СМИ о клубе

А. Манукян: с переломом играть больно, но обезболивающие не принимал

Источник Официальный сайт КХЛ

Нападающий «Авангарда» в эксклюзивном интервью KHL.ru — о возвращении на лёд спустя пять месяцев, травме руки, системе Боба Хартли и многом другом. 

21-летний форвард повредил руку в предсезонном матче в августе и выбыл почти на полгода. Свою первую встречу в сезоне воспитанник омского клуба провёл 21 января 2020-го года против «Витязя». Уже в следующей игре забил гол. У Манукяна есть ещё месяц до старта плей-офф, чтобы набрать оптимальную форму и помочь своей команде выиграть главный трофей. Сейчас «Авангард» идёт на втором месте в Востоке и имеет шансы побороться за победу в конференции. 

«Не ожидал от себя таких быстрых голов после возвращения» 

— Артём, после матча с «Металлургом» «Авангард» обеспечил себе место в плей-офф. Это новость имела хоть какое-то значение для команды, или итак всё было ясно?

— Естественно, выход в плей-офф даже не обсуждался. Мы знали, что сделаем это, так что не удивились. Могу сказать, что даже не разговаривали на эту тему в раздевалке после матча. Так и должно было быть. 

— Способен ли «Авангард» в этом году улучшить результат прошлого сезона?

— Не хочется загадывать. Мы приложим все усилия, чтобы выиграть кубок. Посмотрим, как сложится плей-офф. 

— Есть ли у «Авангарда» задача обойти в турнирной таблице «Ак Барс»?

— Мы, конечно, заглядываем в турнирную таблицу, но всё-таки концентрируемся на своей игре. Надо набирать очки и подниматься выше. 

— Все признают, что команда Хартли играет системно. Объясните на простом языке, в чём это заключается?

— Система Хартли заключается в умном и агрессивном стиле. Такой североамериканский хоккей. Очень много деталей и мелочей, которым мы учились. Всё не расскажешь. 

— Правильно ли я понимаю, что у низших звеньев вообще не стоит задачи забивать голы?

— Да почему? Забить гол – это всегда приветствуется, все только похвалят тебя. Нет задачи не бросать по воротам. 

— Как оцените сейчас свою форму?

— Нормально. Пока всё хорошо складывается. Думал, будет тяжелее возвращаться после травмы. Ещё прибавлю, несколько игр нужно, чтобы прийти в оптимальное физическое состояние. Ну и идеальная форма нужна в плей-офф. 

— Вы забили в двух из пяти матчей после возвращения. Так соскучились по хоккею?

— Можно сказать, что да, сильно, долго не играл. Плюс партнёры помогли, всё здорово сложилось. 

— Ожидали от себя такой результативности после пяти месяцев без хоккея?

— Честно говоря, нет. Вообще не думал о голах, просто хотел выйти на лёд и помочь команде, чем смогу. Рад, что так получилось. 

— Вы с Денисом Зерновым оба долго восстанавливались, начали играть в одной тройке. Сдружились, пока лечились?

— Да, безусловно, сблизились. Мы месяца два-три всё время проводили вместе. Каждый день вместе занимались, лечились, плавали. Мы с Денисом лучше стали понимать друг друга.

«Режим у травмированного более строгий, чем у здорового хоккеиста» 

— Расскажите, как проходило ваше восстановление: вы летали в Омск и дарили свитер Бузовой, ходили на ток-шоу. Со стороны — замечательная жизнь, а в реальности?

— У нас очень хороший медицинский персонал, поэтому никаких неприятностей нет. Всё проходило нормально, доктора всё рассчитали, распланировали весь реабилитационный период. Фактически каждое моё действие было просчитано, каждый день расписан по часам. У меня была своя программа, которой я беспрекословно следовал. В этом плане всё было прекрасно.

— Поездка в Омск и другие мероприятия не мешали восстановлению?

— Нет, я в Омск на один день летал. Но всё равно продолжал тренироваться. Остальные мероприятия, в том числе ток-шоу Ярушина, были в Москве. Утром я занимался на арене, потом ехал по своим делам. 

— Изначально врачи говорили о пяти месяцах восстановления?

— Сначала нет. Сделали МРТ, и доктор сказал, что либо 2-3 недели, либо пять месяцев. Пока ждал результатов, сильно нервничал, не хотел услышать, что больше половины сезона пропущу. Конечно, был в шоке. Я не представлял, что такое пять месяцев без хоккея. У меня никогда такого не было. Очень расстроился, когда узнал. Благо все ребята поддержали, даже игроки из других команд, с кем знакомы, писали и желали скорейшего выздоровления. Благодаря такой поддержке становилось легче. Всё-таки травмы — это часть хоккея, никуда от них не деться.

— Что смогли за это время сделать такое, чего не было возможности, если бы играли? Например, спать до обеда.

— Нет-нет, такого не было. Каждый день у меня был ранний подъём. В семь утра надо было уже быть на арене. 

— Почему так рано?

— Чтобы успеть сделать все процедуры, позаниматься до приезда команды. Потом уже не надо было ребятам мешать. Так что спать до обеда у нас не было возможности. Только в один выходной в неделю можно было себе позволить. Я могу сказать, что режим у травмированного более строгий, чем у здорового хоккеиста. Лучше играть, чем лечиться.

«В сторону Америки не смотрел» 

— Как и когда вы получили травму руки?

— Во время товарищеского матча с московским «Динамо» в августе, играли в Балашихе. Неудачно подставился, сзади игрок въехал…Так получилось. 

— Это была та же рука, которая у вас во время плей-офф была сломана?

— Не скажу (улыбается).

— Вы сразу поняли, что что-то серьёзное?

— Да, сразу почувствовал, что сложно всё будет. 

— Эта травму было пережить сложнее, чем перелом руки в плей-офф?

— Да, сто процентов. Правда, во время восстановления почти не испытывал болевых ощущений, всё нормально проходило. Опять же, огромная благодарность медицинскому персоналу «Авангарда», без которого бы я точно так быстро не выздоровел. 

— В конце сентября вы продлили на год контракт с «Авангардом», со стороны клуба это выглядело как жест поддержки вам. Как было на самом деле?

— Мы вели переговоры ещё до травмы. Но потом случилась она. Клуб меня поддержал, дал контракт, чтобы я спокойно готовился. Мне оставалось только лечиться. 

— Повлияла ли на контракт травма? 

— Нет. Я всегда хотел и хочу играть за «Авангард». В сторону Америки я не смотрел, все мысли связывал с родным клубом. 

— Почему тогда только однолетний контракт?

— Так получилось, это было не моим условием. Срок — это не главное. Если буду хорошо играть, то будет не один год. 

— Вы в прошлогоднем плей-офф играли с переломом руки. Как вы его получили?

— Это было в серии с «Барысом», в первом матче. Ударился об игрока у борта. Что-то такое было, уже плохо помню. 

— Сразу узнали, что перелом?

— Нет, только дня через три-четыре. У нас был выходной, потом тренировка, где стало больно. Вот потом и узнал. 

— Объясните обычному человеку, как можно выходить на лед с переломом руки?

— Да просто непривычно, неудобно. Приходится думать, как попроще сыграть, хотя куда уж проще, но надо пытаться. Ведь главное — не навредить команде и принести пользу. 

— А боль?

— Ну, больно, приходилось терпеть. Но это же плей-офф, многие играют с серьёзными травмами. 

— Обезболивающие кололи?

— Нет, ничего не делали. Да и зачем? 

— Мужчины должны всё терпеть?

— Именно так (улыбается).

«Казалось, что вечность не катался»

— Осенью для «Авангарда» было непростое время. Помимо вас в команде было огромное количество травмированных. Вы часто виделись с ребятами? В каком психологическом состоянии все были?

— Мы виделись почти каждый день. Конечно, было сложно всем. У нашей команды, можно сказать, была чёрная полоса, много травм. Но мы выстояли, все в команде молодцы — бились, сражались и поддерживали друг друга. Хорошо, что сейчас почти все здоровы. 

— Огромное количество травм связывают с неудачной летней подготовкой. Есть ли в этом правда?

— Нет, у нас были хорошие сборы. Травмы все игровые, причем тут физическая готовность? На Максима Чудинова игрок упал, как от этого застраховаться? Кого-то ударили сильно, кому-то шайбой попало. Это хоккей, стечение обстоятельств. 

— Ощущение, когда хочешь, но не можешь помочь, ужасно?

— Сложно было, но что я мог сделать? У меня вариантов не было — только лечиться и выполнять все что говорят врачи. Игры смотреть было тяжело, особенно, когда травмированных в команде было много. 

— С трибуны смотреть хоккей интересно?

— Поначалу было очень интересно, потом уже начал сильно переживать за своих. Хотелось быстрее выйти на лёд. Могу сказать, что на трибунах нервничаешь намного сильнее, чем когда играешь. 

— Что подмечали в игре, сидя наверху, на что раньше внимание не обращали?

— Ошибки лучше видно. Когда играешь, многое просто не замечаешь. С трибуны всё хорошо видно. А так ничего нового. 

— Какие были ощущения, когда впервые после травмы вышли на лёд?

— Казалось, что вечность не катался. Но вообще ощущения были приятными. Хотелось побыстрее надеть коньки и выйти на лёд. Всё было на эмоциях. Радовался как ребёнок. 

— Тренеры вас не «притормаживали»?

— Останавливали порой. С Денисом вышли на лёд, у нас была задача бросать по воротам, но несильно. А мы как начали в полную силу... Пришлось тренерам вмешаться. 

— Страх по поводу травмированной руки был? Пытались её беречь?

— Вроде бы нет. Только первую неделю держал эту мысль в голове, потому уже и не думал.

«Есть ребята, которые феном укладывают волосы» 

— Вы часто становитесь объектом шуток во всех программах «Авангарда». Над вами и в команде так много подшучивают?

— Да не то что подшучивают. У нас дружная и весёлая команда. Каждый день какие-то шутки появляются, не только надо мной. С юмором у всех полный порядок. Бывает и чёрный юмор. 

— Бывает, что молодого игрока старшие партнёры отправляют к главному тренеру, а то его не звал.

— Я так в молодёжной команде делал. Подходили с серьёзным лицом, говорили, что тренер вызывает. В основном над молодыми и новичками прикалывались. Сейчас уже никто так не делает. Шампунь в коньки никому не наливаем (смеётся). 

— В «Лиге плохих шуток» хорошо зашла шутка про то, как вы гелем укладываете волосы. Много времени уделяете своей причёске?

— Ну как много… Минуты две, наверное. Да и что там делать: намазал, растёр, нанёс на волосы и пошёл. 

— Хенрик Лундквист может часами собираться.

— Есть ребята, которые феном укладывают волосы после каждой тренировки. Но я не пользуюсь. 

— Вы, кстати, здорово смотритесь в кадре, заметно было, когда участвовали в шоу Ярушина. Вам комфортно на таких программах?

— Первое время было неудобно, волновался. Такие люди рядом сидят: Ярушин, Кещян. Мы с братом на них в детстве смотрели, да и сейчас смотрим. А тут я с ними на одной скамейке сижу. Но в разговоре Ярушин и Кещян делают всё, чтобы ты расслабился и чувствовал себя комфортно. Очень простые и добрые ребята. 

— После прошлого сезона ходило столько слухов, кто из хоккеистов пытался «замутить» с Ольгой Бузовой. Вы были в их числе?

— Ой, это тема Зени (указывает на Дениса Зернова, который сидит рядом — прим. ред.). Я вот точно говорю, что это Денис (смеётся). А свитер меня попросили ей подарить. Я ее песни не слушаю, но Ольга молодец, по полной программе выкладывается на концерте. 

— У вашей команды появилась новая поклонница. Кого выберете: Бузову или Лопырёву?

— Ой, девушка моя будет недовольна таким выбором. Так что никого не буду выбирать. 

— Если бы выпал шанс просто сходить на ужин, кого бы выбрали?

— Тогда Лопырёву.

Последние новости

Состав «Авангарда» на выездной матч против СКА

Клуб

Состав «Авангарда» на выездной матч против СКА

«Нам будут противостоять игроки сборной». Хартли, Секач и Емелин перед СКА (ВИДЕО+ФОТО)

Клуб

«Нам будут противостоять игроки сборной». Хартли, Секач и Емелин перед СКА (ВИДЕО+ФОТО)

Поддержи команду в матче против СКА в наших фан-зонах!

Клуб

Поддержи команду в матче против СКА в наших фан-зонах!

День игры: 26 октября, 22:30 (омск.вр.) СКА - «Авангард»

Клуб

День игры: 26 октября, 22:30 (омск.вр.) СКА - «Авангард»

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)