СМИ о клубе

Илья Михеев: «Лучшее место на земле? Омск!»

Источник sport24.ru

Илья Михеев — о Бобе Хартли, московских пробках, отъезде в НХЛ и любимой бабушке.

Илья Михеев в этом сезоне стал настоящим лидером родного клуба. Его «Авангард» впервые за семь лет играл в финале Кубка Гагарина, а 24-летний нападающий по итогам регулярного чемпионата стал лучшим бомбардиром омского клуба с 45 (23+22) очками. По ходу плей-офф Илья получил травму и пропустил часть матчей, однако смог вернуться во второй половине серии с «Салаватом Юлаевым». Практически никто не сомневается, что ближайшим летом Михеев уедет в НХЛ — главным прентендентом на него называют «Торонто». В интервью Sport24 форвард рассказал об успешном сезоне, приглашении в сборную России и о том, стоит ли его ждать в лучшей лиге мира.

«Невозможно смотреть хоккей, когда твои ребята играют»

— У вас закончился сезон, но вы все равно тренируетесь во дворце в Балашихе. Почему?
— Отдохнул четыре дня и хватит, надо все равно в зал сходить. Нельзя в сборную неподготовленным приезжать (разговор состоялся в среду, 24 апреля — примеч. Sport24), поэтому решил пару-тройку дней еще покататься, «физику» почувствовать.

— Вы уже прошли медосмотр в сборной, у вас же травма была?
— Еще не проходил, а травма не беспокоит. Играл нормально, это такие детали.

— Хартли сказал, что вы играли на одной ноге в плей-офф.
— Ну, про травму не хотелось бы что-то говорить, сейчас все хорошо.

— Насколько сложно было восстанавливаться, понимая, что в самый ответственный момент сезона не можешь помочь команде?
— Весь чемпионат прошел без травм, и вот в серии с «Барысом» получил повреждение. Больше было психологически тяжело, невозможно смотреть хоккей, когда твои ребята играют, а ты сидишь на трибуне и помочь не можешь. Но я уже в таком возрасте, что начал понимать, что главное вылечиться и дать организму время. Спасибо тренерскому штабу и докторам, они сделали все возможное, чтобы я как можно быстрее вышел на лед.

— Сами не рвались в бой и понимали, что нужен был месяц на лечение?
— То, что писали о месяце восстановления, это неправда. Не знаю, откуда эта информация была. Просто нужно было время, я сам понимал, что смысла возвращаться раньше нет, я бы ничем не помог.

— Когда вернулись на лед, страха за травмированную ногу не было?
— Нет, славу богу, у меня не такая серьезная травма была, все обошлось.

— Сразу после четвертого матча все игроки «Авангарда», вы в том числе, выглядели убитыми. Наступила ли позже радость, чувство удовлетворения? Вы ведь должны понимать, какой шаг вперед сделала команда.
— Да, конечно. Для нас этот сезон был во всех смыслах новый, с новой локацией, ареной, тренером. Считаю, что мы добились отличного результата. Да, не получилось в финале, но как организация мы сделали огромный шаг вперед.

— Когда у вас это понимание наступило после финала: через пару часов, на следующее утро?
— Оно было на протяжении всего сезона. Потихоньку накапливалось. Повторюсь, мы сделали хорошее дело.

— Если бы вам в сентябре сказали, что «Авангард» будет играть в финале, легко бы поверили?
— Конечно, с легкостью не поверил бы, но мы по ходу сезона не думали об этом, а шли шаг за шагом.

— В какой момент в сезоне появилось чувство, что вы можете все?
— Да мы всегда верили. Старались не смотреть на то, что пишут, что специалисты говорят. Молча работали над своей системой, отрабатывали то, что начали делать на первой тренировке в июле. У нас была одна цель — становиться лучше.

— По ходу сезона у «Авангарда» были серии поражений, нервозная обстановка в такие моменты была?
— Нет, такие серии у всех есть, тяжело весь сезон пройти ровно, все равно где-то будут неудачи.

— Понимаете ли вы, что в финале ЦСКА сделали все что могли?
— Мы могли больше.

— Чего не хватило и почему?
— Голов не хватило. В последнем матче вели в счете 2:0, могли также продолжать, но совершили ошибки.

— Нервы, психология или в чем причина?
— Не нервы и не психология. Просто ошибки.

«За пределами льда тренерский штаб — твои друзья»

— Хартли в прессе отзывался о своей команде исключительно положительно, много раз говорил, как гордится вами. Как часто Боб мог наорать и наругать кого-то на тренировке?
— Такое естественно случалось. Но Боб и весь тренерский штаб, в первую очередь, большие профессионалы, с которыми приятно было работать. Мы многое узнали, да и не только мы, но и клубный персонал, руководство. Это была огромная школа для нас.

— Когда начали работать с Хартли, было ведь непривычно?
— Все было зеркально, если сравнивать с предыдущим моим опытом. Впервые работал с иностранным тренером. Мы потом сидели и думали, почему у нас такого нет.

— Что именно отличается?
— Все: поведение, атмосфера в раздевалке. За пределами льда и раздевалки тренерский штаб — твои друзья, с которыми ты можешь посидеть покушать, пообщаться на любые темы. У нас, к сожалению, не так. В России, наверное, считается странным, если игрок с тренером будет за одним столом сидеть.

— Вы могли с Хартли поужинать и что-то обсудить?
— В столовой все вместе сидим, никто не смотрит, игрок ты, человек из персонала, тренер или президент клуба. Без разницы. Это такой самый яркий пример.

— Привыкли быстро?
— Все в новинку было, но неделька прошла и привык, сейчас это воспринимается как что-то в порядке вещей, так и должно быть.

— Наверное, после такого с русским тренером будет сложнее работать.
— Да не то что бы сложнее, менталитет другой. Я не говорю, что русские тренеры плохие, просто другие.

— Хартли давал довольно много выходных игрокам по ходу сезона, что в принципе очень не характерно для тренеров КХЛ. Для вас это было в новинку? В тренажерный в выходные не тянуло?
— Нам часто говорили, что в любом случае семья на первом месте и надо ей уделять внимание. Это, наверное, больше к игрокам с женами и детьми относилось. Выходные и правда были, все ребята проводили их с семьями.

— Как вы их проводили?
— Я получается в паузы три раза в сборную ездил.

— А если брать не паузы, а периоды между домашними и выездными сериями?
— В эти промежутки выходных было больше, чем раньше.

— Девушка переехала к вам из Омска? 
— Нет.

— На два города получается живете. 
— Да, на два фронта (улыбается).

— Сложно ведь. 
— В отношениях нормально в принципе. У меня работа, девушка тоже работает, игры шли одна за одной.

— Не ставили условия, чтобы она переехала?
— Нет, я точно не ставил.

— Как часто к вам приезжали родители?
— Были на финале, на матчах с Уфой. Да в принципе весь плей-офф смотрели с трибуны, а в сезоне приезжали не так часто.

«В Москве езжу на метро»

— Как вам дался переезд в Балашиху?
— Ко всему привыкаешь. Для нас сделали отличные условия на арене: раздевалки, лед и так далее. Но понятно, что город другой, нет друзей — все остались в Омске.

— По ходу сезона была возможность домой съездить?
— Я слетал на один день в Омск на Новый год. Даже поменьше получилось.

— В Москву часто выбираетесь или пробки пугают?
— Поначалу вообще не понимал, как люди здесь с такими пробками живут. На выезд из Балашихи в шесть утра могут быть дороги забиты, не представляю, как каждый день тут на работу ездят, такое ощущение, что они живут в машинах. Считаю, что это очень тяжело. Для меня это даже дикость, но понимаю, что у некоторых выбора нет. Потом потихоньку привык, но в Москве только на метро ездил.

— C «Авангардом», когда ехали в аэропорт или на матчи, попадали в пробки?
— В аэропорт, бывает, два с половиной часа едем. Это очень тяжело. Ты уже и поспал, и поел, и все еще едешь, хотя лететь минут сорок. В Омске из любой точки города можно в аэропорт за 10-15 минут доехать. Это кайфово.

— В московском метро люди не узнают?
— Нет, вообще не узнают. Москва — другой город, еще и огромный. Здесь, мне кажется, если каждый день будешь пересекаться с человеком, не вспомнишь кто это.

— А в торговых центрах?
— Я в них практически не был.

— В Омске по-другому?
— Не знаю, вот приеду и посмотрим. До этого узнавали.

— С какими чувствами возвращаетесь в Омск после Москвы?
— Понятно, что Омск не такой большой город, там не так много возможностей, но это родной город, где намного лучше, чем в Москве. Все знаешь, все близкие и родные рядом, уютнее.

«Полная чушь, что я согласился на переход в СКА»

— Сколько шуток по поводу ваших усов и схожести с Фредди Меркьюри услышали за плей-офф?
— В команде, конечно, сравнивали и шутили на эту тему. Но я спокойно относился. Пошутили и ладно.

— Как к творчеству «Queen» относитесь?
— Я не фанат.

— Фильм «Богемская рапсодия» смотрели?
— Нет, в кинотеатры не хожу.

— Почему?
— Не знаю, не люблю просто.

— Как досуг проводите?
— Ну, кино можно в интернете посмотреть. Ничего страшного, что фильм через полгода выйдет, за новинками не гонюсь. Я люблю дома время проводить.

— Бобков феноменально быстро умеет собирать кубик-рубик. Что необычного умеете вы?
— Я компьютер быстро включаю.

— Что в школе у вас получалось лучше всего?
— Да в школе я неплохо учился, мне многое нравилось. Например, алгебру без проблем изучал, а русский был не так интересен.

— После школы в институт поступили?
— Да, отучился в спортивном ВУЗе, даже магистратуру закончил по специальности «Медико-биологическое обеспечение спорта».

— «Авангард», наверное, единственный клуб КХЛ в медийном пространстве, который не боится смеяться над собой. Вам сначала было это непривычно, как вообще к этому относитесь?
— Если честно, не могу сказать, что все было в новинку. Так и с друзьями разговариваем. Да, в к клубе многое поменялось, больше вещей стали делать для болельщиков, много развлекательных площадок перед игрой стало открываться. Мы за этот год большой шаг сделали не только в хоккее, но и в маркетинге.

— В лиге плохих шуток «Авангарда» вы смеялись после ответа на вопрос. «Почему Михеева не купили в СКА?» (ответ: «У них не было мелочи»). Прошлой весной вам, наверное, не до шуток было?
— Я не знаю, откуда все пошло в прошлом году. Кто-то написал, и дальше тему раздули.


— Вас это никак не касалось?
— Я не читаю хоккейную прессу, поэтому мне даже было неинтересно, что пишут.

— От агента никакой информации не было?
— Нет. У меня на душе все было спокойно. Я не думал, не загадывал. Никто ж не знает, как может случиться. Тебе могут позвонить и просто перед фактом поставить. Но говорили, что спрашивали моего мнения о переходе в СКА, и я дал согласие. Это все полная чушь.

— Почему хоккейную прессу не читаете?
— Неинтересно. Я результаты могу посмотреть, но читаю только футбольные новости.

— Мнение болельщиков неинтересно?
— Это сугубо личное дело каждого. Сколько людей — столько мнений. Если каждого слушать, то можно сойти с ума.

— Прохоркин говорил, что читает комментарии под статьями, чтобы разозлиться, замотивировать себя. У вас такого желания никогда не было?
— Нет-нет, это не мое совсем. Может же быть 50, 100, 200 комментариев. Если начнешь читать…

— Почему я ни разу не слышала о вас ничего плохого. Неужели вы такой правильный?
— Ой, не знаю. В комментариях почитайте.

— Какие отрицательные черты есть в вашем характере?
— Это неправильно у меня спрашивать, нужно у моих близких узнать. Над всем мне надо работать. Я же не могу сказать, что надо быть добрее. Может, на льду бываю сильно вспыльчивым.

— Вы производите впечатление скромного молодого человека, в жизни вы такой же?
— Наверное, да.

— Как часто можете посмеяться над собой?
— С этим проблем нет, ничего зазорного в этом нет. Если друзьям пошутят, то это совершенно нормально. Тем более, если это еще и смешно. Над другими тоже могу пошутить.

— Не слишком активны вы и в соцсетях. Как так?
— Я, наверное, больше наблюдатель. В инстаграм не так часто захожу, не умею вести страницу как блогер. Хотя много на Youtube-блогеров смотрю.

— Что на Youtube смотрите?
— Много всяких блогеров. Раньше вообще убивался по Youtube, года два назад не вылезал из него. Сейчас, конечно, меньше. Сейчас смотрел «Дневник Хача».

— А Дудь?
— Его тоже начинал, но в последнее время забросил. В сезоне мало что смотрел.

— Сами бы хотели сняться в шоу у блогера?
— Не знаю. Наверное, не настолько это люблю.

— Почему никогда в прессе не встречала ваших ярких высказываний?
— А что яркого-то?

— Могли бы что-то жесткое сказать.
— Я уважаю вашу профессию, вы тот посредник, который передает наши слова, нашу позицию болельщику. Не понимаю, когда отказываются от интервью после матчей. Нужно всегда разговаривать, точнее не всегда, а когда просят. Это часть нашей работы. Плохое настроение — не повод отказываться от комментария.

«Бабушка всю жизнь меня с одного конца города на другой отвозила»

— Пару лет назад вы говорили, что ваша бабуля до сих пор жалуется, что зря вас в хоккей отдали. Неужели и сейчас мнения не поменяла?
— Бабушка до сих пор так считает. Особенно, когда я травму получил. Но вообще хочу сказать бабушке спасибо, благодаря ей я стал тем, кем стал и становлюсь. Без нее ничего бы не получилось.

— Бабушка большое участие в вашем воспитании принимала?
— Бабушка всю жизнь меня с одного конца города на другой отвозила на тренировки и своей дачей жертвовала. Пока родители работали, она мной занималась, после хоккея на дачу ездила. И все это не на машине, а на общественном транспорте. Это очень тяжело. Безумно ей благодарен.

— Ругалась ли она на родителей, что вас в хоккей отдали?
— Нет. Маленькому ребенку же важно спортом заниматься, а не непонятно чем. Мы тогда в футбол и хоккей играли, а сейчас дети только в телефонах сидят. Я зацепил еще то время, когда детство на улице проводили, бегали по гаражам, играли в разные вещи. У нас и телефонов-то не было.

— Бабушка и родители не настаивали, чтобы на первом месте была учеба, а не хоккей?
— Нет, такого не было. Но я и сам понимал, как важно получить образование. Я никогда не забивал на учебу, хоккейная карьера не такая уж долгая, как кажется. Поэтому я совмещал.

— Сложно было совмещать?
— У меня школа была около дома, идти было две минуты, так что справлялся нормально.

— В каком возрасте вы осознали, что хоккей — это ваша работа, что он нужен вам, а не родителям?
— С детской школы, когда начали по городам ездить на соревнования. Хотелось потом попасть в молодежную команду, затем в первую. Вот так шаг за шагом все и пошло.

— Когда вы занимались в школе «Авангарда», Яромир Ягр выступал в КХЛ за Омск. Фанатели от него?
— Я его не застал. Но когда был в школе, то помню его. Когда мимо первой команды шли в тренажерный или игровой зал, а основа переодевалась, то подглядывали. Увидеть кого-нибудь — уже радость. Но вот Ягра видел только на льду.

— На кого из хоккеистов в детстве равнялись?
— Когда «Авангард» играл еще в СКК имени Виктора Блинова, мы ходили на матчи, в Омске играли Антон Курьянов, Саша Пережогин, Саня Попов. Мы на них смотрели с открытыми ртами. А через десять лет мне посчастливилось вместе с ними выходить на лед.

— У вас довольно гладко складывается карьера: без сильных падений. Не беспокоит, что все так хорошо идет?
— Я об этом не думаю, а просто работаю. Что будет завтра — не знаю.

— У каждого мальчишки должно быть миллион интересных историй из школьных лет. Расскажите, что вы делали сумасбродного?
— Все было яркое: и поездки на поездах, и на автобусах. Со многими ребятами до сих пор общаемся, видимся после сезона. Прикольно встретиться, пообщаться и повспоминать что было. Все выросли, кто-то в армию успел сходить, у кого-то уже дети. Всегда интересно увидеться с теми, с кем играли. Конечно, многие закончили с хоккеем, кто-то тренером стал.

«Деньги для меня никакой роли не играют»

— На Евротуре вы сказали: «Всегда стараюсь себя выталкивать из зоны комфорта, потому что понимаю: в ней можно застрять и уже не выбраться». Как вы сейчас собираетесь это делать?
— Поживем-увидим.

— Поездка в НХЛ может этим стать?
— Конечно! Это другая лига, там все по-другому.

— В голове решения нет по поводу отъезда?
— Нет. Сейчас все мысли о сборной. Состав на чемпионат мира собирается очень хороший, надо попасть в него еще.

— Был ли разговор с «Авангардом»? Вы отложили обсуждения до конца чемпионата мира? Клуб же должен понимать, останетесь ли вы или нет. 
— Мы разговариваем с клубом. Больше эту тему поднимать не хочу.

— Что для вас важно при выборе команды?
— Есть в голове понимание, чего я хочу. Самое главное, чтобы тренер видел меня в команде. Если ты хочешь в Америку, то нужно сделать правильный выбор. Но только время покажет, насколько он правильный. В любом случае все зависит от тебя: от твоей подготовки, психологии.

— Вы осознаете, как трудно будет в Америке: новая страна, другой менталитет, языковой барьер?
— Я еще же туда не уехал.

— Как с английским?
— Не сказал бы, что он у меня хороший. Больше понимаю, но мало говорю. Нужна практика. За этот год хоккейную тематику практически всю выучил, Боб и весь тренерский штаб на английском говорили. Понятно, что был перевод, но я все слушал.

— С репетитором занимаетесь?
— Да, во время сезона занимался. Но нужно постоянство, а у нас не всегда получалось из-за моего графика, плюс преподаватель из Омска, и мы не всегда из-за разницы часовых поясов могли состыковаться. Не хочу, чтобы это было оправданием. Нужно и самому готовиться, больше пихать себя и поднимать попу с дивана.

— Короткое интервью на английском готовы дать?
— Может быть и готов. Но очень коротко с небольшим запасом слов. Если все-таки решусь на отъезд, буду заниматься еще больше.

— Некоторые считают, что сначала надо в России поиграть, заработать денег, а потом уезжать. Какого ваше мнение на этот счет?
 — Всех денег не заработаешь. Семьи у меня пока нет, есть только девушка, поэтому возраст еще позволяет поехать в Америку. Деньги на данном этапе для меня никакой роли не играют. Может, для кого-то это глупо.

— Помните, на что потратили свою первую хорошую зарплату?
— Родителям отдал. Сколько-то себе оставил. Вообще плохо помню.

— Какая была самая дорогая покупка в жизни?
— Квартиру в прошлом году купил.

— В магазин можете пойти и купить себе хорошие дорогие часы?
— Нет, я вообще не люблю шопинг.

— Только онлайн?
— И онлайн тяжело дается. Чаще сестра что-то покупает мне.

Блиц-опрос:

— Чемпионат мира, Олимпиада, Кубок Гагарина или Кубок Стэнли?
— Надо поделить. Тут и сборная, и клубные достижения. Все важно. Не могу выбрать.

— Если бы не стали хоккеистом, то занимались бы…
— Отучился бы хорошо, а потом бы своим делом каким-нибудь.

— Когда у вас не получается ничего на льду, вы делаете…
— Работаю дальше.

— Самая крутая тройка в мире?
— Попов — Пережогин — Курьянов.

— Кто лучший хоккеист планеты прямо сейчас?
— Пусть будет Дацюк.

— Самое ужасное блюдо, которое вы пробовали? 
— Да ужасного не было, я не привередлив. Устрицы не люблю, но не назову их ужасными, просто не понимаю это блюдо.

— После просмотра какого фильма вы плакали?
— Я такие фильмы не смотрю. Только если «Хатико».

— Сколько цветов нужно дарить девушке?
— Много.

— Лучшее место на земле?
— Омск.

— Самый лучший момент в жизни?
— Когда с семьей.

Дарья Тубольцева, Sport24

Последние новости

Билеты на домашнюю серию «Авангарда» в продаже!

Клуб

Билеты на домашнюю серию «Авангарда» в продаже!

«Старались не убирать ногу с педали газа». Вячеслав Войнов о победе над Чехией на Кубке Первого канала

Клуб

«Старались не убирать ногу с педали газа». Вячеслав Войнов о победе над Чехией на Кубке Первого канала

«Это гордость — представлять свою страну!» Кирилл Семёнов после стартового матча Кубка Первого канала (ФОТО+ВИДЕО)

Клуб

«Это гордость — представлять свою страну!» Кирилл Семёнов после стартового матча Кубка Первого канала (ФОТО+ВИДЕО)

Александр Крылов – обладатель премии BISPO AWARDS 2019

Клуб

Александр Крылов – обладатель премии BISPO AWARDS 2019

Вернуться наверх