А. Крылов: «Спортсмены с большими деньгами — как слепые котята. Я хочу, чтобы их не обманывали»

Источник matchtv.ru

Обозреватель «Матч ТВ» беседует с председателем совета директоров «Авангарда» Александром Крыловым. 1 сентября стартует 12-й чемпионат КХЛ, «ястребы» в матче открытия сыграют с ЦСКА.

Из этого интервью вы узнаете:

  • как Крылов начал заниматься хоккеем
  • как заработал свой первый миллион
  • какие-бизнес советы дает своим спортсменам
  • как было принято решение по переезду «ястребов» в Балашиху
  • какую роль сыграл вечерний звонок Илье Ковальчуку

«Когда я увидел в деле Козлова и Буре, то все понял»

— Александр Крылов — человек, о личной жизни которого мало знают. Вы не лезете в свет юпитеров, не хвастаетесь достижениями. Даже странички в Википедии о вас нет. Это радость или вопрос времени, что нет такой публичности?

— Есть свои преимущества от этого. Что скрывать?

— Тогда расскажите о себе. Как ленинградский мальчишка начал заниматься хоккеем?

— Хоккей во времена СССР был самым популярным видом спорта. Это совершенно точно. Я его смотрел с дедушкой с малолетства. У меня были свои кумиры.

Меня в семье хотели отдать в разные секции. Но я твердо решил, что я стану только хоккеистом. В шесть лет я пришел в секцию, однако меня не взяли по возрасту. В советское время начинали заниматься хоккеем с семи. Но я уже умел кататься на коньках.

— Пришли в секцию СКА?

— Сначала это была другая детско-юношеская спортивная школа. По-моему, тогда работало 12 школ в Ленинграде, которые проводили между собой чемпионат. А потом уже был СКА.

— До какого уровня вы дошли?

— Я закончил в 14 лет стремиться к тому, чтобы стать профессиональным хоккеистом. Тогда остро встал вопрос — или учиться, или дальше тратить время.

— Это был сезон 1984-85.

— Помню, как проходило первенство Вооруженных сил. Мы играли с «Химиком» и ЦСКА. Когда я увидел, что творят на льду юные Слава Козлов и Паша Буре, которые играли друг против друга, то четко понял: мне ловить нечего. До такого уровня я никогда не дорасту, поэтому лучше пойти в учебу.

— Так совпало, Вячеслав Козлов в этом сезоне пришел в штаб «Авангарда», став помощником Боба Хартли.

— Да, и мы говорили с ним об этом, — улыбается Крылов. — Конечно, он меня не вспомнил в том сезоне. Но вот так повернулась жизнь.

«Я уже в 15 лет купил себе автомобиль»

— Вспомните чувство, когда вы заработали свой первый миллион. Вспоминаю рассказ сатирика Михаила Задорнова, на которого в конце 80-х упали огромные деньги. Так он каждый вечер снимал спорткомплекс с бассейном, заказывал туда оркестр и устраивал вечеринки для друзей.

— У меня такого точно не было. Но из-за того, что я знал иностранный язык, в Ленинграде был фарцовщиком. Поэтому деньги у меня появились достаточно рано. Я даже не помню, чтобы брал их у родителей. Уже в 15 лет купил себе автомобиль.

— Это как личный звездолет по меркам 1986 года.

— У меня с деньгами не возникало проблем. Они появились естественно. И когда пошел денежный поток, главным было соскочить с фарцовки и организовать бизнес. Потому что многие фарцовщики жили в советской парадигме и не понимали, что бывает серьезное дело. Многие на этом закончили. Кто-то уехал в Америку или Израиль, ничего там не добившись. Середина 80-х, ближе к 90-м — переломный момент в судьбах многих.

— Если к вам придет хоккеист «Авангарда» и скажет, что у него есть классный стартап — ваша реакция? Поддержите?

— Да, и я скажу больше. Это ведь как снежный ком. В нашей стране живут люди не без инициативы. Важно им помогать, создавать условия для их творчества. Сейчас у нас в портфеле порядка 12 различных проектов, чтобы развивать спортивные составляющие. В том числе — в медиа. А еще — в клиентском опыте, в маркетинговых активностях. Мы даже подумываем, чтобы организовать венчурный фонд по спорту. Такого нет в нашей стране. А я считаю, что надо вкладывать деньги в идеи, которые заслуживают внимания и развивают сам спорт. Где-то осенью мы обнародуем сложившийся проект, и это будет интересно.

— Представьте, что я — хоккеист. И у меня есть свободные 10 млн рублей. Я прихожу к Александру Крылову и спрашиваю совет, куда их вложить. Что вы ответите? Коммерческая недвижимость?

— Идея создания венчурного фонда — одна из гипотез, которая заслуживает внимания. Дело в том, что у топ-спортсменов есть достаточно большое количество денег на коротком этапе лучших лет их карьеры. Очень часто этот этап заканчивается, и вместе с ним — деньги.

Большие корпорации развивают свой топ-менеджмент. Потому что понимают, что менеджеры хорошо зарабатывают, дают результат. Вот в них и вкладывают деньги. А вот спортсмены иногда зарабатывают даже больше, чем топ-менеджеры. Но в них никто ничего не вкладывает.

Получается, что спортсмены — как слепые котята. Их можно легко обмануть, наставить на неправильный путь. И я знаю примеры — ни для кого не секрет, как футболист Александр Кержаков потерял деньги на строительстве нефтеперерабатывающего завода.

— Вложил 300 млн рублей в пустырь в Воронежской области. В итоге завод там так и не появился.

— Я хорошо знаю этот кейс. Больше скажу, в то время мы с Александром Дюковым отговаривали Кержакова это делать. К сожалению, он решил, что для него намного важнее те партнеры, кто в то время представлял его интересы.

— И они кинули его при первой же возможности.

— Я об этом и говорю. Этот случай подтверждает идею, что спортсменами надо заниматься. Если ты вкладываешь в них большие деньги в виде зарплаты и бонусов, попробуй сделать так, чтобы атлет по завершению спортивной карьеры ничего не потерял. И может быть, приобрел какие-то другие навыки, которые помогут ему быть полноценным участником общества. И он избежит участи потерянного человека.

«Хартли — монументальный тренер, как глыба»

— О человеке говорят его друзья. Николай Фоменко, Илья Ковальчук, Вячеслав Быков — это впечатляет! Вы в юности от «Секрета» не фанатели, в красных галстуках не ходили?

— Я не скажу, что совсем не слушал «Секрет». Но в то время больше любил U2. И я знаю Колю давно. Особенно проникся его гоночной карьерой. Наверное, Фоменко был первым, кто смог всей стране широко рассказать об автоспорте. Надо отдать ему должное. Коля — талантливый артист, шоумен, спортсмен, бизнесмен. Свою жизнь он проживает ярко.

— Правда, что ваша любимая музыкальная группа — «Гражданская оборона»?

— Это не совсем так. В одном из интервью меня попросили выбрать из двух групп. Конечно, я назвал «Гражданскую оборону». Потому что рос в Ленинграде, был активным парнем. Так вот, «Гражданская оборона» долго была связана с нашим городом, записала у нас несколько альбомов. Егор Летов приехал в конце 80-х, мы общались.

— Это Ковальчук вам посоветовал Боба Хартли? Вы ведь изначально хотели, чтобы главным тренером «Авангарда» стал Вячеслав Быков.

— Нет, все было немного не так. Если говорить об Илье, то мы познакомились в Петербурге. Какое-то время делали несколько проектов, связанных с развитием бренда G-Drive. Ковальчук был их лицом. Так и познакомились.

Мне кажется, у нас одинаковая философия. Мы сдружились чисто по человеческим взглядам на жизнь. Илья — очень хороший семьянин, много времени уделяет детям. Он — отличный парень. Я сдружился даже не с хоккеистом, а с человеком.

Когда встал вопрос о поиске тренера, мы находились в жесточайшем цейтноте. Правда, что я летал в Швейцарию для разговора с Быковым. Но мы не смогли договориться, потому что в то время для него было очень важным нахождение в Швейцарии. Это по семейным обстоятельствам.

Быков был готов сделать все, чтобы помочь «Авангарду». Но переехать в Омск — а тогда мы говорили об этом городе — для него было невозможно.

— Вы сильно расстроились, когда летели обратным рейсом?

— Быков отказал не сразу. Он как очень ответственный человек взял время на раздумье. Скажу больше — я знаю, что на Быкова выходили несколько других клубов, и он отказывал им сразу. А здесь получилось, что он уделил время, и мы провели несколько встреч.

Что касается Хартли — на чемпионате мира в Копенгагене я увидел весьма интересную сборную Латвии под его руководством. Присмотрелся к тренеру, которого знал еще по тем временам, когда он в 2001 году выигрывал Кубок Стэнли с «Колорадо». Помните ту плеяду великих тренеров? Джоэл Кенневилль, он…

И я еще удивился: такой крутой тренер как Хартли — и без контракта в НХЛ. Последнее время он работал на телевидении, потом получил работу в сборной Латвии. И вот я на него смотрю с трибуны — и понимаю, что это наш шанс. Надо сделать все возможное, чтобы привезти его в Россию.

Я знал о Хартли, что он — монументальный тренер. Как глыба. Его внимание к деталям максимально. И тогда я позвонил Илье Ковальчуку, чтобы он помог организовать встречу.

— Я помню, что Хартли тренировал его в «Атланте».

— Шел чемпионат мира, график очень плотный. Я понимаю, что иначе это было сделать нельзя. А у нас — цейтнот, надо срочно принять решение.

Илья позвонил Хартли, договорился с ним. Встреча состоялась в датском отеле в два часа ночи. Вели переговоры до шести утра.

«Начни мы сезон в Омске, в страшном сне не могу представить, что бы произошло»

— Если посмотреть на ваш год в «Авангарде», сильно ли реальность разошлась с ожиданиями? Вряд ли вы думали, что сразу возникнут колоссальные проблемы с ареной, что в финале начнут раздувать тему, что в раздевалку не пустили антидопингового комиссара. Куча форс-мажоров!

— Скажу сразу — я знаю многие лиги. Так вот, КХЛ — самая чистая лига, которая только есть в России. Это очевидно, и тут колоссальная заслуга тех людей, которые участвовали в создании и продвижении КХЛ. С футболом даже не сравнивайте. Это день и ночь!

Что касается арены — да, вы правы. Тут повезло, что в моем подразделении есть большой блок строительства. Мы хоть занимаемся продажами, но еще и возводим инфраструктуру.

Я приехал разбираться с делами, думал о хоккейной академии. Наши строители оказались просто под рукой. Не профессионал бы это не определил. Начни мы сезон в Омске, и я в страшном сне не могу представить, что бы произошло. «Зимняя вишня» в колоссальных масштабах.

— Решение приняли моментально?

— Когда прошел первый аудит, стало понятно: это все. Мы просто не стали это сразу выдавать в публичное пространство, понимая, насколько важен хоккея для Омска. Какая это будет потеря — остаться без «Авангарда» в городе.

Но играть на аварийной арене было нельзя. Нам требовалось быстро разобраться, каким образом с минимальными потерями мы выйдем из форс-мажорной ситуации.

— Никаких колебаний.

— Да. Фразы «может быть» не было. Там очень серьезная проблема, и это длилось не один год.

— У вас есть свои личные соцсети?

— Нет. Это опять к вопросу о страничке в Википедии и публичном пространстве. То, с чего мы начали. Теперь, с «Авангардом», ко мне пришла публичность. Стараюсь с этим справляться. Но до заведения своих соцсетей пока не дошел.

Последние новости

Наиль Якупов в «Авангарде»: первый матч, первый гол, первая победа (ВИДЕО)

Клуб

Наиль Якупов в «Авангарде»: первый матч, первый гол, первая победа (ВИДЕО)

«Мы агрессивно атаковали на высоких скоростях». Комментарии после победы над «Автомобилистом» (ВИДЕО)

Клуб

«Мы агрессивно атаковали на высоких скоростях». Комментарии после победы над «Автомобилистом» (ВИДЕО)

Дубли Хохлачёва и Толчинского, а также гол Якупова в дебютной игре! Как «Авангард» победил «Автомобилист»

Клуб

Дубли Хохлачёва и Толчинского, а также гол Якупова в дебютной игре! Как «Авангард» победил «Автомобилист»

Состав «Авангарда» на матч против «Автомобилиста»

Клуб

Состав «Авангарда» на матч против «Автомобилиста»

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)