КХЛ

Е. Ромасько: российские судьи не слабее коллег из НХЛ

Источник "Спорт-Экспресс"

Судья Евгений Ромасько рассказал, как три сезона работал в НХЛ и АХЛ

СЕРЬЕЗНЫХ ОШИБОК У МЕНЯ НЕ БЫЛО

– Часто встречаюсь с хоккеистами, поигравшими в НХЛ. Некоторые говорят, что возвращаться им было очень тяжело из-за чувства разочарования в том, что не получилось закрепиться в лиге. Для них это поражение, в котором они стесняются признаться. А как у вас?

– Я уезжал в Америку получить хороший опыт. Да, я мечтал об одностороннем контракте с НХЛ, не получил его и, наверное, отчасти это можно назвать поражением. От этого есть чувство горечи. Но оно незаметно, если понимать, что я получил в итоге. И, по большому счету, я достиг всех целей, которые ставил перед собой.

– Вы понимаете, что именно не получилось для получения одностороннего контракта?

– Времени. Когда я приехал в Америку, то у меня просто не было ни минуты на раскачку, адаптацию. Надо было сразу начинать и совершать те ошибки, которые бы я, может быть, не допустил. Плюс возраст. Поджимают молодые ребята, конкуренция очень острая. На самом деле, правильно, что я вернулся в Россию. Во-первых, это тоже очень сильная лига. Во-вторых, есть шанс изменить международную карьеру. Я работал на молодежном чемпионате мира, а после отъезда в НХЛ меня не приглашали на турниры под эгидой ИИХФ.

– Тяжело было включаться сразу в работу за океаном?

– Очень. Мне надо было готовым во всех аспектах, начиная с языка и заканчивая уровнем судейства.

– Неужели у вас нет ответа на вопрос, почему вы остались без одностороннего контракта?

– По работе ко мне не было претензий. Об этом постоянно говорили супервайзеры на разборах. Но этого не хватило.

– А были серьезные ошибки?

– В том-то и дело, что нет. После каждой игры постоянно был разбор эпизодов, но все вопросы касались не каких-то явных ошибок, а технических мелочей. Допустим, там очень много времени уделяют тому, какую позицию ты занимаешь на льду. Если встал чуть не так, то у тебя совершенно другой угол обзора. Но грубых ошибок, которые бы повлияли на результат матча, точно не было.

ОШИБОЧНО ДУМАТЬ, ЧТО В США ЛЕГКО И ПРОСТО

– С кем вы ругались из тренеров?

– Ни с кем, не было такого. Да за океаном к судьям совершенно другое отношение. Никто ни с кем не ругается, не оскорбляет. Диалог, безусловно, идет, но он нормальный. Ты что-то объясняешь тренеру при необходимости, не более.

– Неужели ни с кем из хоккеистов не конфликтовали?

– Помню только один странный эпизод. Дело было в Айове на матче АХЛ. И хоккеист отказывался идти на скамейку штрафников. Что-то спорил, ругался. Затем получил еще десять минут и успокоился. Я даже не помню, кто это был, в голове отложилось, что это не североамериканский хоккеист, а европеец.

– И все-таки: вам не предложили никакого контракта или вы уехали сами?

– Не предложили, но потому, что к моменту переговоров я уже принял решение вернуться. На самом деле, этот период был очень непростым. Хоть моя семья и жила в Херши со мной, но я их почти не видел. Ни одного дня рождения не справил дома, постоянные разъезды, большая загруженность. Все чаще и чаще я задавал себе вопрос: а что будет дальше. Надо было двигаться вперед и возвращение в Россию – это совсем не шаг назад.

– Вы же в Твери живете. Как может быть Херши лучше, чем Тверь?

– Да это ошибочное мнение, что в США так легко и непринужденно живется. Эффект туриста пройдет очень быстро.

– Где выгодней финансово?

– Так сразу и не скажешь. В Северной Америке зарплаты больше, но и затраты совершенно другие. Но финансовую тему я вообще ни разу не поднимал. Знаете, когда мне предложили переехать за океан, так и не спросил, сколько я буду получать. На жизнь хватало.

– Вы же весь сезон жили в отелях определенной компании и накапливали баллы. Поскольку работали вы много, то баллов было прилично. На что потратили?

– На отдых. Все, что скопил, потратил на отдых с семьей после окончания сезона. Я уже знал, что вернусь.

ГРЯЗЬ НЕ ДОПУЩУ. А СИЛОВЫЕ ПРИЕМЫ – ЭТО НОРМАЛЬНО

– Я два дня был на сборах арбитров КХЛ и постоянно смеялся. В Америке такая же атмосфера перед сезоном?

– Очень похожа. Мне очень нравится. Я вижу, что департамент судейства КХЛ уделяет большое значение такой обстановке. Все должны быть на позитиве, но ведь в сезоне работа очень тяжелая и если постоянно загонять себя, то можно просто свихнуться.

– Чем североамериканские арбитры круче, чем наши?

– Нет такого. Мы просто разные, но и эта разница не бросается в глаза. Наверное, козырь арбитров из НХЛ умение держаться во время матча. Но я бы не стал говорить, что за океаном сильные арбитры, а у нас слабые. В конце концов, на олимпиадах и чемпионатах мира работают наши судьи и делают это неплохо.

– Мне иногда кажется, что североамериканским арбитрам проще работать, так как у них и близко нет такого давления, какое есть в России. У нас иногда уже в начале сезона некоторые менеджеры, тренеры и игроки психуют. А в НХЛ не так.

– Меня об этом постоянно спрашивают, и я повторю, что атмосферу вокруг матча создает именно лига. Я же в курсе, какую работу проделывает департамент судейства, чтобы ограничить влияние на судей извне. В Северной Америке работают такие же люди, как и мы, там тоже случаются ошибки, причем, весьма неприятные. Но реакция на них разная. И я вижу, что в России сделали большой шаг к тому, чтобы негативная реакция была как можно меньше.

– Самый сложный момент заокеанской карьеры, кроме дебюта?

– Надо было объявлять решение на весь стадион, а оно оказалось непростым и моего английского не хватало. Да еще и микрофон что-то забарахлил. Но все-таки удалось разобраться.

– Как быстро вы выучили английский?

– Тоже очень серьезная проблема. У меня был школьный уровень, но я очень старался. Смотрел кино, общался, постоянно лез в приложение на телефоне, чтобы понять то или иное слово. И даже после трех лет у меня неидеальный язык.

– Серьезно?

– В разных штатах – разное произношение, есть какие-то непонятные слова. С европейцем же я могу спокойно общаться, но с американцами мне приходилось непросто.

– Не боитесь, что сейчас у вас возникнут проблемы с работой из-за того, что вы возвращаетесь в хоккей с другой культурой?

– Нет, но время на адаптацию нужно. Правила похожи, но различия есть. Самое главное – не силовые приемы, как мы привыкли думать, а, например, правило игры высокоподнятой клюшкой. Есть мышечная память и иногда в первых матчах за океаном рука в каких-то моментах автоматически тянулась показать удаление. Приходилось сдерживаться.

– Но вы сейчас будете разрешать бить игрокам друг друга в тело?

– Вот с этим у меня вообще проблем нет. Я никогда не допущу грязь, когда стараются нанести травму сопернику, но в последнее время это уходит из хоккея. А силовые приемы – это нормально.

Последние новости

Итоги сезона с Бобом Хартли: причины поражения в плей-офф, об игре Бобкова, Войнова и Семёнова, фактор травм, работа с молодёжью

СМИ о клубе

Итоги сезона с Бобом Хартли: причины поражения в плей-офф, об игре Бобкова, Войнова и Семёнова, фактор травм, работа с молодёжью

КХЛ приняла решение о досрочном завершении сезона 2019/2020

КХЛ

КХЛ приняла решение о досрочном завершении сезона 2019/2020

Ушел из жизни Евгений Радионов

Клуб

Ушел из жизни Евгений Радионов

Итоги сезона с Алексеем Емелиным: травмы, хоккей с трибуны, характер команды, игра в неравных составах

Клуб

Итоги сезона с Алексеем Емелиным: травмы, хоккей с трибуны, характер команды, игра в неравных составах

Вернуться наверх