул пах, так потом с ним и мучился, поняв, что о высшей лиге можно забыть. Тренировки там были на порядок выше.

В каком городе больше всего вам нравилось играть?
– В Прокопьевске! Шучу. С одной стороны коробки за воротами были небольшие трибуны, а с другой зрители стояли прямо на сугробах. Народ подпил, им весело. Я как раз проезжал мимо, а они на меня кинули довольно большую глыбу, чуть травму не получил.

Никудышный стадион был в Златоусте, а команда была очень приличная. В таком захолустье вообще было трудно играть. Судьи, как могли, помогали. Мандарин нигде не было, а в Ангарске были. Хабаровск брал рыбой. Свистели в одну сторону.

В Ангарске, кстати, была очень хорошая гостиница, в которой после полётов отдыхали космонавты. Кругом сосны, чистый воздух.

Как тогда передвигалась команда?
– Когда были «Аэрофлотом», то в основном летали. Играли, к примеру, в Серове, который расположен на Северном Урале. Сначала из Омска летели в Москву, а из Москвы назад в Свердловск, после чего пересаживались на поезд. Добирались интересно.

А когда стали «Каучуком», перешли на железную дорогу. Порой поездки в вагоне превращались зимой в мучения из-за холода. Ложились в одежде, накрываясь матрасом.

Помню декабрь 1968 года. Морозы порой стояли за -40, а мы тренировались, играли, обмораживая себе пальцы как на руках, так и на ногах. А ещё дышать было нечем, воздух холодный, задыхаешься. А болельщикам каково было! И ничего – приходили, поддерживали!

Пускали шапку по кругу

Три чемпионата подряд вы становились лучшим снайпером команды среди защитников. За счёт чего это удавалось?
– Как вы добились таких успехов? (смеётся) Только за счёт партнёров! Молодец был Рафка Валиулин, еще Гриша Бердышев. Валиулин выигрывал единоборства в углу, он был правый нападающий. Чувствую, он выигрывает, только поднимает голову, я выкатывался по центру на средний пятак, так, чтобы не провалиться. В живот вратарю, как сейчас, не бросал, только по углам и в основном низом по льду. Была в команде у нас такая поговорка: «Если что, Борька в тазик забьёт». Если зазвенело, значит, гол! Всегда смотрел, как там вратарь соперника.

В одном из чемпионатов забил девять шайб. Из них две в матче со свердловским «Спартаком», в котором мы уступили 3:7. Такое у меня было всего один раз.

Четыре сезона вы были капитаном команды. Вас назначали или выбирали?
– Тогда капитана выбирала только команда. Было тайное голосование, тренер не вмешивался. Каждый игрок писал кандидатуру, а потом пускали шапку по кругу.

На правах капитана с судьями спорили?
– Такого никогда не было. Играй, подавай пример партнёрам. Никаких наставлений не практиковалось. На «Динамо» были две маленькие раздевалочки, половина команды в одной, половина в другой. Там вмещалось человек десять, никаких сидений, обыкновенные лавки.

В 25 лет вы оказались в новосибирском СКА. Почему так поздно призвали?
– Пока учился в институте, меня не трогали. Готовился к сезону, «Каучук» тогда принял знаменитый нападающий Евгений Бабич. Он работал в Германии и любил повторять: «Вас ис дас, вас из дас». А потом бац! 14 ноября как раз перед первой игрой чемпионата со СКА, призвали отдать долг Родине. Вот такое совпадение!

На медкомиссии говорю: «У меня высокое давление, голова болит». А подполковник такой вредный оказался, отвечает мне: «Ну, ты же играешь. Также и в СКА – голова поболит, а потом перестанет, и всё будет хорошо. Вот видишь требование. У тебя есть начальство, и у меня есть начальство. Ты хочешь, чтобы я с должности слетел? Этого не будет. Будешь ты в СКА».

Заводилой у армейцев был Адик Цепенюк. Мы с ним и до этого были знакомы. Он меня в охапку, говорит партнёрам: «Знакомьтесь, к нам Боря приехал. Надо хорошо встретить».

После окончания карьеры не хотели стать тренером?
– Юрий Белоклоков, тренировавший «Старт» из Верхней Салды, приглашал помощником. Но я не поехал, а потом узнал страшную новость. ПАЗик, в котором ехала команда, попал в аварию. Для Белоклокова и водителя автобуса эта поездка стала последней…

Наша справка

Борис Сергеевич Степанищев – защитник. Воспитанник омского хоккея. Родился 24 октября 1944 года.

В сезонах 1965–1969 провел за «Аэрофлот» и «Каучук» около 200 матчей, забросил 26 шайб. Лучший снайпер команды среди защитников 1965 – 6 шайб, 1966 – 9 шайб, 1967 – 4 шайбы. В сезонах 1966–1969 годов исполнял обязанности капитана команды. Все пять чемпионатов в форме нашего клуба неизменно играл под № 3.

Выступал за «Буревестник» (Омск, 1964, первенство РСФСР), СКА (Новосибирск, 1970, 1971, забросил 5 шайб), «Рубин» (Тюмень, 1972, забросил 2 шайбы).

Завершив карьеру в мастерах, играл на первенство города за «Шинник» и «Каучук», более 30 лет работал учителем физкультуры в средней школе. Живет в Омске в городке Нефтяников.

Пресс-служба ХК "Авангард"