КХЛ

«Мы не можем раскидываться деньгами». Генменеджер «Ак Барса» – об экономии, контракте Зарипова и зарплате Глухова

Источник business-gazeta.ru

Рафик Якубов объясняет трансферную политику клуба.

В это межсезонье клубы КХЛ комплектуются в особо сложных условиях: набирать состав нужно при жёстком потолке зарплат в 900 млн рублей и экономическом кризисе, который затронул все отрасли. Менеджерам во всей лиге приходится находить компромиссы с хоккеистами, которые ещё не осознали масштаб ситуации и с трудом идут на понижение в зарплате.

Как сообщил «БИЗНЕС Online» генеральный менеджер Рафик Якубов, «Ак Барсу», тем не менее, удалось на 80% выполнить главную задачу – сохранить костяк команды прошлого сезона.

Однако до сих пор не продлены контракты с Данисом Зариповым, Альбертом Яруллиным и Кириллом Петровым, а также нет официального объявления о продолжении сотрудничества с главным тренером Дмитрием Квартальновым.

– Рафик Хабибуллович, как проходит ваш рабочий день на карантине?

– Все переговоры ведём в онлайн-режиме, но по ходу рабочей недели всё равно дважды приезжаю в офис. Мы встречаемся с начальником команды, скаутским отделом и исполнительным директором – обсуждаем трансферные вопросы.

Но в целом работаем в удаленном режиме. Перед нами сейчас стоит задача – сохранить костяк команды, который был в прошлом сезоне. Это, в первую очередь, желание тренерского штаба, с которым мы по итогам сезона сели и всё обсудили. В принципе, уже сейчас костяк команды сохранен на 80 процентов.

– Сам процесс переговоров изменился?

– Практически ничего не поменялось. Раньше тоже в основном обсуждали всё по телефону. Единственное, у некоторых игроков по несколько представителей, и мы на финальном этапе встречались либо в Казани, либо в Москве и всё детально обговаривали. Сейчас же увеличилось количество звонков.

– Что для вас сейчас самое тяжелое в период самоизоляции?

– В первую очередь, наверное, сама ситуация с коронавирусом. Многие люди сильно пострадали: одни сидят без работы, другие – в огромных долгах. Непонятно, когда это всё закончится. Но нашу работу никто не отменял, поэтому мы работаем. К тому же, мы изначально ждали, что в КХЛ будет жёсткий потолок зарплат, готовились к нему. Мы специально не подписывали ни с кем из игроков долгих контрактов на три - четыре года.

– Как вы ведёте переговоры с игроками?

– Сначала разговариваем с самим игроком, спрашиваем, хочет ли он остаться в клубе, передаём видение клуба по нему. Потом уже выходим на агента и с ним обсуждаем конкретно финансовую сторону вопроса. В общении с нашими игроками у нас редко возникают проблемы. В прошлом сезоне у нас был великолепный коллектив, и я получал огромное удовольствие от общения с парнями.

Внутри коллектива у нас была сумасшедшая атмосфера. Обидно, что сезон завершился досрочно. Вспомните, в чемпионский сезон с «Амуром» нам тоже было тяжело, а потом мы катком прошлись по всем. Но если бы не прошли «Нефтехимик» в первом раунде, то мне можно было сразу класть заявление на стол (улыбается). Думаю, что мы могли дойти до финала.

– Значит, прошли бы «Салават Юлаев» во втором раунде Кубка Гагарина?

– У нас более сбалансированная команда и игра была поставлена, а наш коллектив – самый лучший в КХЛ.

– За счёт чего образовался такой коллектив?

– В первую очередь, за счет тренерского штаба. Внутри команды было много неформального общения: можно было в любое время подойти к тренеру и что-то спросить, если не понимаешь. Сам тренерский штаб вместе с ребятами ходил в спортзал, какие-то упражнения вместе выполняли. Всё это сплотило коллектив по ходу сезона.

– Вы работали со многими тренерами. Что отличает Дмитрия Квартальнова от остальных?

– Не сказал бы, что есть какие-то отличия. Просто раньше я работал со столпами тренерского цеха – Геннадием Цыгуровым, Юрием Моисеевым, Зинэтулой Билялетдиновым. Мне импонирует хоккей Квартальнова – агрессивный, с постоянным владением шайбой – и его манера поведения. Видно, что он живёт хоккеем, постоянно на эмоциях. Кому-то нравятся спокойные тренеры, а мне, наоборот, активные, которые постоянно в работе и общаются с ребятами во время игры.

– Насколько вам комфортно работать в связке с Квартальновым?

– У нас было несколько вариантов, когда стало известно, что Билялетдинов хочет взять паузу и уйдёт. И Олега Знарка, и Вячеслава Быкова рассматривали. С Квартальновым я несколько раз встречался в Москве: спрашивал, каким он видит развитие клуба, говорил о своём видении, объяснял, что наш спонсор поставил задачу к 2023 году на 70 процентов состоять из своих воспитанников.

И, обсуждая кандидатуру Квартальнова, мы видели, как он справлялся с молодежью в «Локомотиве». У него всегда были молодые игроки в составе – это то, что нужно было нам в «Ак Барсе». И плюс - амбиции у него огромные: он изначально заявил, что хочет побеждать. Мне с ним комфортно работать, хотя у нас, конечно, бывают и разногласия. Нельзя сказать, что мы ходим и гладим друг друга по голове. Я никогда не влезаю в его тренерские дела, но по вопросам селекции бывают бурные дискуссии.

– Многие критиковали «Ак Барс» за большое количество обменов в прошлом сезоне. Со стороны казалось, что этим всем руководит Квартальнов.

– Какие обмены? Давайте обсудим их. Взяли Олега Ли, потому что на тот момент у нас очень много травм было, просто мы не афишировали это. Мы отправлялись на выезд, с трудом набирая игроков для заявки. Ли взяли для ротации и поначалу парень принял нашу работу. Потом начали возвращаться игроки из лазарета, и Олег ушёл в ротацию.

Что касается обмена Игоря Ожиганова, я считаю, мы выиграли. На его место взяли Виктора Тихонова и Романа Рукавишникова – это топ-игроки для нашей команды

Обмен Владимира Ткачёва, возможно, не в нашу сторону случился. У нас были хорошие предложения, но от клубов с Востока, а мы не хотели усиливать своих конкурентов. Володю хотели видеть в «Авангарде» и «Автомобилисте». Мы рассматривали только Запад. В итоге «Локомотив» оказался самым оптимальным вариантом. В обмен получили Степана Санникова, который был после травмы. Тут, возможно, мне нужно было поспорить с Квартальновым, но тренерский штаб знал этого игрока по работе в «Локомотиве». В него очень верили, но что случилось – непонятно. Может, психологически ему тяжело оказалось в «Ак Барсе».

То же самое по Владимиру Галузину. Я вам скажу, что его ещё Билялетдинов хотел видеть в «Ак Барсе». Мы его приглашали, но тогда он не готов был уезжать из родного «Торпедо». Думаю, в Казани он тоже подсел в психологическом плане. Он всю жизнь был лидером в «Торпедо», потом поехал в «Металлург» и потерялся. Мы надеялись, что он оживёт в «Ак Барсе».

– Санников и Галузин покинут команду этой весной. Почему не готовы дать им второй шанс?

– Опять же, потолок зарплат. Нам приходится кем-то жертвовать.

– По ходу сезона пришёл защитник Ессе Виртанен. В нём тоже разочаровались?

– Мы точно не разочаровались. Просто у нас сейчас заняты все пять легионерских позиций и держать в запасе шестого – это слишком жирно в нынешней ситуации. В плей-офф он у нас был одним из лучших: у него показатель полезности в четырех матчах был +5. Другой вопрос, что мы видели в нём защитника для большинства, который будет забивать. В этом плане он не проявил себя. Возможно, он просто не смог перестроиться после «Трактора». Повторюсь, он не разочаровал нас – очень надежный и опытный защитник. Если бы мы могли держать шесть легионеров, то на сто процентов сохранили бы его.

«В МИНУВШЕМ СЕЗОНЕ ИГРАЛИ БЫ В ФИНАЛЕ И ПОБИЛИСЬ ЗА КУБОК ГАГАРИНА»

– Со следующего сезона в КХЛ будет действовать жёсткий потолок зарплат в 900 миллионов рублей. «Ак Барс» вписывается в него?

– Мы изначально всё обсудили, нарисовали сетку со всеми контрактами и всё расписали. Сейчас мы попадаем под потолок, хотя, понятно, есть проблемы. Некоторые агенты выходят на нас, просят, чтобы мы подняли зарплату их клиентам. Но мы объясняем, что так не получится. Ситуация заставляет нас экономить – есть потолок зарплат и никуда от него не деться.

– Агенты не понимают, что ситуация поменялась и теперь никто не будет переплачивать хоккеистам?

– Сто процентов. Хотя это их работа – они хотят выгодные условия для своих клиентов. Но если агент заботится о своём игроке, то мы – о клубе. Мы не можем раскидываться деньгами. Тяжело, но нам некуда деваться.

Я прекрасно понимаю, что сейчас происходит в мире. И мы готовы следовать решениям нашего главного спонсора - «Татнефти». Если жизнь заставит, то мы готовы и будем подстраиваться. Выход из ситуации всегда есть.

– Почему агенты не хотят понимать, что ситуация поменялась? Это же очевидно с учётом экономического кризиса и жёсткого потолка зарплат...

– У них работа такая. Агент всегда считает, что его игрок лучше другого, поэтому всегда просит больше денег. Но у нашего тренерского штаба есть своё видение, а у команды – свой стиль, и нам нужны игроки конкретно под этот стиль.

– Как в итоге ищите компромисс?

– Как-то находим (улыбается). Если нам нужен игрок, то мы всеми силами пытаемся его сохранить. Иногда переговоры заходят в тупик, но без потерь никогда не бывает. Мы к этому готовы. Просто не хотелось бы терять ключевых наших игроков вроде Джастина Азеведо, Альберта Яруллина или Даниса Зарипова.

– А сами игроки понимают, что зарплаты будут сокращаться и этого не избежать?

– Знаете, в нашей команде образовался такой коллектив, что никто особо не возмущается. Хотя многих игроков мы «подвинули» по зарплате, они вошли в наше положение. У ребят есть понимание, они видят, что происходит в мире. Жаль только, что понимание есть не у всех...

– В целом вы согласны, что потолок должен быть 900 миллионов рублей?

– Если быть честным, конечно, мне сейчас сложно вести переговоры, убеждать ребят. С другой стороны, учитывая всю ситуацию в мире, 900 миллионов – нормальные деньги. Мы же видим, что какие-то клубы вообще закрываются, поэтому нам грех жаловаться. Повторюсь, мы готовы следовать за любыми решениями нашего спонсора. Надеюсь, что профессиональный хоккей не умрёт, как это происходит сейчас с малым или средним бизнесом.

– В переговорах с игроками вы первым делом спрашиваете, хотят ли они остаться в «Ак Барсе». Сколько отвечают положительно?

– Все. Ни от одного хоккеиста не слышал отрицательного ответа. У нас есть несколько преимуществ: «Ак Барс» – стабильный клуб, Казань – красивый и удобный город, у клуба - шикарная тренировочная база. В этом плане мы на одном уровне с Москвой и Санкт-Петербургом. Тот же Виктор Тихонов влюбился в Казань. Другие команды интересовались им, но он принял наше предложение и выбрал «Ак Барс», потому что ему удобно тут.

– У Квартальнова контракт по системе 1+1. Он остаётся в «Ак Барсе»?

– Конечно, а как иначе? Команда закончила регулярный чемпионат первой на Востоке и уверенно прошла первый раунд Кубка Гагарина. Просто в связи со всеми ситуациями мы не могли обозначить конкретику по поводу будущего Квартальнова.

– Лично вы какую оценку поставите работе главного тренера в минувшем сезоне?

– А какая максимальная оценка?

– 10.

– Думаю, 9. Есть ощущение недосказанности, ведь сезон не доиграли. Было бы 10, если бы мы выиграли Кубок Гагарина.

– С другой стороны, вы могли проиграть «Салавату» в следующем раунде.

– Нет, я уверен, что мы играли бы в финале. Сто процентов побились бы за Кубок Гагарина в этом сезоне. И «Барс» бы у нас дошел до финала. Не хватило одного шага, чтобы пройти грозную «СКА-Неву».

– В финале Кубка Гагарина, скорее всего, был бы ЦСКА, которому вы проиграли оба матча в регулярном чемпионате.

– В матче открытия мы проиграли - 2:3, но там были нюансы, которые нас подвели. В казанском матче мы пропустили быстрые голы, потом уже спасти встречу не смогли.

– ЦСКА ведь команда-монстр с сильнейшим составом в лиге.

– По составу – да. Но, уверен, мы бы побились с ними. Насколько я узнаю из общения с Квартальновым, мы с ЦСКА играем в одном стиле. Даже тренировочный процесс один к одному с тем, который был в ЦСКА при Квартальнове. Ничего не поменялось. Думаю, что наш тренер знал, как бороться с этой системой. Нашли бы какие-нибудь ключи и сюрпризы.

«ГЛУХОВ ОТНОШЕНИЕМ К ДЕЛУ И ПРЕДАННОСТЬЮ К КЛУБУ ЗАСЛУЖИЛ СВОИ ДЕНЬГИ»

– В конце апреля заканчивается контракт у Даниса Зарипова. Как проходят переговоры с ним?

– Скажу одно: мы хотим сохранить Даниса. Это наш кумир, наша легенда и пятикратный обладатель Кубка Гагарина. В прошлом сезоне по сути у нас была новая команда, и в становлении этого коллектива Данис сыграл большую роль, помог тренерскому штабу. В этом плане спасибо ему. Как пойдут наши переговоры дальше – пока не могу сказать.

– Что он сам говорит?

– Он хочет остаться.

– Насколько известно, «Ак Барс» предлагает Зарипову зарплату в 40 миллионов рублей. Столько же будет получать нападающий четвертого звена Михаил Глухов. Правильно давать им одинаковые деньги?

– Глухов и до потолка зарплат несколько сезонов получал свои деньги. Миша своим отношением к делу и преданностью команде заслужил эту сумму. По нему вообще вопросов не было. В прошлом сезоне он был нашим лидером. Да, он не бомбардир, но универсальный солдат. Он может сыграть и с краю, и в центре, всегда готов бороться за шайбу, закрывать броски. За одну смену может поймать на себя три броска. По итогам сезона тренерский штаб сказал, что этот игрок очень нужен команде. Да, в третье-четвертое звено, но вы же понимаете, что благодаря таким игрокам и выигрываются кубки.

– Почему именно 40 миллионов рублей?

– Мы ему ничего не добавили в зарплате, он столько же и получал. Непонятно, почему в СМИ так пристально обсуждают зарплаты именно в «Ак Барсе». Нельзя сравнивать игроков, каждый вносит свой вклад в победу. Кто-то забивает много шайб, а кто-то ловит их на себя. Бомбардиры зарабатывают больше, те, кто носит рояль, – меньше.

– Информация о контракте Глухова, которая просочилась в СМИ, мешает вам сейчас вести переговоры с другими игроками?

– Скажу так: каждый игрок должен считать только свои деньги.

– Появилась информация, что не можете договориться о новом контракте с Андреем Педаном...

– Не знаю, откуда берется такая информация. Мы хотим сохранить этого защитника и пока нельзя говорить договорились мы или нет. Возможно, кому-то удобно, чтобы появлялась лишняя информация. Насколько я знаю, сам Андрей хочет остаться в Казани. Возможно, ему не понравится наше предложение по зарплате, но, опять же, это не наша прихоть. Обстоятельства и регламент заставляют нас вести себя именно так. Конечно, его агент скажет: почему Глухову такая сумма, а Педану – другая? Но мы не с потолка берем всё цифры.

– Какая ситуация с контрактами Альберта Яруллина и Кирилла Петрова?

– Идут переговоры. Яруллин – ограниченно свободный агент, поэтому ему будет сделано предложение. Это сто процентов. И тот, и другой – основные игроки команды. Яруллин вообще наш ключевой защитник.

– За счёт чего он так прибавил в последние годы?

– Опыт прибавляется. Плюс он принял тот хоккей, в который сейчас играет «Ак Барс». Он стал лидером, в том числе в раздевалке. Мы очень хотим сохранить обоих игроков в команде. По Петрову ситуация немного другая – он неограниченно свободный агент, может выбирать. Парень уже поездил по стране, поиграл в других клубах.

Не хочется постоянно говорить о финансовой ситуации, но такова реальность. К сожалению, всё упирается в деньги. Мы и до этого всегда считали деньги, но сейчас ситуация осложняется. Мы говорили с ребятами, самое главное – они всё понимают. Понимать-понимаешь, но когда тебя так двигают вниз, ты тяжело это воспринимаешь. Но, я думаю, со временем все примут новую реальность – жизнь заставит, приспособимся. Пока до конца не доходит, что времена настают другие.

– Насколько быстро вы поняли это сами?

– А что тут понимать? Зарплатный бюджет сокращается. Понимай или не понимай, но задача поставлена. Есть регламент, по нему и работаем. Видим, что творится в мире.

– Зимой была информация, что нападающий ЦСКА Иржи Секач может вернуться в «Ак Барс». Это правда?

– С армейским клубом мы не вели никаких переговоров.

– Также ходят разговоры о возвращении в Казань Александра Бурмистрова. 

– Мы хотим вернуть домой своего воспитанника. Когда откроются переговоры, надеюсь, мы сможем договориться с ним.

– Среди новичков в команде точно будет французский нападающий «Локомотива» Стефан да Коста, который займет место Мэтта Фрэттина. Объясните, в чём разница между этими игроками?

– Конкретика наступит после 1 мая. Если рассуждать на эту тему теоретически, то в первое звено к Джастину Азеведо нам нужен мастеровитый игрок. Все критиковали «Ак Барс» за то, что у нас не играет первое звено. У нас самое сильное меньшинство в лиге, лучший вход в зону, одни из лидеров по  голам, мало пропускаем. А по большинству чуть ли не на 16-м месте в лиге. Поэтому пришли к тому, что надо усиливать первое звено. 

Квартальнов работал с да Костой, и мы всё знали про него. Снова изучили. Действительно, для большинства под Азеведо нам нужен  такой центральный. Кормье хорош под воротами, в силовой борьбе, на вбрасывании. Но игрового мышления ему чуть не хватало для взаимодействия с Азеведо. Джастину нужен такой игрок, который будет с ним на одной волне. Мы верим, что с да Костой они будут на одной волне, и наше большинство заиграет.

– Нет опасений из-за того, что в ЦСКА у да Косты с Квартальновым был конфликт?

– Он уже прошёл. Они два года проработали вместе, хорошо знают друг друга. Мы вступим в переговоры с ним ещё и потому, что Дмитрий Вячеславович рассказал, что да Коста в итоге принял его систему, понял, как надо работать в его команде. И да Коста, зная Квартальнова, вряд ли пойдет в команду к тренеру, с которым конфликтовал всю жизнь. 

Он знает, что будет и какие требования будут к нему предъявляться. Мы же не просто так взяли Фрэттина и решили поменять его на да Косту. Мы долго анализировали, рассуждали. Все видели, что и Фрэттин в плей-офф начал забивать – чего мы ждали от него весь сезон. Но у нас уже пять легионеров, и когда сели выбирать между Фрэттиным или да Костой – выбор пал на последнего.

«ДЛЯ ГАРИПОВА ДВЕРИ НЕ ЗАКРЫТЫ – ЭТО НАШ ПАРЕНЬ И НАШ ВОСПИТАННИК»

– Из-за коронавируса Россия может закрыть границу до сентября. До вас какая-то информация по этому поводу доходит?

– Пока нет. Но готовимся ко всему, каждый день всё меняется.

– Можно представить, что «Ак Барс» начнёт сборы без легионеров?

– Всё может быть. Мы в таких же условиях, как и все другие команды. Какое будет принято решение, такому мы и будем следовать.

– У легионеров, с которыми вы продлили контракты, есть опасения по поводу закрытия границ?

– Тогда такой ситуации ещё не было. Всё произошло очень быстро. Мы порядочно поступили со своими иностранными игроками, когда отпустили их домой. Тогда ещё многим не верилось, что будет такой бум заражения, думали, что всё быстро пройдёт. Но мы заранее опасались такого и быстренько отпустили всех.

Ребята, которые продлили контракты (Азеведо, Кормье, Рейдеборн), - неограниченно свободные агенты. То есть они могли взять паузу до мая и искать варианты, например, в Швейцарии. Я думаю, у них были другие варианты, кроме «Ак Барса». В Европе многие команды мечтали бы о таких игроках. Но они остались именно у нас.

– По ходу чемпионата клуб покинул Ари Мойсанен. Хотя его функции стал выполнять Сергей Абрамов, фактически в клубе не было тренера вратарей. Насколько известно, вы вступите в переговоры с тренером вратарей «Локомотива» Яакко Валкамааой.

– Хочу отметить, что Сергей Абрамов в минувшем сезоне отработал отлично. Поэтому какие претензии у нас могут быть к вратарям и их тренеру? Валкамаа рассматривается больше для развития молодых ребят – Амира Мифтахова и других. Он фанатичный поклонник хоккея. Может, звёзд не хватал, но настоящий трудоголик. Штаб Квартальнова с ним работал, и все говорят, что он отличный специалист. Он может помочь даже Тимуру Билялову и Адаму Рейдеборну стать лучше, он очень дотошен в мельчайших деталях игры вратарей.

– Вы продлили контракты с Рейдеборном и Биляловым. Довольны тем, как они провели сезон?

– Очень довольны. Конечно, не обошлось без спадов, неудачные матчи были у обоих, но без этого не бывает. Но то, что оба входят в десятку лучших вратарей лиги – это о чём-то говорит. Именно оба, а не один.

– В вашей системе есть ещё Амир Мифтахов. Насколько реальны его шансы сыграть в следующем сезоне? И есть ли опасения, что если он не будет играть, то перестанет развиваться?

– Он 2000 года рождения, играет за «Барс» в высшей лиге. Уровень хоккея в ВХЛ очень хороший. Билялов тоже через это прошёл – вспомните, сколько он играл за альметьевский «Нефтяник». Один год – ничего страшного. К тому же, если узаконят аренду и если какой-то клуб проявит интерес к нему и даст гарантии по игровому времени, мы будем рассматривать такой вариант. Опять же, могут быть травмы у первых двух вратарей, а, может, ещё Мифтахов их и переиграет. 

Когда мы брали Билялова в том году, помните, у нас были Гарипов, Рейдеборн и Мифтахов – четыре вратаря. И когда пришёл Квартальнов, Тимур сразу подошёл к нему и попросил отпустить в рижское «Динамо». Квартальнов ему летом на сборах ответил: «Парень, ты что сразу сдаёшься-то? Играй, доказывай, мне всё равно, у кого какие фамилии и заслуги. Кто будет лучше, тот и будет играть». Так оно и получилось. Сейчас Мифтахов поедет на сборы – может, он переиграет Адама или Билялова и станет первым.

– Есть мнение, что Квартальнов по-своему работает с вратарями. Согласны с этим?

– Да, он как-то сразу определяет, кто из них лучше. Но, думаю, это работа помощников, которые ему подсказывают. По вратарской линии очень хорошо работает Игорь Горбенко. Я смотрю на их работу, вижу разминки, как они постоянно выходят на дополнительную работу с вратарями. Он прошёл школу, был детским тренером, а там ведь нет тренера по вратарям – ты один и по защитникам, и по нападающим, и по вратарям. Он знает, как это работает, у него есть видение, которое он доводит до главного тренера.

– Если вы берёте финского специалиста, означает ли это, что всё-таки какой-то момент в подготовке вратарей был упущен в прошедшем сезоне?

– Сезон показал, что вратарская бригада справилась.

– Перефразирую вопрос: вратарям, получается, всё равно нужен был специалист по развитию?

– Молодым вратарям. Даже больше как помощник старшим тренерам. Абрамов хорошо работает, пусть, говорят, и по старинке. Действительно, сейчас есть много нового в подготовке вратарей, и ему нужен помощник, который закроет этот пробел.

– В прошлом сезоне команду покинул вратарь Эмиль Гарипов. В клубе уверяли, что он не готов играть. Сам Эмиль говорил, что был в форме. Что произошло? 

– Эмиль сам ушёл. Он подошёл, сказал, что ему нужно играть. И всем было понятно: после того, как он пропустил полтора сезона и разыгрались Рейдеборн и Билялов, он не выиграет у них конкуренцию. Ему нужно было просто играть, доказать себе, в первую очередь, что он хороший вратарь. В «Авангарде» у него появился шанс, и, на мой взгляд, он переиграл Игоря Бобкова. Мне непонятно, почему ему дали так мало играть в плей-офф.

– У него осталась обиды на «Ак Барс»?

– Совершенно не так. В этом году у нас есть сформированная вратарская линия. Зачем брать Гарипова четвёртым? Я постоянно на связи с Эмилем и его агентом. Двери для него не закрыты: это наш парень, наш игрок и воспитанник.

– Как и для Владимира Ткачёва?

– Ткачёв – то же самое. Закончится контракт, будем разговаривать. Мы будем только рады видеть их в «Ак Барсе». Для своих воспитанников двери открыты всегда.

Последние новости

3 июля – пресс-конференция руководства ХК «Авангард» в Омске

Клуб

3 июля – пресс-конференция руководства ХК «Авангард» в Омске

Шон Финн – директор по развитию молодежного хоккея ХК «Авангард»

Клуб

Шон Финн – директор по развитию молодежного хоккея ХК «Авангард»

План подготовки «Авангарда» к сезону 2020/21

Клуб

План подготовки «Авангарда» к сезону 2020/21

«Авангард» открывает филиал Хоккейной Академии в Южном Бутове

Клуб

«Авангард» открывает филиал Хоккейной Академии в Южном Бутове

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)