СМИ о клубе

Алексей Емелин: «Площадки стали меньше, столкновений будет больше»

Источник Бизнес Онлайн

Защитник «Авангарда» Алексей Емелин год назад вернулся в Россию из НХЛ после шести сезонов в «Монреале» и «Нэшвилле». За океаном его называли самым жестким русским игроком из-за огромного количества силовых приёмов. В профайле TSN про него было указано: бьет всё, что движется.

Во время заокеанской карьеры Емелин не жалел никого – доставалось и Александру Овечкину, и двухметровому словаку Здено Харе. За семь сезонов защитник провел ровно тысячу хитов. При этом часто действовал по правилам: за всю карьеру у него ни одной дисквалификации.

По словам хоккеиста, главный критерий правильного силового приёма – остаться на ногах и забрать шайбу, а не просто ударить соперника. Еще он рассказал, что в России вообще не уделяют внимания силовым приёмам, как на взрослом, так и детском уровне.

Ниже – большое интервью с Емелиным.

Алексей Емелин / фото: БИЗНЕС Online

«МЕНЯ НИКОГДА НЕ УЧИЛИ ПРАВИЛЬНО ПРОВОДИТЬ СИЛОВОЙ ПРИЁМ»

– Алексей, в НХЛ вас называли самым жестким русским хоккеистом, в России вас ненавидят болельщики других команд. Как вы реагируете, когда вас называют «грязным» игроком?

– Главное, что болельщики «Авангарда» меня любят. Да, другие – нет. Это нормально (улыбается).

– В минувшем плей-офф вы стали вторым игроком по количеству силовых приёмов. Многие уверены, что «хитовать» – это легко. Подъехал, врезал, уехал.

– Нет, точно не легко. Необходимо выбрать момент, правильно подкатиться к сопернику. Задача ведь не кого-то специально ударить или покалечить, а выиграть борьбу и забрать шайбу у соперника. Это непросто – нужно ещё думать о том, чтобы не заработать удаление.

– Какой для вас главный критерий правильного силового приёма?

– Самое важное – устоять на ногах. Если ты упадёшь, значит, затратишь силы и время, чтобы встать и вернуться в игру. Плюс ты теряешь шайбу из вида, не успеваешь за игровой ситуацией. А когда на ногах, ничего этого не происходит: ты уверен, что выиграл позицию у игрока, с которым только что столкнулся.

– Возможно ли научиться правильно проводить силовые приёмы?

– Не знаю, честно говоря. У меня это как-то изнутри идёт. Меня никогда не учили, как правильно, а как – нет. Да, тренеры просили играть в силовую борьбу, но это было просто: «иди и играй жёстче». А как конкретно это сделать – не говорили.

фото: БИЗНЕС Online

– А как тогда научиться?

– Видимо, никак. У меня это с опытом пришло.

– Существует множество нюансов: как правильно подкатиться к сопернику, как выставить конёк у борта, чтобы нога не поехала.

– Это с практикой начинаешь понимать.

– Но есть игроки, которые и в 30, и в 35 не способны правильно провести силовой приём. В результате – травмы и дисквалификации. 

– Я понимаю, почему случаются неправильные силовые приёмы, дисквалификации. Иной раз на льду перехлёстывают эмоции, из-за этого теряешь позицию, не успеваешь за соперником, но всё равно идёшь до конца и врезаешься в него. Это неправильно, потому что ты заведомо идёшь нарушать правила, возможно, даже с нанесением травмы. Если чувствуешь, что не успеваешь – лучше остановиться. Не идти на поводу эмоций. Уверяю, никто специально не хочет травмировать. Это всё эмоции.

– Вас, получается, никогда эмоции не перехлестывали? Ни одной дисквалификации за всю карьеру.

– Было два штрафа. Значит, иногда перехлестывают. На льду всё может случиться: бывает соперник пытается увернуться от удара и сам ставит себя в тяжёлое положение. Он пытается уйти от силового приёма, но делает себе только хуже.

– Объясните, как контролировать себя во время хоккейного матча, где постоянно идет борьба?

– Нужно просто играть, а не ждать, когда провести силовой приём. Мы, прежде всего, хоккеисты, а силовой сам придёт в нужный момент. Если просто стоять и ждать, когда кого-то хлопнуть – по мне это неправильно.

– Многие игроки ещё и не умеют принимать силовые, пытаются их избежать, из-за чего получают серьёзные травмы. А виноват всё равно тот, кто атаковал его.

– Про это многие молчат. Часто игроки уворачиваются от силового приёма вместо того, чтобы сгруппироваться и принять удар на себя. Наверное, срабатывает инстинкт самосохранения: ты пытаешься по инерции избежать удара. Но в итоге не успеваешь, и какая-то часть тела остаётся – на неё и приходится вся сила удара. Травму получить очень легко. 

«ПЛОЩАДКИ СТАЛИ МЕНЬШЕ, СТОЛКНОВЕНИЙ БУДЕТ БОЛЬШЕ» 

– Почему в России не учат правильным силовым приёмам?

– Начнем с того, что раньше у нас площадки были больше. Практически не было силовых приёмов. На большом льду очень трудно провести силовой прием – у соперника есть 10-15 метров, чтобы подумать и распорядиться шайбой, его тяжело поймать в каком-то определенном месте. Сейчас, когда площадки стали меньше, столкновений будет больше. Возможно, дальше будет ещё больше травм.

– Почему?

– В КХЛ еще есть дворцы, где жесткие борта.

– Внимание на эту проблему обращал ваш бывший партнёр по «Монреалю» Андрей Марков, он тоже говорил, что КХЛ стоит заняться качеством бортов.

– Из-за таких бортов очень много травм – плечи вылетают, сотрясения получают. Яркий пример нашей серии с «Барысом» (второй раунд Кубка Гагарина в минувшем сезоне – ред.), когда Виктор Стольберг провёл чистый силовой прием, а молодой парень просто не был готов к нему и ударился головой об борт. Наверное, неправильно, когда так происходит. По сути силовой был чистый, а человек травмировался из-за борта. Думаю, лига должна заняться этим вопросом.

– Много ещё в КХЛ дворцов с жесткими бортами?

– Точно не могу сказать, но они есть.

– Объясните механику силового приёма?

– Всё должно произойти быстро. Во время игры я знаю свою позицию и понимаю, где должен находиться, если хочу провести силовой приём. Например, я знаю, что соперник должен принять шайбу между синей и красной линиями – тогда я начинаю выдвигаться на него. Я понимаю, что на него пойдёт передача, соответственно, должен играть ближе с ним в этот момент. Подкатываюсь на два-три шага, а когда он получает шайбу, я уже рядом с ним.

– Важно подумать, как и куда ударить соперника в этот момент?

– Нет, об этом не думаешь. Всё происходит в динамике: сначала стараешься сыграть в шайбу, чтобы она не пошла в мою зону, а уже после этого играешь в тело. Обычно игроки расслабляются, когда теряют шайбу. В этот момент соперник уже не готов к твоему удару. 

– Многие уходят от силовой борьбы из-за страха получить травму. Как побороть его?

– У меня никогда не было такого страха, поэтому не задумывался об этом. Да, получал травмы, но восстанавливался, и ничего не менялось – я всё равно играл в силовую. Первое время после травмы есть опасность рецидива, но потом выходишь, проводишь несколько силовых приёмов и понимаешь, что всё нормально. Быстро забываешь обо всем.

– Но ведь есть игроки, которые боятся пойти в стык или заблокировать шайбу. Вас злит это?

– Конечно, бывают такие ситуации. Если это партнёр по команде, говоришь, что не надо уворачиваться от борьбы или шайбы. Так будет ещё хуже – шайба всегда попадёт туда, куда не надо. 

«ПОСЛЕ ФИНАЛА КУБКА ГАГАРИНА ОТДЫХАЛ ДВЕ-ТРИ НЕДЕЛИ»

– Вам приходится варьировать подготовку к сезону из-за силового стиля игры? Например, больше внимания уделять плечевому суставу?

– Нет, на подготовку стиль моей игры не влияет, хотя плечи для многих хоккеистов – проблемное место. Опять же, помогают резинки, которые укрепляют плечевой сустав. Стараюсь много заниматься с ними.

– Какого числа вы вышли из отпуска?

– Число не помню, но я начал готовиться уже в мае. Отдохнул две-три недели. Начал бегать, ходить в зал, а потом добавлял интенсивность тренировкам.

Фото: официальный сайт Авангарда

– Неужели трёх недель хватило, чтобы полноценно отдохнуть после длинного сезона? Ваша команда играла до конца апреля.

– Для меня это достаточный период, чтобы восстановиться и подлечить какие-то повреждения. Вы же понимаете, что после длительного отдыха тяжелее набирать форму.

– Это понятно, но должна быть внутренняя дисциплина. Всегда хочется продлить отпуск, тем более, когда есть такая возможность.

– Конечно, это так. Но должно быть понимание, что это нужно только тебе, а не кому-то другому. Есть ещё один важный момент: много травм происходит из-за того, что ребята выходят из отпуска поздно и приезжают неподготовленными на предсезонку. Они получают большие нагрузки, а организм не готов к ним.

– Как к вам пришло это понимание?

– Многое поменялось, когда я оказался в Америке. Я увидел, как готовятся там, насколько серьезно они подходят к этому. Я многое пересмотрел после этой поездки.

– Что конкретно удивило вас?

– Там были совершенно другие упражнения. Я впервые увидел резинки, с которыми работали абсолютно все хоккеисты. В России тогда было всё наоборот – хоккеистов заставляли работать с большими весами: обязательно присед или жим по сто с лишними килограммов. После Америки я понял, что такие резинки намного продуктивнее, чем работать с огромными весами и калечить себя.

Сейчас много упражнений в динамике, с теми же резинками. Хоккей – это не тяжёлая атлетика, мышцы должны быть эластичными. Тупо поднимать «железо» не практично.

– Почему эти резинки так важны? Сейчас практически каждый хоккеист занимается с ними.

– Они прорабатывают мелкие мышцы. За счёт «железа» этого сделать не получится.

– Со стороны кажется, что заниматься с ними легко.

– Надо попробовать, чтобы понять. Не тяжело, если ты выполняешь всё правильно. Откуда мода на них пришла – я не знаю, но в России они сейчас тоже популярны. В «Авангарде» каждая разминка проходит с резинками.

– Многие специалисты уверены, что «железо» необходимо хоккеистам для стартовой и взрывной скорости.

– Проблема не в «железе», а в технике выполнения во время работы с ним. Никто эту технику не ставит перед тем, как сделать присед на 150 килограммов. Никто не думает, что это может покалечить на всю жизнь: ты банально сорвёшь спину или угробишь свои колени. К таким весам нужно подводить постепенно. Сначала необходимо заложить технику. Я противник того, чтобы сразу повесить на человека 100 килограммов.

фото: официальный сайт Авангарда

– До отъезда вы знали правильную технику выполнения приседа или жима?

– Нет. В Америке работал с маленькими весами на протяжении долгого времени. Для них важно, чтобы была правильная техника выполнения.

– А в России как было? Просто говорили: «Бери и приседай?»

– Да, примерно так.

– Нельзя было отказаться?

– Сами понимаете… (улыбается). Коллектив – никуда не денешься.

«ХАРТЛИ ДЕЛАЕТ БОЛЬШОЙ АКЦЕНТ НА СЕМЬЕ» 

– «Авангард» – один из немногих клубов, который этим летом готовился к сезону в России. Почему команда не поехала в ту же Финляндию, куда едут большинство клубов КХЛ?

– У нас в Балашихе есть хороший лёд и тренировочный зал, рядом гостиница. Мы спокойно тренировались два раза в день, нам не приходилось никуда ездить, всё было в пешей доступности. Это было очень удобно.

– У многих клубов есть инфраструктура для сборов, но они всё равно выезжают за границу. Вы понимаете почему?

– Это странно, на самом деле. Но у меня нет ответа почему. Думаю, иностранные тренеры более склонны к тому, чтобы быть рядом с семьями. У нас у многих игроков семьи в Москве: после второй тренировки мы ездили домой, а утром возвращались обратно. Это был приемлемый и удобный вариант.

– Хартли советует больше времени проводить с семьями?

– Он делает на этом большой акцент. Например, он считает, что выходной игроки должны проводить с семьями. Даже от интервью советует отказываться во время выходного дня, потому что поговорить с журналистами можно и после тренировки. А выходной – для семьи.

Боб Хартли / фото: БИЗНЕС Online

– Но есть другое мнение: семьи отвлекают от работы.

– Не согласен с этим. Это стереотипы из далёкого прошлого. Всё меняется: сейчас не обязательно закрываться на тренировочной базе от всех. Мне семья никогда не мешала, поэтому я поддерживаю политику нашего тренера.

– В последнее время чётко прослеживается тенденция, которой раньше не было: русские игроки стали заранее готовиться к основным сборам команды. Раньше многие могли приехать совершенно неготовыми.

– Такого точно не было, когда я уезжал в Америку. Точнее были исключения, единичные случаи. Сейчас уже большинство ребята приезжают на сборы готовыми, поэтому им намного легче во время подготовки. И это нормально: я считаю, что так и должно быть – мы профессионалы и должны подводить себя к сборам самостоятельно. Приехать на сбор совершенно неподготовленным – это недопустимо.

– До Америки вы тоже не готовили себя к сборам?

– В «Ладе» у нас был тренер Пётр Ильич Воробьев, молодые игроки тренировались больше ветеранов. После сезона мы продолжали тренироваться, хотя ветераны уже уходили в отпуск. У нас отдых был две-три недели, после отпуска мы также раньше ветеранов приезжали на сборы. За две-три недели мы банально не успевали терять форму.

В «Ак Барсе» я готовился индивидуально, но не так как сейчас. Раньше сборы были гораздо длиннее – почти два-три месяца. За это время можно было спокойно набрать форму. Возможно, поэтому многие игроки приезжали неподготовленными.

фото: Minas Panagiotakis / gettyimages.com

– Насколько сейчас сборы отличаются от того, что было пять-семь лет назад? Например, многие команды теперь отказываются от кроссов.

– Кроссов в «Авангарде» вообще нет, но я всё равно летом бегаю их. Многие сейчас против них, потому что это травмирует колени и спину.

– Если бегать по правильному покрытию, то проблем не будет.

– Да, от покрытия многое зависит, но ещё нужно учитывать телосложение человека. Маленьким людям проще бегать, чем большим или высоким. Нагрузка на колени и спину совсем разная.

– Вы давно полюбили бег?

– Не сказать, что я люблю его. Скорее, приходится бегать, потому что моему телу комфортно после такой нагрузки.

– Считается, что если во время бега следить за техникой, то никаких проблем не будет.

– Я больше обращаю внимание на подбор удобной обуви и правильное покрытие.

«ДЛЯ МЕНЯ КАПИТАНСКАЯ НАШИВКА – ТОЧНО НЕ ФОРМАЛЬНОСТЬ»

– Вам 33 и вы один из самых опытных игроков «Авангарда». Внутренне ожидали, что именно вас назначат новым капитаном команды?

– Мы общались с главным тренером на тему моего капитанства уже не один раз: были разговоры и в конце сезона, и в начале нынешних сборов. Были предпосылки к тому, что Боб Хартли хочет видеть меня капитаном. Можно сказать, что внутренне я готовился к капитанской нашивке.

– О чём конкретно вы разговаривали с Хартли?

– Мы обсуждали внутренние дела, которые мне бы не хотелось выносить за пределы нашей команды. Если коротко: мы обсуждали мою роль в команде.

фото: официальный сайт Авангарда

– Вы впервые в карьере стали капитаном. Это что-то меняет в вашем сознании или капитанство – обычная формальность?

– Точно не формальность. В первую очередь, это ответственность перед коллективом и тренерским штабом. Вообще в этом и заключается роль капитана – ты должен быть лидером не только на льду, но и в раздевалке. Разговаривать с ребятами, особенно с молодыми, поддерживать, чтобы они не замыкались в себе после неудачных игр. Всё это ложится не только на мои плечи – у нас в коллективе много опытных ребят, которые способны создать правильную атмосферу в раздевалке.

– До капитанства вы не были лидером в раздевалке?

– Нет, я и без нашивки общался с молодыми ребятами и тренерским штабом. Такая работа шла всегда.

– Вы всегда ощущали в себе лидерские качества или это появилось только сейчас?

– Я ещё в детстве по своему году был капитаном команды, ощущал тогда ответственность на себе. Но сейчас совсем другое: там мы были все одного возраста, а тут у нас есть и молодые ребята, и взрослые – ко всем нужно найти подход.

фото: БИЗНЕС Online

– Считается, что у тебя либо с детства будут лидерские качества, либо они не появятся никогда.

– В детстве эти качества проявляются по-другому: ты постоянно хочешь стать лучшим, быть на первых ролях и сильнее своих сверстников. В детстве ты не осознаешь – лидер или нет, только потом, когда взрослеешь, эти качества перерастают в понимание того, что ты хочешь быть лидером.

– А можно им не быть: не общаться с молодыми игроками, заниматься только собственной персоной.

– Честно говоря, не хочется быть таким. Плыть по течению – это не моё. Хочется, чтобы команда играла, а для этого нужна атмосфера внутри коллектива.

Руслан Васильев, «Бизнес Online»

Последние новости

Александр Крылов — в рейтинге топ-100 профессионалов спортивной индустрии!

Клуб

Александр Крылов — в рейтинге топ-100 профессионалов спортивной индустрии!

«Авангард» в октябре: только статистика

Клуб

«Авангард» в октябре: только статистика

«Нужно было строже сыграть в обороне, в том числе и на пятаке». Стась и Хартли после матча с московским «Динамо»

Клуб

«Нужно было строже сыграть в обороне, в том числе и на пятаке». Стась и Хартли после матча с московским «Динамо»

Дубля Толчинского не хватило. Как «Авангард» уступил московскому «Динамо» в овертайме

Клуб

Дубля Толчинского не хватило. Как «Авангард» уступил московскому «Динамо» в овертайме

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)