СМИ о клубе

Э. Гарипов: надо делиться, нельзя только на себя всё тратить

Источник business-gazeta.ru

Интервью с вратарём «Авангарда».

По ходу прошлого сезона Эмиль Гарипов впервые в карьере покинул систему «Ак Барса», в которой играл с 2006 года. Зимой с ним расторгли контракт, после чего он перешёл в «Авангард». Расторжение сопровождалось различными слухами: в казанском клубе считали, что вратарь не готов играть и находится в плохой форме после травмы. Сам Эмиль уверен, что ему давали неправильные нагрузки и упражнения.

За «Авангард» Гарипов успел сыграть 11 матчей. На прошлой неделе омский клуб продлил контракт с вратарем на один сезон, а за несколько дней до этого у Эмиля родился сын Халид. Интервью с Гариповым мы записали до этих событий, поговорив об уходе из родного клуба, выяснив, чем он занимается на карантине и что он ответит, если ему предложат вернуться обратно в «Ак Барс».

«В ДЕРЕВНЕ ВСЕ КАЙФУЮТ – НАТУРАЛЬНЫЕ ПРОДУКТЫ, НИЧЕГО ПОКУПАТЬ НЕ НАДО»

– Эмиль, как проходит ваш день на карантине?

– Какого-то особого распорядка нет. Сейчас вот только из «Бахетле» (продуктовый магазин в Казани – ред.) вернулся, он прямо возле моего дома. С утра велосипед покрутил, растяжку сделал. В обед, скорее всего, еще раз на велосипед сяду. Иногда в обед могу поспать пару часов, по вечерам играю во что-нибудь или смотрю фильмы, сериалы. Я вообще не люблю такие ситуации, мне грустно.

– Из-за того, что дома сидите?

– Да, очень сильно грущу по этому поводу.                                  

– По большому счету хоккеистам и не надо сейчас тренироваться, ведь сезон только недавно прекратился.

– Я бы не тренировался вообще, но через три недели священный месяц Рамадан: если я сейчас не буду тренироваться и потом еще месяц во время Рамадана, то вообще в разобранном виде буду.

– Чего больше всего не хватает на карантине?

– Посмеяться, пообщаться с друзьями. Иногда созваниваемся по скайпу, но это всё равно не то. Альберта очень не хватает (Альберт Яруллин, защитник «Ак Барса» – ред.). У меня супруга сейчас в положении, поэтому никого домой не приглашаем. Лучше лишний раз не рисковать.

– Три вещи, которые не дают сойти с ума дома?

– Жена, намаз и, наверное, положительные мысли. Нужно мыслить позитивнее, убирать все сомнения.

– Не боитесь коронавируса?

– Нет, страха никакого нет. От этого не уйдешь никуда, если суждено переболеть или еще что-то… Я, кстати, читал одного академика, который писал, что 70 процентов населения земли так или иначе уже переболели коронавирусом. Мне вот не нравится, что по нашим телеканалам показывают. Как будто специально хотят панику навеять, вместо того, чтобы успокоить людей.

– Лично вы как переносите всё это?

– Если сказали сидеть на карантине – нужно сидеть. Я не думаю, что это продлится год. Месяц-два и, думаю, всё. Иначе люди потом просто выйдут на улицы, потому что у них нет ни сбережений, ни работы. Нужно как-то кормить свои семьи. Видел видео, где таксисты с ума сходят, потому что нет заказов, сидят без денег. В общем пострадают все. Но я рад, что многие спортсмены сейчас помогают, просто кто-то не говорит об этом, не хочет огласки.

– Лично к вам обращаются за помощью?

– Я очень много помогал людям, которые писали в инстаграме, но в последнее время развелось много мошенников. Если ко мне подойдут лично, обратятся, то вообще никаких проблем – помогу. Надо делиться, нельзя только на себя всё тратить.

– Есть мнение, что и малому бизнесу придёт конец. Как дела с вашим барбершопом (в прошлом году Эмиль и Альберт Яруллин открыли собственный барбершоп Sakal)?

– У нас арендодатель - серб, очень хороший мужчина. Он дал нам отсрочку по платежам, в этом плане нам полегче. Но барбершоп и до коронавируса не был прибыльным, нам сразу сказали: «Ждите минимум год». До карантина мы как раз вышли в ноль. Сейчас сложно предугадать, что будет дальше.

– Представляете, сколько малого и среднего бизнеса в Казани, который не вернётся после коронавируса?

– Да. Знаете, у кого были деньги до кризиса, они до сих пор есть. Да, они могут много потерять, но на улице не останутся. Тем, у кого их не было – средний класс или ниже среднего – будет тяжелее всего.

Братишке говорю, который сейчас в деревне: «Вот там сейчас все кайфуют: натуральные продукты, ничего покупать не надо». Там вряд ли ощущают какой-то кризис – у них ведь всю жизнь было своё хозяйство, которое их кормило.

«АК БАРС» – КЛУБ, КОТОРЫЙ Я ЛЮБЛЮ ВСЕМ СЕРДЦЕМ»

– Давайте отмотаем время назад: у вас случился рецидив травмы, вы восстановились, но в «Ак Барсе» при Дмитрии Квартальнове не сыграли ни одного матча. Что произошло?

– Рецидива у меня точно не было. Была травма, после которой я долго лечился, но восстановился. Перед прошлым сезоном я играл за «Барс», по сути, уже в середине сентября я мог выйти и за главную команду.

– Тренеры говорили, что у вас слабые физические показатели.

– Игровой формы не наберёшь, даже если год просто тренироваться без практики. Без игровой практики это невозможно. Ари Мойсанен говорил: «Физика идёт следом за игрой. Ты играешь и набираешь форму». Хоть что делай, но если не будешь играть – не будет нормальных физических показателей.

– Но в «Барсе» предсезонный турнир вы провели не очень удачно.

– Я не играл год, потренировался 10 дней и вышел на лёд. Как я мог сразу начать здорово играть?

– Насколько сказался тот факт, что в «Ак Барсе» вас тренировал тренер по защитникам Игорь Горбенко?

– Я не хочу ничего вспоминать. Было и прошло...

– Если вам позвонят и скажут: «Эмиль, возвращайся, забыли всё». Вы согласитесь?

– Думаю, что такого звонка не будет.

– Условно.

– Что говорить о том, чего не случится? С одной стороны, «Ак Барс» – клуб, который я люблю всем сердцем. Когда была игра с «Ак Барсом» через три недели после перехода в «Авангард», слёзы текли. Думал, главное, чтобы камеры не поймали меня. Всех люблю в этом клубе: когда пришёл прощаться с ребятами, слова не мог сказать, ком в горле стоял. Это навсегда, на всю жизнь.

– С каждым попрощались?

– Да, я пришёл на базу, сначала поговорил с ребятами, потом зашёл в тренерскую. С каждым сотрудником попрощался. Это такой момент, когда хочешь что-то сказать, но не можешь просто.

– Как восприняли смену клуба?

– Я рад, что попал в «Авангард». В моей карьере всегда было так, что другие люди вливались в команду, в которой я играл. Я не знал, каково это самому. Только сейчас это понял. Здорово, что ребята в «Авангарде» приняли меня очень хорошо, там реально классный коллектив. Я стал более открытым в «Авангарде». Сам по себе я всегда был открытым, но по-другому себя вёл. Мне было легко туда влиться, тренерский штаб очень доброжелательный.

– Был ли у вас стресс из-за того, что впервые в карьере пришлось перейти в другой клуб и переехать в другую команду?

– Первые две недели не понимал, что происходит. Думал, что просто уехал в поездку и скоро вернусь обратно в Казань. Окончательно понял, что Казань – лучший город, очень скучал по родным и близким.

– С точки зрения быта жизнь как-то поменялась?

– Я уже в 17 лет жил один, поэтому никакого шока не было. У меня в Балашихе и Москве много братьев-мусульман, которые помогали мне. По вечерам с родными созванивался, а потом жена переехала ко мне.

– В организационном плане «Авангард» чем-то отличается от «Ак Барса»?

– Всё на таком же уровне. Я в этом убедился, когда они, по сути, весь Омск перевезли в Балашиху: на каждом матче были практически аншлаги, я видел, что в основном это не местные жители, а именно из Омска.

«СКАЗАЛ МАГАНОВУ, ЧТО МОЯ ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ЦЕЛЬ – КОГДА-НИБУДЬ ВЕРНУТЬСЯ В «АК БАРС»

– Вы говорите, что уже в сентябре могли играть, но вас расторгли только в конце ноября. Почему только через полтора месяца?

– Я не знаю. Мы общались, но дело было в другом. Честно говоря, не хочу это вспоминать сейчас. Не хочу обсуждать клуб, в котором вырос и играл столько лет. Это будет некрасиво с моей стороны.

– Были варианты обмена или сразу решили расторгнуть контракт?

– Сразу решили расторгнуть контракт.

– Правда, что перед уходом была встреча с президентом «Ак Барса» Наилем Магановым, который поблагодарил вас за всё?

– Да. Но я тоже поблагодарил Наиля Ульфатовича за всё, что он сделал для меня. Я в конце разговора сказал ему, что моя окончательная цель – вернуться когда-нибудь в «Ак Барс». К таким людям у меня нет и не может быть претензий. Я вижу, как они старались для нашей команды – делали всё, чтобы мы ни в чем не нуждались. Маганов для меня – руководитель, который близок к идеалу.

– Не было мыслей поехать в НХЛ? Потому что два года назад ходили разговоры, что у вас есть несколько предложений за океаном.

– Надо было ехать тогда, два года назад. Сейчас об этом не жалею, потому что всё сделано. Нет смысла что-то вспоминать.

– А были реальные переговоры с кем-то?

– Были. Конкретно пять-шесть клубов НХЛ интересовались мной, но все предлагали двухсторонний контракт.

– Если следующий сезон отыграете хорошо и вас снова позовут в НХЛ. Что ответите?

– Конечно, можно будет поехать. Но самое главное ведь отыграть хорошо сезон, нужно об этом думать.

– Вы впервые в карьере работали с тренером-иностранцем. Были ли какие-то трудности?

– У Хартли отличное отношение к вратарям – они у него не находятся под давлением. Хартли – очень системный, у него всё кроется в мелочах. Мне очень понравилось работать с ним.

– Есть мнение, что иностранным тренерам в ключевых моментах тяжело достучаться до игроков из-за незнания русского языка.

– Хартли в этом плане отличный мотиватор. Я почти всё понимал, что он говорил. Но, конечно, лучше, когда тренер пытается донести свою мысль на родном для тебя языке.

– Возможно ли, что в будущем случится рецидив травмы, после которой вы долго восстанавливались?

– Всё возможно. Это же травма – тут никогда не угадаешь. Главное – давать правильную нагрузку, следить за своим питанием.

– А что насчет питания?

– От питания очень многое зависит. Я сейчас стараюсь есть овощи и мясо, практически не употребляю углеводов. Мясо – очень люблю. Вы же понимаете, что животный белок ничем не заменишь. Часто ем конское мясо. Оно очень чистое, вы ведь знаете, что лошади даже дождевую воду не пьют.

– Калории считаете?

– Нет, я же вроде не толстый (улыбается). Фастфуд вообще не ем, сладкое – тоже минимизирую. Заменяю мёдом, финиками. Сладкую газировку тоже не пью. Знают, что для мышц это очень вредно.

– Из-за пандемии коронавируса не будет проблем с поставкой вратарской экипировки или клюшек?

– Не думаю, что будут какие-то проблемы. Но у меня сейчас есть вся экипировка. Правда, она в цветах «Ак Барса» (улыбается).

– Вратарскую экипировку всё чаще уменьшают. Как это сказывается на вратарях?

– Честно говоря, я не ощущаю. Но самое проблемное место – это ловушка, особенно в районе пальцев. Очень сильно пробивает, если сильно бросят.

– Кто сильнее всех бросает в «Авангарде»?

– Наверное, Коди Франсон. Его броски я хорошо ощущал.

– А в «Ак Барсе»?

– У Станислава Галиева очень сильный и хлесткий бросок. А, вспомнил, Мэтт Фрэттин точно сильнее всех бросал в прошлом сезоне.

– У вас на лето есть какая-то индивидуальная программа подготовки?

– Да, я сейчас как раз договариваюсь об этом. Хотим в Альметьевске устроить детский лагерь для вратарей. Вместе с ними буду готовиться к новому сезону.

Последние новости

«Нужно было строже сыграть в обороне, в том числе и на пятаке». Стась и Хартли после матча с московским «Динамо»

Клуб

«Нужно было строже сыграть в обороне, в том числе и на пятаке». Стась и Хартли после матча с московским «Динамо»

Дубля Толчинского не хватило. Как «Авангард» уступил московскому «Динамо» в овертайме

Клуб

Дубля Толчинского не хватило. Как «Авангард» уступил московскому «Динамо» в овертайме

Состав «Авангарда» на выездной матч против московского «Динамо»

Клуб

Состав «Авангарда» на выездной матч против московского «Динамо»

«Новый день – новая игра». Шарипзянов и Стась перед матчем с московским «Динамо» (ВИДЕО+ФОТО)

Клуб

«Новый день – новая игра». Шарипзянов и Стась перед матчем с московским «Динамо» (ВИДЕО+ФОТО)

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)