СМИ о клубе

Алексей Волков – о своём назначении, трансферах и стратегии клуба, уходе Сушинского и приглашении Еронко (ВИДЕО)

Источник "Спорт-Экспресс"

Корреспондент «Спорт-Экспресса» Михаил Зислис съездил в Балашиху и поговорил с генеральным менеджером «Авангарда» Алексеем Волковым – о назначении, трансферах и стратегии клуба, уходе Максима Сушинского и приглашении Игоря Еронко.

0:00 - почему Волков вместо «Торпедо» оказался в «Авангарде»
3:50 - план развития команды из трёх ходов
6:30 - сыграет ли Рид Буше на турнире в Санкт-Петербурге
7:40 - как коронавирус отразился на селекции клуба
9:45 - один-два игрока еще могут покинуть «Авангард»
11:10 - об интересе к Жафярову
12:50 - Пулюярви отказался ехать в КХЛ
15:12 - идеальный «Авангард» может быть похож на ЦСКА
17:00 - как происходит процесс выбора новых игроков для команды
19:10 - Хартли «зарубил» несколько кандидатов
20:30 - о смысле приглашения Комарова
23:28 - Найт в роли первого центра
25:10 - почему Прохоркин оказался в «Магнитке», а не в «Авангарде»
26:28 - Хохлачёв и Хартли
27:55 - у «Авангарда» почти нет места под потолком зарплат
29:45 - сколько получает самый высокооплачиваемый игрок клуба
32:00 - цель приобретения Каблукова
36:40 - кто может стать в «Авангарде» Миланом Лучичем
39:50 - взаимодействие с тренером «Кузни» Леонидом Тамбиевым
42:00 - о реальности возвращения Михеева в «Авангард»
43:40 - слухи об обмене Шумакова
46:55 - о шансах Чинахова и Грицюк
51:40 - Хартли и «13 воспитанников через два года»
52:50 - о реакции Сушинского на свое увольнение
55:00 - Еронко - дилетант?
58:40 - ситуация с Керраном, Тимкиным, Фисенко и влияние агентов
1:01:30 - причины затянувшегося расставания с Андригетто
1:03:40 - о деньгах на приобретение Толчинского и Шарипзянова
1:05:20 - развитие команды в ближайшие 2-3 года
1:06:45 - о мотивации Секача

Выбирал между «Авангардом» и «Торпедо»

— Как вы оказались в клубе, о чем общались с председателем правления «Авангарда» Александром Крыловым?
— Изначально мне поступило предложение из нижегородского «Торпедо». Я его очень серьезно рассматривал, прошел собеседование с человеком из администрации Нижегородской области, курирующим спорт. Потом предложили контракт на два года с определенными условиями. Я на тот момент взял паузу, чтобы подумать, поскольку имел насиженное место в ЦСКА, где мне все нравилось. Хотя возможность самостоятельной работы в КХЛ прельщала. Раньше я был ассистентом генерального менеджера в «Автомобилисте», в ЦСКА занимал должность скаута — в большей степени по линии МХЛ-ВХЛ. Однако пандемия внесла коррективы, все затягивалось и на свои вопросы конкретных ответов я не получал. Пообщался с человеком, работавшим ранее в клубе, и он сказал, что там есть проблемы бюджетного характера в связи с финансированием. Заодно я узнал от него о возможных изменениях в «Авангарде». Он спросил, может ли представить мою кандидатуру на рассмотрение Александру Крылову. Я, естественно, согласился, поскольку неясность с «Торпедо» стала напрягать.

— Чем вы убедили руководство «Авангарда»?
— Перед тем, как меня назначили, состоялось собеседование с Крыловым. В ходе этой беседы мы с ним общались на тему, какой команда должна быть. Он высказывал свое мнение — я излагал собственные мысли. Видимо, ему что-то в этом понравилось. После назначения мне сначала надо было выполнить план из трех пунктов. Первый — выправить финансовую дисциплину, поскольку завышенные контракты некоторых игроков не соответствовали рынку. Второй — улучшить командную скорость, пригласив в состав быстрых хоккеистов. Третий аспект — вместо ставки на звезд создать «команду-звезду». У нас должно это получиться. Я уверен в своих силах, поскольку функционером работаю давно и понимаю внутренние процессы. Пять лет уже оттрубил — как в институте.

— Что вам удалось сделать с момента прихода в «Авангард»?
— Удалось нормализовать ситуацию с контрактами, чтобы они соответствовали принципу «цена — качество». Также получилось качественно омолодить команду, сделав несколько обменов. В силу тех или иных причин не удалось привлечь нескольких игроков, которых я видел на определенных позициях. Но если брать ситуацию в общем, то из запланированного мы смогли сделать почти все. За исключением приезда Рида Буше, только-только прибывшего в Россию.

— Он попустит турнир в Санкт-Петербурге?
— Если у Буше все показатели после медицинских тестов, включая обследование на коронавирус, будут в норме, то он может присоединиться к команде в Санкт-Петербурге.

Состав

— Каким образом ситуация с пандемией повлияла на вашу деятельность?
— Коронавирус внес свои коррективы. Мы первыми объявили, что в команде у нас есть зараженные игроки, став в этом плане пионерами. Хотя в других клубах, уже зная о диагнозах своих хоккеистов, на тот момент еще молчали. Нам было сложно прежде всего психологически, поскольку тогда никто не понимал, сколько продлится болезнь, как она скажется на состоянии игроков и их готовности переносить нагрузки. В «Авангарде» соблюдали все меры предосторожности «от А до Я», но вируса не избежали. И сейчас никто не знает, когда пандемия окончательно пойдет на спад, и это напрягает. Мы отказались от участия на турнире в Сочи и не смогли дать больше шансов ребятам, которые у нас были на подходе. Соответственно, не могли оценить их в полной мере.

— Сейчас команда полностью укомплектована?
— В пятницу мы провели заявку команды, успешно вписавшись в потолок. Наверное, еще один-два человека могут покинуть «Авангард». Численно у нас состав больше, чем обычно. В Санкт-Петербург едут все, а после турнира будем смотреть куда двигается рынок и каким окажется интерес к нашим игрокам. На данный момент обменов не планируется. Мы хотим в сезон зайти с небольшим «жирком», обезопасив себя, поскольку нынешний чемпионат будет непредсказуемым. Нас тут еще и второй волной ковида-19 стращают.

— Входил ли в круг интересов «Авангарда» Жафяров?
— Нет, его в наших списках не было. Агент хоккеиста к нам тоже не обращался. В команде есть достаточно креативных игроков, схожих по стилю с Жафяровым. Мы по «оффершиту» подписали Толчинского из ЦСКА. Договорились с Буше — это креативщик, умеющий обращаться с шайбой. Посчитали, что Хохлачев усилит нашу команду. Я не люблю, когда на одну позицию у нас несколько игроков одного плана. Дублирование не очень хорошо. Мы не во МХАТе, где у каждого своя роль, но у любого игрока есть специфика, в которой он силен. Даже если бы в теории нам предложили Жафярова, то не думаю, чтобы «Авангард» пошел бы на этот ход. Он и сам дорогой игрок по зарплате, и за него надо платить большую компенсацию «Торпедо». На данном этапе в клубе по всем фронтам идет секвестрование. Это тоже надо учитывать.

— Камнем преткновения по финскому нападающему Пульюярви стал вопрос с размером компенсации?
— Мы рассматривали игроков, выступающих в Европе, в качестве усиления, поскольку североамериканский рынок находился в подвешенном состоянии. Ребята, играющие в НХЛ и АХЛ, с которыми мы общались, были настороженными, поскольку не знали, чего ждать в будущем. Открытие рынка свободных агентов в НХЛ пока сдвинулось на 1 ноября, возможно, произойдет еще позже. Мы поинтересовались у агента Пульюярви, будет ли нападающему интересно рассмотреть предложение «Авангарда». Ответ пришел очень быстро — в течение 30 минут. Игрок видит себя только в Северной Америке или дома в «Кярпяте». До обсуждения размера компенсации с «Торпедо», которое владеет на него правами в КХЛ, даже дело не дошло.

— Каким в идеале должен выглядеть «Авангарду» по вашему мнению?
— Ничего идеального не бывает. Но мне нравится наличие в команде быстрых крайних, все время обостряющих ситуацию и лезущих в гущу событий. Нравятся и рабочие центры, поддерживающие атаку не в ущерб оборонительным функциям. Должно быть правильное соотношение игровиков и тех, кто выполняет неблагодарную, черновую работу. В чемпионских командах вклад ребят, блокирующих броски и делающих много полезных, но незаметных действий, велик. По моему мнению, необходимы два игровых звена и два сдерживающих. В этом лично убедился на примере ЦСКА, где мне посчастливилось работать.

— Каким образом происходит подписание новичков в «Авангарде»? Это коллегиальное решение?
— Как только меня назначили, я сразу был в контакте с Бобом Хартли. Мы очень долго обсуждали с ним игроков, которые ранее выступали в «Авангарде», и чего они не додали. Мне было важно понять, какого плана хоккеисты ему нравятся. И только после этого у меня в голове всплывали некоторые фамилии. Соответственно, когда я рассматриваю какого-то игрока, у нас в клубе проходит некий консилиум. Есть ассистент генерального менеджера Юрий Кузьменков, попозже присоединился Игорь Еронко. И, конечно, важно мнение Крылова и Хартли. Мы собирали максимально возможный объем информации, изучая не только игровые качества, но и бытовые моменты — токсичен ли хоккеист в коллективе, какие у него особенности личного характера и так далее. Узнали данные с миру по нитке и сваливали все в один котел. Дальше смотрели, насколько финансовые пожелания кандидата соответствуют нашим возможностям, и приходили к общему знаменателю, что этот игрок нам подойдет. Окончательное решение по подписанию контракта оставалось за мной. Но учитываются разные точки зрения. Я не могу взять и подписать игрока, если Юра и Игорь по нему высказывали полностью противоположное с моим мнение.

— «Зарубил» ли какого-то кандидата лично Хартли?
— Да. Мы рассматривали много игроков. В один момент мне казалось, что мы нашли человека, который нам поможет, ведь Хартли нравятся габариты. Этот кандидат поиграл в НХЛ, здорово выглядел в плей-офф. Я отправил видеонарезку главному тренеру и был почти уверен, что Боб скажет «это, Алексей, то, что нам нужно». А Хартли в ответ сухо произнес, что мы можем найти игрока еще лучше. Это был уже пятый-шестой такой случай.

Не хватало мужика, способного сделать «правильную грязь»

— Как вписывается приобретение заурядного нападающего Комарова в концепцию строительства команды с прицелом под Кубок Гагарина?
— Вы имеете право на свою точку зрения. Когда мы разговаривали с Хартли, то пришли к выводу, что в прошлом сезоне в команде не хватало мужика, способного завести команду и сделать, скажем так, «правильную грязь» на льду. Комаров оставался в поле нашего зрения после завершения основной селекционной работы и претендовал на маленький по меркам КХЛ контракт. Мы сознательно решили создать конкуренцию в пуле силовиков и посмотреть, как у них пойдут дела. Они со своими задачами в плей-офф не совсем справились. Борьба должна быть не только за место в топ-6, но и среди разрушителей. Нам хотелось посмотреть на всех с чистого листа. К сожалению, из-за коронавируса не удалось провести достаточно контрольных матчей. На данном этапе мы отказались от Жени Грачева потому, что нам надо было вписываться в потолок зарплат. Но конкуренция продолжается и, возможно, еще какие-то выводы сделаем после турнира в Санкт-Петербурге.

— Два года ваш предшественник Максим Сушинский искал для «Авангарда», как Святой Грааль, первого центра. И так и не смог его найти. Найт отвечает этим требованиями, ведь по «Барысу» казалось, что он эффективен лишь в связке с Виделлем?
— Найт мне понравился по прошлому сезону, хотя у него были неудачные периоды. Даже общественность выступала против него, дескать, это некачественный легионер. Но переговоры с ним велись уже до того, как меня пригласили в «Авангард». Потом мы пообщались с Хартли, я изучил ситуацию на рынке центров и на тот момент никого сильнее не нашел. И Европа, и Северная Америка находились в подвешенном состоянии. Это не давало уверенности, что удастся получить игрока сильнее, чем Найт. К тому же он и Хартли немного пересекались в «Калгари». Боб сказал, что «это мой парень, я в нем уверен». Со своей стороны я не видел негативных моментов в приглашении Найта.

— Но потом «Магнитка» договорилась со СКА по Прохоркину. Игрок такого уровня, рассуждая теоретически, очень неплохо смотрелся бы в роли первого центра «Авангарда».
— Вы помните, что Магнитогорск отдал за Прохоркина?

— Права на Каменева.
— Хотеть можно. Но есть реальность — отдавать за такого игрока надо много. СКА не хотел с ним расставаться, не получив взамен хороший актив. В идеальном мире и в идеальной команде я бы Прохоркина рассмотрел. Но поскольку остаюсь практиком, то Николай в наши планы не вписывался.

— Хохлачев испытывал проблемы при действиях в рамках жесткой системы. Знарок его зачехлил дважды — в СКА и «Спартаке». Что вас заставляет думать, что у Александра все будет хорошо при работе с не менее системным и жестким специалистом как Хартли?
— Олег Валерьевич зачехлил. Надеюсь, Боб Хартли расчехлит (смеется). Саша находится в таком возрасте, когда прошел через много неурядиц, слыша в свой адрес одни и те же претензии. Но в результате обмена «Авангард» омолодился и получил более скоростного игрока при всем уважении к ушедшему в «Спартак» Широкову. Сергей — отличный нападающий, его знает Знарок и лично хотел видеть у себя. Я в Сашу верю. Он мастеровитый игрок, хорошо подготовившийся к предстоящему сезону. Он прислушивается к вещам, которые до него пытается донести Хартли, и старается меняться. На данный момент на бумаге все стороны остались довольны обменом — и клубы, и сами игроки.

Знание зарплаты может стать яблоком раздора в команде

— Каким будет примерный резерв под потолком?
— Мне бы хотелось в идеале иметь свободных миллионов 35, чтобы перед дедлайном иметь место для маневра. Но в реальности нам пришлось считаться с тем, что у нас есть контракты, подписанные в прошлом году. Не хочу влезать в тему, правильные они или неправильные. Сейчас не представляется возможность иметь даже 20-25 свободных миллионов под потолком. Мы находимся у грани. Лига все тщательно контролирует, и обойти потолок за счет каких-то рекламных контрактов невозможно. Глупо это даже пытаться делать. Сейчас все прозрачно.

— Есть ли в «Авангарде» игрок, получающий больше 60 миллионов?
— Нет, самый высокооплачиваемый получает именно 60.

— Вы играли в ХК МВД, где генеральный менеджер Андрей Сафронов специально делал так, чтобы в команде никто не выделялся зарплатной ведомостью. Вы учитывали этот фактор?
— Зарплата может стать яблоком раздора. Когда внутри коллектива знают зарплаты друг друга, это может повлиять на отношения. Нам очень важно, чтобы финансовая дисциплина соответствовала здравому смыслу.

— Вы обменяли в команду Каблукова. Он редко забивает и уже почти все выиграл и на клубном, и на международном уровне. Имеет ли смысл брать такого игрока в четвертое звено, ведь для его роли можно взять хоккеиста подешевле?
— Обмен Ильи был очень сложным. В нем было задействовано много игроков, клубов и менеджеров. Главной целью для нас был защитник Береглазов. Мы хотели избавиться (хоть это и не очень корректное слово) от контрактов Андригетто и Бека. К сожалению, они не показали тот хоккей, которого от них ждали болельщики и клуб. Я разговаривал с Ильей. Когда я работал в ЦСКА, мы много играли против СКА. Я помню, как Каблуков выключал из игры армейских лидеров. У нас есть качественные и уважаемые игроки на эти же позиции — Паша Дедунов и Андрей Стась. Но у них нет такого богатого опыта, как у Ильи. Мы хотели привнести чемпионского опыта в нашу команду. Знаю, что Илья может выступить в раздевалке, завести партнеров. Мы очень рады, что смогли заполучить и Береглазова, и Каблукова.

— В какой-то момент в команде был перебор игроков. Вы сознательно создали такую ситуацию?
— Тренировочный лагерь почти всегда состоит из 6-7 звеньев. Слышал ваше мнение, что команда набирается хаотично. Так вот это не так.

— Тех, кто не подойдет команде, надо будет куда-то трудоустраивать. Не думаю, что фарм-клуб, коим по договору является новокузнецкий «Металлург», будет хорошей альтернативой.
— К сожалению, мы не запустили в этом году полноценный фарм-клуб по финансовым причинам. Стали заложниками прогресса ребят, которые уже на подходе.

— Как выстроить отношения с главным тренером «Кузни» Леонидом Тамбиевым, чтобы он давал время игрокам «Авангарда»?
— Мы держим связь. Ребята, которых мы отправили в фарм — молодые. Манукян, Мизюрин и Лисин не попадают под возрастной лимит, который введен в ВХЛ. Молодых в «Кузне» немного. Им нужна качественная подпитка, которую мы можем дать за счет командированных игроков. У Тамбиева простые требования — если хоккеист играет, показывает результат, выполняет требования тренера — он будет в основе. Об этом тренере ходит много мифов, что он суровый и так далее. Часть из них — правда. Наверное, российская ментальность раскрывается только под гнетом диктатуры. Пока это факт.

— За океаном проходила информация про возвращение Ильи Михеева, или его приезда на сезон. Будете ли ради него от кого-то избавляться?
— Как только «Лифс» закончили выступление в плей-офф, мы созвонились с его представителями. Илья передал свое желание, заметив, что ему очень приятно внимание родного клуба. Но он хочет продолжить карьеру в «Торонто». Вопрос был снят буквально за день.

Слухи о Шумакове, молодежь

— Ходили слухи об обмене Сергея Шумакова в «Динамо». Не буду пытать вас, было или не было. Но что должно случиться, чтобы вы его обменяли?
— Слухи ходят каждый день. Я специально сам себя постарался максимально оградить от этой информации. Сергей Шумаков пошел на уступки и переподписал контракт, за что я его поблагодарил. Он сделал очень серьезный шаг в сторону клуба. Далее тема Шумакова появлялась только в СМИ, когда мы сказали, что он первый хоккеист, который заразился коронавирусом. С тех пор в моем поле зрения его фамилия всплывала только в общении с медицинским корпусом — я узнавал, когда он приступает к работе.

— Определенные трения между Шумаковым и Хартли в прошлом сезоне были?
— Они могут возникнуть между тренером и игроком в любой момент. И это может быть не только Шумаков, а любой хоккеист нашей команды. Нормальный, рабочий процесс. Это не значит, что человека надо сразу обменивать. Абсолютно не мой метод. Сейчас вопрос об обмене Шумакова не стоит. Что должно произойти, чтобы мы расстались? У него заканчивается контракт. Если Сергей не подпишет новый, то это будет причиной, по которой он может уйти.

— Уверенная игра молодого Чинахова в контрольных матчах подтолкнула вас к каким-то селекционным решениям: с кем-то расстаться, кого-то перевести в ВХЛ?
— Это головная боль, которая действительно присутствует. Не только Чинахов, но и Грицюк, и Чистяков достаточно зрело о себе заявляют. Но Грицюк сыграл на предсезонке в прошлом году, а для Егора все в первый раз. Раньше он даже не тренировался с основой, но сейчас уже зарекомендовал себя как боевая единица. С ноги выбил дверь в состав, чтобы мы его рассмотрели. Это касается не только игр, но и тренировочного процесса, за которым внимательно следим.

На данном этапе очень важно, чтобы Егор правильно оценил свое место, внимание, которое нагнетается вокруг него. Он парень неглупый, и тренеры это оценивают — потенциал у него огромный. Мы будем говорить ему, что пока это только начало и нужно продолжать работать. Потолок его игры и то, чего он может достичь, никто не понимает. С тренерским штабом уже давно оговорено, что мы должны привлекать наших молодых игроков. Они сами дали почву, чтобы это не был искусственный процесс.

— Можно утверждать, что Чинахов и Грицюк начнут сезон с основной командой?
— Если у нас все получится, мы хотели бы предоставить им такую возможность, чтобы в каких-то пропорциях они играли на одном месте. Это будут не низшие звенья, а верхние, где Чинахов с Грицюком и должны играть, ведь они хоккеисты другого плана. Они доказали, что заслужили шанс. Пришли — и не чтобы тренер их чему учил и показывал, а со своим наглым характером, который очень редко встречается. Мы это оценили.

— Вы можете подойти Хартли и сказать, что Грицюк и Чинахов должны играть даже в ущерб сиюминутному результату?
— Теоретически я так могу сказать — все полномочия у меня есть. Я отвечаю за свои вещи, Боб — за свои. У нас разные офисы. Мы не просто так выбрали эту концепцию. Действительно хотим, чтобы уже сейчас наши ребята, которые на данный момент могут играть, привлекались к основе. Сезон длинный, мы посмотрим, как они его проходят. У них еще и молодежный чемпионат мира. Очень хотим, чтобы они поехали к Игорю Ларионову подготовленными, о чем мы с ним уже говорили. Важно, чтобы они и отправились на МЧМ, и были успешны здесь. Ребята к этому стремятся — у них все должно получиться. Но до приказов, уверен, дело не дойдет.

— А Хартли знает о пресловутой концепции о «13 воспитанниках через два года в основном составе»?
— Мы работаем в одном клубе. У нас есть руководитель, заявивший об этом и показавший цель, к которой нужно идти. Все последующие шаги — привлечение Шона Финна и Игоря Еронко — они сопутствовали тому, что мы будем стараться эту архисложную задачу выполнить максимально приближенно к озвученной цифре.

У Еронко есть сильная сторона, где я — дилетант

— Как вы восприняли резкую реакцию Максима Сушинского в СМИ, который покинул клуб после того, как его пост упразднили?
— Отнесся к этому абсолютно спокойно. Каждый человек имеет право выражать свои эмоции, высказывать то, что он считает для него нужным. Сушинский очень много сделал для клуба и воспринял эту ситуацию как личную обиду. Мне со своей стороны комментировать ее некорректно — я не знаю всех внутренних хитросплетений, так как в клубе совсем недавно. Как только приступил к работе, у меня был ряд вопросов и задач, которые я должен был поступательно каждый день решать. Какие-то комментарии — это какая-то личная обида.

— Вы тоже будете так говорить, когда уйдете из «Авангарда» через какое-то время?
— Никогда не говори никогда (улыбается). Но я менее эмоциональный человек. Внутри иногда огонь горит, а внешне остаюсь спокойным. Не хотелось бы, чтобы когда-либо ценная мне уравновешенная аура вывела на необдуманные вещи. Тем более — высказывания в открытую сферу и людям, с которыми ты делил и горе, и радость. Ко всему нужно относиться как к уроку. Перелистнулась страница, значит, откроется следующая.

— Была резкая оценка, что Игорь Еронко — дилетант в хоккее. Как вам работается с таким человеком?
— Не совсем понимаю, что под словом «дилетант» подразумевается в хоккее. Пропустил конкретно, не разбирал пошагово, что Максим Сушинский имел в виду. Что значит в хоккее дилетант? Да, Еронко не играл. В хоккее непосредственно, может быть, и дилетант. У него другая сильная сторона, где я — дилетант. Мы все дополняем друг друга. В этом и смысл умного менеджмента. Так же, как и создание пятерки: ты не можешь собрать пять креативных игроков — нужно чтобы кто-то рояль носил.

— Еронко хорошо носит рояль?
— Мы посмотрим. Время покажет и оценит и мою работу, и его. Сейчас я могу констатировать, что он пытается интегрироваться и кардинально сменить свое мышление. Совершенно разные вещи, когда ты информацию получаешь, и ее нужно выдавать как журналист. Здесь нужно информацию принимать, обрабатывать и внутри коллектива ее распределять. Игорь очень много работает над IT-платформой, которая поможет нам с развитием молодых ребят. Получаю от него много аналитической информации, которая мне очень помогает. Он в хоккее разбирается — не дилетант. На данном этапе Еронко важная часть нашей команды.

— У Максима Сушинского были договоренности с игроками, которые представляют определенных агентов — Алешу Пилко и Шуми Бабаева. Это и Керран, и Фисенко, и Тимкин. С вашим приходом эти договоренности растаяли. Это совпадение, что влияния этих агентов в вашей команде стало меньше?
— По Керрану совершенно простая история. Он просто не захотел ехать в КХЛ. Семейные обстоятельства не позволили ему исполнить тот контракт, который он подписал ранее. Мы с ним созванивались, Коди объяснил ситуацию с рождением ребенка в октябре. Ему очень некомфортно было уезжать и оставлять семью, которая не смогла бы поехать с ним. Более чего, такая мечта, о которой он с детства грезил, представилась ему в виде двухлетнего контракта с «Анахаймом». Мы с точки зрения формальности должны были соблюсти все нюансы. Он оплатил компенсацию, которая пришла в клуб, и эта история закрылась.

— Что не так пошло с Тимкиным и Фисенко?
— У нас были на контрактах Потапов и Дедунов. Поэтому я сразу сказал, что Тимкина мы не будем рассматривать, поскольку в команде уже есть ряд игроков такого же плана. И накладывать контракты, когда существует жесткий потолок в 900 миллионов рублей, как-то не очень умно. По Фисенко мы все проговорили с Бабаевым. У нас была договоренность об определенных цифрах. Мы немного их уменьшили — не катастрофически, не вдвое и не на треть. Это хорошие деньги, которые он должен был получить, подписав контракт на два года. Но он от них отказался. Может, сыграла роль какая-то личная обида. Я не знаю, не стал разбираться. Фисенко подписал контракт на два года с «Ак Барсом» с общей суммой на 6 миллионов меньше, чем предлагал «Авангард». Я со своей стороны сделал максимум, чтобы вернуть Михаила в клуб. Но он выбрал другой путь и перешел в команду, которая, как считает, выиграет Кубок Гагарина.

— Агенты, получаются, ни при чем?
— Никакой ангажированности в отношениях с агентами у меня нет. Я не приверженцем кого-то из них. Есть три-четыре крупных агента, которых все знают. У них большое количество игроков. Те игроки, который в «Авангарде» были на текущих контрактах, клиенты Николаева, Бабаева, Паремузова, Приходько. Со всеми есть диалог — когда нужно жесткий, когда нужно рациональный. Я представлю интересы клуба и личных преференций ни к одному агенту у меня не существует.

— Почему так затянулась история с расторжением Свена Андригетто?
— Мы попали в не очень хорошее время с экономической точки зрения. У нас не было возможности достать деньги из бочки и отдать за расторжение. Нужно какими-то путями и методами искать обмен. Когда поняли, что Свена не обменять, то пошли по стандартному пути. Как только бы он приехал, попытались бы выставить его на драфт отказов. Это абсолютно легальная процедура, и мы ничего не нарушаем. Понятно, что выглядело это устрашающе, но другого выхода у нас не было. Мы знали, что Андригетто ведет переговоры с «Цюрихом», который предлагал ему долгий контракт. Много общался со швейцарской стороной, чтобы она заинтересовала своим предложением. В итоге все сложилось удачно. Он подписал контракт о расторжении с нулевой стоимостью — мы ничего не заплатили. Свен заключил пятилетнее соглашение с «Цюрихом», где его очень хотели видеть. История сошла на нет. Она очень долго длилась, но все остались довольны.

— Вы говорили об экономии денег, но в то же время подписали ограниченно свободных агентов, за которых надо было платить приличную компенсацию — Толчинского, Шарипзянова. Есть ли изначально какая-то сумма, которую вы можете потратить на игроков такого статуса?
— Да, была сумма, которая предусматривалась на расходы и на подписание игроков. Соответственно была статья, по которой расходы не предполагались — на расторжение действующих контрактов. Это внутреннее распоряжение, которое у нас в клубе прошло как приказ. Тогда мне нужно было понять, если я не могу выкупить игроков с действующим контрактом, то нужно сделать команду сильнее. Лакомых кусков на рынке было не так много. Сергея Толчинского я знаю по ЦСКА, он хорошо себя проявил. Дамир Шарипзянов — один из самых перспективных российских защитников, поэтому пришлось делать выбор. Мы заплатили достаточно большую компенсацию за игроков, которые будут радовать омских болельщиков и сейчас, и на новой арене в Омске. Мы постараемся сделать команду на перспективу, чтобы примерно одним составом отыграть три-четыре года. Это одна из моих миссий, которую я хочу выполнить в «Авангарде».

«Спорт-Экспресс»

Последние новости

«Авангард» в октябре: цифры и факты

Клуб

«Авангард» в октябре: цифры и факты

«Нужно было строже сыграть в обороне, в том числе и на пятаке». Стась и Хартли после матча с московским «Динамо»

Клуб

«Нужно было строже сыграть в обороне, в том числе и на пятаке». Стась и Хартли после матча с московским «Динамо»

Дубля Толчинского не хватило. Как «Авангард» уступил московскому «Динамо» в овертайме

Клуб

Дубля Толчинского не хватило. Как «Авангард» уступил московскому «Динамо» в овертайме

Состав «Авангарда» на выездной матч против московского «Динамо»

Клуб

Состав «Авангарда» на выездной матч против московского «Динамо»

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)