новости

18 июня

П. Воробьев: до КХЛ британцам пока далеко, на нашем домашнем стадионе каменные борта

П. Воробьев: до КХЛ британцам пока далеко, на нашем домашнем стадионе каменные борта

Российский легионер в экзотической для нас британской лиге рассказывает о том, чем зарабатывают на жизнь хоккеисты местного чемпионата, отношению к россиянам и о каменных бортах.

В РОССИЯН ПОКА НЕ ВЕРЯТ. ДУМАЮТ, ЧТО НАПЬЮТСЯ

– Вы провели сезон в Эдинбурге. Никто у нас не может похвастаться тем, что играл в Шотландии. Скажите, когда первый британский хоккеист появится в КХЛ?

– Не думаю, что там есть игрок, который бы смог играть в КХЛ. В высшей лиге – пожалуй, но пока не выше. Мы знаем истории об игроках, которые попадали наверх из нехоккейных стран, например, Анже Копитар из Словении. Но в Британии я пока таких ребят не вижу. Там вообще все только начинается. Пусть и не с нуля, но в зачаточном состоянии.

– Приведите пример.

– Их очень много. Мы как-то приехали в один из городов, на арене тренировались дети. Так там тренер был в шлеме с маской. Я еще спросил, чего это он, боится что ли. Или, например, на нашем домашнем стадионе каменные борта.

– В каком смысле?

– В прямом. С внешней стороны они обшиты пластиком, но вообще это обыкновенная кирпичная стена. Я еще говорю им: вы тогда покупайте железные коньки, так как обычные при любом ударе об борт просто будут ломаться. Да и вообще удариться об такой борт слишком больно.

– Я посмотрел состав "Эдинбурга". Понятно, что знаю вас и Евгения Федорова. К канадским легионерам мы еще вернемся, а вот шотландские игроки для меня загадка.

– Вы же знаете, что у нас с этого сезона новым главным тренером будет Дмитрий Христич? Так вот, ему придется очень непросто. Дело в том, что британские хоккеисты чаще всего полупрофессионалы. Когда нет игр, они работают. И, например, на дневные тренировки они не приходят. Наверное, в частности, из-за этого у нас чаще всего нет раскаток.

– Кем работают?

– Самая доходная работа в Шотландии – ремонт квартир, офисов. Наверное, из-за того, что там почасовая оплата. Целыми днями они красят стены, клеят обои, а вечером занимаются хоккеем. И потому я даже сам с нетерпением жду первых тренировок Христича. Он даст нагрузки, но трудно что-то спрашивать с людей, которые только что несколько часов работали. Или клуб изредка привлекал к играм латвийца Рихардса Григорса. А если не привлекал, то он работал в магазине, где фасовал продукты.

– Ваши канадские легионеры тоже не слишком высокого уровня.

– Опыт игры в НХЛ у меня почти 50 матчей, а следом идет Джаред Стаал с двумя играми. Я изучал профайлы игроков, с которыми мы играли. Там много ребят из университетов, которые, возможно, чуть-чуть поиграли в ECHL, а кому-то даже повезло провести несколько матчей в АХЛ.

– Но их берут.

– В Британской элитной хоккейной лиге разрешено выпускать на матч 14 легионеров. И большая часть иностранцев – именно канадцы. Но эти канадцы везде, посмотрите на европейские чемпионаты. Их берут охотно, так как Канада – законодатель хоккейных мод в мире.

– А почему не российских ребят? Многие бы из той же ВХЛ поехали за границу и были бы не худшими.

– Я сам задавался этим вопросом, общался с агентами, с руководителями. Считается, что российские ребята ненадежные. Они могут напиться.

– Не может быть!

– Да. Канадцы делают шоу, канадцы играют в зрелищной манере, пусть и не самой лучшей. А про русских говорят, что у них слишком много проблем. Мне как-то признались, что серьезно рисковали, давая мне контракт. Но после сезона они поняли, что я не подведу.

– Вы стали лучшим бомбардиром команды. Сколько раз признавались лучшим игроком матча?

– Раз десять, наверное. Или больше. У нас главной звездой был вратарь. Мы очень часто проигрывали с крупным счетом, но почти в каждой встрече он отражал по 40 - 50 бросков. Сейчас наш голкипер перебрался в "Данди", впечатлил своей игрой.

ДО КХЛ БРИТАНЦАМ ПОКА ДАЛЕКО

– Говорят, что пока британская лига не может конкурировать по зарплатам.

– Это правда. Я получал две тысячи фунтов в месяц. Средний разброс в лиге был от 1300 фунтов до 3000 фунтов. Самым высокооплачиваемым хоккеистом пока был Брайан Макгрэттэн из "Ноттингема".

– Шесть тысяч фунтов в месяц?

– Говорили даже, что у него две тысячи фунтов в неделю.

– Курс фунта – 73 рубля, но я точно знаю, что жить в Британии очень дорого.

– Невероятно. Хотя это с какой стороны посмотреть. Есть магазины разной ценовой категории, но продукты там неизменно высокого качества. Наверное, дело в выборе. Если питаться дома, а не ходить по ресторанам, то все вроде бы неплохо. По крайней мере, это лучше, чем в ВХЛ. Квартиру и машину нам с Евгением Федоровым предоставили, но с жильем получилось не очень хорошо.

– В каком смысле?

– В других клубах оплачивали коммунальные услуги, а нам пришлось самим этим заниматься. Платежи за квартиру в Шотландии – это очень дорого. Может быть, в следующем сезон ситуация изменится.

– Насколько профессиональный клуб "Эдинбург Кэпиталз"?

– Он один из самых бедных в элитной лиге, и это сказывалось на всем. Например, с теми же раскатками в день игры. У сильнейших команд из "Ноттингема" или "Кардиффа" раскатки есть, а у нас – нет. На выезде хуже всего. Допустим, из отеля мы выселяемся в 12 часов, организованного питания нет и приходится реально слоняться пять-шесть часов до игры. Иногда, правда, есть возможность поспать, отдохнуть в автобусе. У нас очень небогатый клуб, но теперь "Эдинбургу" стали помогать российские бизнесмены и, возможно, что-то изменится.

– Все говорят, что клуб из Великобритании появится в КХЛ. Насколько это реально?

– Сейчас – нет. Но владельцы команд очень богатые люди, миллиардеры. Просто они не очень сильно разбираются в хоккее. Вся надежда на российских бизнесменов, которые, возможно, объяснят, чем это хорошо. Но пока все это скорее разговоры.

– Просто я не представляю себе, как британцы справятся с выездом в Хабаровск, Владивосток и Пекин…

-… а затем сразу дома будут принимать СКА и ЦСКА. Да-да, это будет для них очень большой проблемой. Чаще всего после матча мы возвращаемся домой и ночуем у себя. Но это только одна из сложностей.

– Какие стадионы в Британии?

– Есть просто великолепные, как в Ноттингеме или Белфасте. Есть откровенно плохие, как у нас в Эдинбурге.

– Как "Сокольники"?

– Хуже, гораздо хуже. Что меня еще удивляло в Шотландии, так это отсутствие рекламы матчей в городе. Такое ощущение, что про хоккейную команду никто не знает. При этом у нас есть свои болельщики, которые ездили с нами на выезд.

– Состав игроков клубов лиги разнообразен. Есть представители Северной Ирландии, Англии, Уэльс. Знаю, что сами англичане со снисходительностью относятся к шотландцам, а североирландцы вообще считают, что они лучше всех. Это в чем-то выражалось на трибунах?

– Нет, что вы. Может быть, в футболе такое есть, но не в хоккее. Все всегда мирно, на трибунах кричат, болеют, но без агрессии. Есть традиция, что после игры команда приветствует болельщиков. В этом смысле все отлично.

В ХК МВД ПОЛУЧИЛ МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ. НО ОН УЖЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ

– Как вы оказались в таком странном для хоккея месте?

– Вы не поверите, но через сеть "Вконтакте". Всегда хотел поиграть за границей, но у меня не было никаких выходов на тот рынок. Но тут моему коллеге Артему Томилину написал агент, который предложил зарубежный вариант. Артем сообщил об этом мне, я попросил связать нас, зарегистрировался в социальной сети, и мы начали общаться. Вот однажды агент и предложил мне Британию.

– Не вздрогнули?

– Нет. Знаете, жизнь за границей мне очень нравится. Знаю ребят, которым комфортней в России, но я себя чувствую спокойно в Европе. И очень рад был пожить в Шотландии столько времени.

– Я там однажды под автобус чуть не попал. Перед тем как перейти дорогу, автоматически посмотрел не в ту сторону.

– Там же прямо перед переходом пишут, в какую сторону смотреть. Но вы правы, что привыкнуть к этому очень трудно. Впрочем, я, сев в машину, только в первый день испытывал сложности. А потом быстро приноровился к левостороннему движению. Хуже было с привыканием к самой машине. Там везде "механика", скорости надо переключать левой рукой.

– До Британии вы провели несколько сезонов в ВХЛ. Почему?

– Играть хотелось, а КХЛ для меня была закрыта. Дело в том, что меня очень сильно подкосил сезон в "Нефтехимике". Подписал двухлетний контракт, но я получил травму, долго восстанавливался, и тренеры были мной недовольны. Затем я немного побыл в "Автомобилисте" у Игоря Уланова, и после этого предложения просто исчезли. Я ждал, созванивался с менеджерами, но все было только на словах. Впрочем, в сезоне-2013/14 меня привлекли из "Рязани" в "Витязь". В подмосковном клубе было много травмированных, меня взяли, но как все вылечились, то отправили обратно. Но я себя в ВХЛ чувствовал неплохо, только потом уже не было смысла играть за 100 тысяч рублей без гарантии, что тебе заплатят. И потому я очень настойчиво искал европейский вариант.

– В вашей карьере были переходы, о которых вы жалеете?

– Да. В 2007 году я выступал за "Химик" из Мытищ и точно не должен был срываться оттуда. У нас был отличный коллектив, мы могли что-то выиграть, а я принял предложение "Спартака".

– Но в "Спартаке" у вас был лучший сезон хотя бы с точки зрения статистики.

– Все правильно. И надо было там оставаться. Но я снова рванул, на этот раз в Омск. В "Авангарде" потренировался некоторое время, и до сезона мне сказали, что больше не заинтересованы в услугах. Так получилось, что каждый год в России я менял команду, а это не совсем правильно.

– Вы известны тем, что в ХК МВД были единственным игроком, чья зарплата превышала миллион долларов.

– Ого, мы же договаривались с Андреем Сафроновым, что это будет тайной. Он и рассказал? Ну если он рассказал, то это правда. Так все и было, только этот миллион уже заканчивается, а мне хочется все-таки заработать, пока есть силы. В Британии меня все устраивало, но там контракт на семь месяцев, а потом пять живешь на эти деньги.