новости

Источник: http://sportbo.ru
25 июля

Андрей Василевский: «Даже у меня спрашивают: «Что там в России, почему все на допинге?»

Андрей Василевский: «Даже у меня спрашивают: «Что там в России, почему все на допинге?»

Источник: http://sportbo.ru

Российский вратарь «Тампы» Андрей Василевский в большом интервью «БИЗНЕС Online» – о первом взрослом контракте в НХЛ, о возможном соперничестве с Беном Бишопом, допинге, и о том, почему не представляет себя в СКА.

«Я БЫ ВСЮ КАРЬЕРУ ПРОВЁЛ В «ТАМПЕ»

– Андрей, как происходит подписание первого взрослого контракта в НХЛ?

– Я вообще не ожидал, что мне так быстро предложат контракт. Всего полтора года поиграл, ничего особенного не показал. Думал, может через год, если покажу что-то. Когда агент сказал, что «Тампа» предлагает контракт, я даже не раздумывал над ним – сразу подписал.

– Это было уже после окончания сезона?

– Да, числа 20-го июня.

– С Айзерманом или Купером на эту тему не говорили?

– Вообще ни с кем. Неожиданно позвонил агент и сказал, что мне предлагают контракт на три года. Первая мысль: «Ничего себе!». Конечно, я согласен.

– Интересный момент: ваш контракт вступает в силу через год, то есть после того, как истекает нынешний.

– Это обычная практика для контракта новичка. У меня год будет действовать то, старое соглашение, а затем сразу вступит в силу новый.

– Айзерман на днях сказал, что он рад тому, что новый сезон «Тампа» начнёт со связкой вратарей Василевский – Бишоп. Это значит, что с Бишопом договорились о контракте?

– У меня никакой информации по этому поводу нет. Мы с Бишем отлично ладим, он мне много помогает, да я и сам смотрю на его игру, учусь многому. В том, что мы начнём сезон вдвоём, ничего плохого нет.

– Тонкий момент: «Тампа» почти наверняка потеряет одного из вратарей следующим летом на драфте расширения, если сейчас сохранит и вас, и Бишопа…

– Поэтому я не могу ничего сказать по этому поводу. Сейчас мы оба в команде и дальше что-то изменится. Но пока не изменилось мне говорить об этом нетактично.

– В команде обсуждали этот драфт?

– Шутили на тему, но серьёзного обсуждения не было.

– Как вам вариант выступать, например, за «Лас-Вегас»?

– (Смеётся). Мой приоритет – остаться в «Тампе». Я бы всю карьеру провёл в этом клубе. Но хоккейная жизнь может по-разному сложиться. Оказался бы в «Вегасе», хоккей-то был бы тот же. Но я рад, что в «Тампе». Надеюсь, что останусь надолго.

– У «Тампы» в этом году сложная ситуация – истекают контракты, давит потолок зарплат, команда может потерять лидеров. Есть волнения, что «Лайтнинг» не будут такими сильными, как в последние два сезона?

– Все основные игроки пока с нами. Вот только россиян ещё не подписали, ни Наместникова, ни Нестерова, ни Кучерова. Ну, поменяется несколько человек, что поделаешь. В любом случае, у нас хороший тренерский штаб, хороший менеджер, все профессионалы. Не думаю, что если пара человек поменяется, то мы станем слабее.

– О новом контракте известна сумма и срок. Есть какие-то условия, которых не было в контракте новичка?

– Да какие там условия. Ловить шайбу только.

– Наконец-то включили в контракт, да?

– (Смеётся). Ха, в контракте новичка это тоже было. На самом деле ничего необычного, стандартный контракт. Только односторонний.

– Значит, история с АХЛ через год будет закрыта?

– Дай бог. Это будет зависеть от моей игры. Даже с односторонним контрактом тебя могут отправить в фарм-клуб, просто платить будут ту же сумму. В деньгах ты не потеряешь, но играть будешь в АХЛ, а не в НХЛ. По двустороннему контракту у тебя меняется зарплата, когда уезжаешь во вторую команду.

«ВРАТАРЮ ЛУЧШЕ ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ»

– Ваша игра в Кубке Стэнли повлияла на решение клуба подписать новый контракт?

– Мне кажется, да. Хотя, там всё могло бы быть и получше. Но, что есть, то есть. Я рад тому, что мне предложили.

– Сами довольны тем, как сыграли против «Питтсбурга»?

– Чувствовал себя очень хорошо на льду. Я впервые в сезоне провёл семь матчей подряд. Когда играешь много, ощущаешь себя намного лучше, увереннее. Да, можно было лучше, но у меня остались позитивные эмоции.

– Шансы пройти «Пингвинз» у «Тампы» были?

– Были, конечно. В некоторых моментах не повезло. «Питтсбург» же взял кубок, значит они это заслужили. У них очень хорошая команда, и защита, и нападение. Вы сами видели, они в финале были гораздо сильнее соперника. Мы хотя бы уступили в семи матчах, с другими они долго не церемонились.

– Главный тренер «Тампы» Джон Купер после каждого матча говорил, что если бы не Василевский, то у его команды шансов бы не было. О чём он говорил лично?

– Лично ни о чём таком не говорил.

– Не нахваливал?

– А что нахваливать? С вратарями лучше осторожнее (смеётся), лучше вообще ничего не говорить. А так, я же не читаю ни интервью, ничего. Хоккейные новости вообще не смотрю.

– Одобрение хотя бы чувствовали?

– Конечно. Вратарю всегда очень приятно, когда ему доверяют, это придаёт уверенность. И я это ощущал.

– Какой матч был самым сложным?

– Каждый матч плей-офф был суперсложным. Они, по-моему, в среднем по 40 бросков делали за игру. Но отмечу самый первый, когда Бишоп получил травму. Я полтора месяца смотрел на игру со скамейки, а потом основной вратарь получает травму, все на меня смотрят: «Иди, вставай». Я так, типа: «Серьёзно?!». (Смеётся). Хорошо, что так удачно получилось, ребята помогли, мы выиграли. Думаю, это был наш лучший матч в серии.

– Мандраж в той игре быстро спал?

– Ближе к третьему периоду, наверное. В первом волновался очень сильно, потом успокоился. Наверное, можно себе представить, ты сидишь весь плей-офф на скамейке, а потом выходишь в финале конференции…

– То, что «Питтсбург» так много бросал – хорошо?

– Броски могут быть разными. Могут сто раз бросить, но накидывать от синей линии в ловушку, а могут бросить десять, но это будут выходы один на один.

– Вам-то халтурить не приходилось.

– У нас есть статистика, считают количество голевых моментов. Так вот у «Питтсбурга» их было очень много. Это не просто броски, это реальные возможности забить гол. У нас их было меньше.

– В контракте вы такое не учитывали?

– Бонусы за голевые моменты? Нет, ничего такого.

– Хотя бы победы и «сухие» матчи там отмечены?

– По-моему, даже этого нет. Может, какие-то бонусы и есть, но они не очень большие. Просто сумма и срок.

– Станете старше, будете наглее.

– Ну да, сейчас-то что (улыбается). Мне такой контракт в радость. Я ещё никто в НХЛ, чтобы диктовать свои условия «Тампе».

«ХОЧУ НАУЧИТЬСЯ ИГРАТЬ КЛЮШКОЙ, КАК БИШОП, ОН В ЭТОМ ЛУЧШИЙ В МИРЕ»

– В третьем матче «Питтсбург» нанёс под 50 бросков и тогда оказалось, что вы установили рекорд «Тампы» по количеству сэйвов за матч, завершившийся в основное время. Отметили вас в клубе?

– Я даже не знал об этом, если честно. Тем более отмечать нечего было, мы проиграли 2:4. У нас наоборот были серьёзные разбирательства. Может быть, если бы выиграли, то что-то и было бы.

– С Малкиным во время серии общались?

– Вообще не общались. Только на рукопожатии я ему пожелал удачи, а он меня похвалил за серию.

– После первого матча вы сказали, что не знаете всех форвардов «Питтсбурга». Серьёзно?

– (Смеётся) Да.

– К седьмому-то матчу запомнили?

– Конечно, Бишоп мне помогал, давал скаут-репорты по игрокам. Это типа отчёты – кто, как, что, где, куда. Но мы с ним этим отличаемся, если Биш разбирает всех игроков, очень много анализирует, то я стараюсь на этом не зацикливаться.

– Почему?

– Потому что в игре по-разному может сложиться. Ты будешь думать, что игрок бросит так, как это всегда делает, а он бросит в другой угол.

– О Кросби он что говорил, например?

– О нём как раз ничего не было. Кросби это суперигрок, его нет смысла разбирать.

– Расскажите о ком-нибудь.

– Я сам обращал внимание, что Кессел любит бросать со стороны блина. Пару раз мне это помогло. Конечно, это было рискованно, но прокатило.

– Кто самый опасный нападающий «Питтсбурга»?

– Да они все опасные. Тот же Кросби. То, что о нём говорят, что это лучший игрок – это не просто так. Этого никогда не поймёшь, пока на себе не почувствуешь. Он очень хорош.

– Чем берёт Кросби?

– Он хитрый. Техничный. У него всё есть – и ноги, и голова. Он прям молодец, хорошо играет. Кессел тоже, у него очень хлёсткий бросок, неудобный для вратаря. Малкин тоже. Да про каждого можно написать, поэтому они и выиграли кубок.

– Известный в прошлом вратарь, а ныне аналитик CBC Келли Хруди сказал, что вы тратите слишком много эмоций после пропущенных шайб. Согласны?

– Да. Пару раз эмоции взяли надо мной верх, это было неправильно. Но я исправлюсь, буду работать над собой. Обычно-то я так не делаю. Наверное, потому что я раньше много играл, все эмоции уходили в игру. А тут они копились-копились.

– Тренер замечаний не делал?

– Мне кажется, что все это понимали. Я же никогда не кричу на команду, если есть негативные эмоции, то направляю их на себя.

– Видимо, речь шла об эпизоде в том самом третьем матче, когда вы расколошматили клюшку. Что там было?

– После четвёртого гола меня переклинило. Просто, под 50 бросков за матч это очень много. Вот и пострадала клюшка, которая стоит почти 250 долларов. Я буду исправляться, чтобы контролировать свой гнев.

– А клюшки вы сами покупаете?

– Нет (смеётся).

– В клубе на подобные вещи никак не обращают внимания?

– Может быть у нас вычитают из зарплаты, я не вникал. Знаю, что в молодёжных лигах за океаном, если ты умышленно сломал клюшку, то платишь штраф.

– Над чем ещё вам нужно работать?

– Я очень хочу научиться играть клюшкой, как Бишоп, а если получится, даже лучше. Биш играет клюшкой, как шестой полевой. Он такие пасы раздаёт… Я думаю, что он лучший в мире в этом компоненте. Поэтому очень хорошо, что мы играем в одной команде, я могу у него учиться.

– Работаете над этим?

– Да, с тренером вратарей отрабатываем игровые моменты, в том числе с двумя полевыми игроками. В серии с «Питтсбургом», через несколько матчей, я уже намного лучше стал играть клюшкой. Всё-таки практика много даёт. Когда не играешь, вообще не знаешь, что с шайбой делать, как бы в ворота себе не забросить.

– Раньше вы чаще останавливали игру, а в серии с «Питтсбургом» быстро расставались с шайбой. Это следствие этого обучения или тренерская установка?

– Это моя инициатива. Тренеры ничего такого не говорили. Мы, конечно, стараемся больше двигаться, не зажимать шайбу, но тренеры не говорят, что вратарь должен обязательно отдавать пас. Посмотрите на Бишопа, он, по-моему, никогда не зажимает шайбу.

 

«ДОПИНГ? Я ТОЧНО ЧИСТЫЙ»

– Какой самый полезный совет слышали в НХЛ за последние два года?

– «Работай!» От кого? Да все так говорят. Но с этим у меня проблем нет. Я очень люблю работать и на льду, и вне льда. На катке вообще 24 часа могу находиться. С нетерпением жду начала своих сборов.

– Сколько отдыхаете уже?

– Полтора месяца. Но не забываю о физической форме, хожу в бассейн, например. Просто так не валяюсь.

– Российские вратари НХЛ между собой общаются?

– Когда мы были в Коламбусе, разговаривал с Бобровским, он был травмирован тогда. Я спросил у него пару советов, потому что меня тогда в АХЛ отправляли, у меня было мало практики. Он один из тех, кстати, кто сказал: «Работай!».

– Предстоящий Кубок мира обсуждали?

– Нет.

– Представители сборной России выходили на связь?

– Конечно. Тренерский штаб сборной приезжал в Питтсбург, когда мы с ними ещё в сезоне встречались – Олег Валерьевич (Знарок, – прим. авт.), Харийс Витолиньш, Алексей Жамнов, Сергей Федотов. Официальных разговоров не было, просто поговорили о том, как у нас дела в НХЛ. Молодцы, что приехали, я считаю, это правильно. Я почти со всеми был знаком, а наши ребята – Нестеров, Кучеров, Наместников – им познакомиться нужно было.

– В Северной Америке интерес к Кубку мира есть?

– Очень большой. У нас в Тампе, когда составы сборных опубликовали, прямо во время игры на кубе объявляли каждого игрока – кто в какую сборную поедет. Здорово было.

– Из «Тампы» вообще много людей поедет, в том числе оба вратаря.

– Для меня это ближайшая цель – сыграть против Биша на Кубке мира (улыбается). Это будет классно. У меня есть на него небольшой скаут-репорт (смеётся).

– Говорили с ним о возможном соперничестве?

– Я ему как-то сказал, что было бы круто сыграть друг против друга на Кубке мира. Он сказал, что ему тоже это было бы интересно.

– Сборная России на последних международных турнирах не показывает тех результатов, которые от неё ждут. Как думаете, с чем это связано?

– От России ждут только побед, но тяжело всё время оставаться наверху. Другие команды ведь тоже не просто так едут на соревнования. Где-то удача должна поспособствовать, но кто будет самой работоспособной командой, тот и будет на первых местах.

– В последнее время много скандалов вокруг России и допинга. Вас предупреждали о том, чтобы следили за тем, что дают в клубе?

– В клубе подшучивали: «Что там с Россией, почему все на допинге? А вы тоже употребляете?» Но такого, чтобы нам специально говорили, чтобы мы не принимали какие-то конкретные препараты не было.

– В НХЛ за этим следят?

– Раз-два в месяц обязательно приезжает комиссия, выбирают случайным образом пару человек, проверяют их. Почему-то, как правило, я попадаю в это число.

– Значит, вы точно чистый.

– Да, у нас никто не попадался. Даст бог и не попадётся (смеётся).

«В ТАМПЕ БЕЗУМНЫЕ БОЛЕЛЬЩИКИ»

– Расскажите о собственном плане подготовки.

– Как обычно, лечу в Оттаву, чуть меньше чем на месяц. Буду работать с личным тренером. Подготовлюсь, а потом на сборы к Кубку мира.

– По Уфе в Тампе скучаете?

– Нет. Я настолько привык, что и по России-то особо не скучаю. Могу хоть круглый год жить в Тампе, в Америке. Сюда даже не тянет. Только ради родных если вернуться.

– Что так нравится в Америке?

– В Америке очень спокойно, а Тампа так вообще спокойный городок, никто никуда не спешит, размеренная жизнь. Хороший климат: зимой тепло – плюс 10-15 градусов, без снега. Правда, летом жара, это тяжело. Но у нас там по улицам никто и не ходит, потому что очень жарко, все на машинах передвигаются.

– Говорят, несмотря на тропический климат, в Тампе очень любят хоккей.

– Болельщики там безумные. Хоккей правда очень любят, хотя, казалось бы, ну какой хоккей – зимы нет.

– С Уфой сравнить эту любовь можно?

– Сейчас в Уфе полный стадион собирается?

– Вторую часть прошлого сезона трибуны заполнялись, да.

– Я никогда не видел, чтобы в Тампе были пустые места на трибунах. Всегда аншлаг, болельщики дарят подарки. Хотя и в Уфе болельщики тоже часто что-то дарили. Боюсь, что меня неправильно поймут. В Уфе очень хорошие болельщики, в хорошем смысле больные хоккеем, но сами посудите – в Тампе 20-тысячный стадион с ценником на билет от ста долларов. Если бы у нас такие цены сделали, то на хоккей вообще бы никто не пришёл.

– В этом году к вам приезжали родители. Просили у них мёд привезти?

– Не просил, но они привезли банку мёда. Всё-таки башкирский мёд лучший в мире, нельзя без него. Они попали на несколько игр. В последней, перед паузой на Матч звёзд, я отыграл «на ноль». Так прямо совпало, они впервые видели мою игру вживую в НХЛ и я не пропустил. Единственный раз в сезоне, кстати. На следующий день отвёз их в Орландо, в Юниверсал парк. Классно провели время.

– С Эспозито отца не познакомили?

– Нет, мы его не застали. Но с Айзерманом и Купером познакомились, сфотографировались. Чуть-чуть поговорили.

– Василевского-старшего НХЛ удивила?

– И ему, и маме очень понравилось. Там игры – целое шоу, это стоит каждому увидеть.

– В одном из матчей он поймал шайбу, вылетевшую со льда.

– Это он прилетал во второй раз. У нас есть традиция – отцы всех хоккеистов собираются и летят вместе с командой на чартере на выезд. Им проводят экскурсии, выдают майки с фамилиями, они смотрят матчи из вип-ложи, с нами живут, вместе – на командном ужине. Это был выезд в Каролину и Питтсбург, оба матча играл Бишоп. А потом через пару дней был матч в Тампе, там он поймал шайбу, мы выиграли 2:1.

– Шайбу сохранил?

– Кажется, он её кому-то подарил.

«НЕ МОГУ СЕБЯ ПРЕДСТАВИТЬ В КХЛ»

– Сейчас пошёл такой тренд – Питер подписывает звёзд, в том числе из НХЛ. Можете представить себя игроком СКА?

– Уже нет. В КХЛ не могу себя представить. Я не говорю, что никогда не вернусь играть в Россию, всё может быть. Но моя цель – всю жизнь играть в НХЛ. И суперцель – провести всю карьеру в «Тампе».

– Вайсфельд недавно сказал в интервью, что если ему предложат за Умарка двоих игроков и миллиард, то он согласится. Понимаете к чему клоню?

– Весь вопрос в деньгах?

– Если СКА предложит такую сумму, что отказаться будет сложно, то согласитесь?

– Если у меня не будет никаких предложений в НХЛ, если я вдруг, не дай бог, окажусь невостребованным там, то я соглашусь. Но если будет предложение, пусть и не самое большое, то останусь. Тут не вопрос денег. Мне настолько нравится в НХЛ… Деньги для меня – не главное.

– Неужели не хочется на закате карьеры вернуться в Уфу суперзвездой, провести здесь сезон?

– Вообще не хотелось бы. Я лучше буду сидеть на скамейке, чем отправлюсь в КХЛ.

– И много в НХЛ таких вратарей сейчас, кто сидит на скамейке и травит байки?

– Я (смеётся). Так и получится, я начинал на скамейке и закончил. Хорошо, если в этом промежутке я лет 15 буду играть основным вратарём. Ха! На самом деле я обычно не травлю байки, не такой наглый ещё, чтобы во время игры шутить.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Оnline»
Андрей ВАСИЛЕВСКИЙ

Амплуа: вратарь
Дата рождения: 25 июля 1994 года
Место рождения: Тюмень
Школа: «Салават Юлаев» (Уфа)
Карьера: «Толпар» (МХЛ) – 2010-2012; «Салават Юлаев» (КХЛ) – 2012 - 2014; Тампа» (НХЛ) / «Сиракьюз» (АХЛ) – с 2014 года.
Достижения: чемпион мира (2014), серебряный (2012) и бронзовый (2013, 2014) призёр чемпионатов мира среди молодёжи, бронзовый призёр чемпионата мира среди юниоров (2011), серебряный призёр чемпионата России (2014), лучший новичок сезона КХЛ (2014).