"Сборная России - как Родина-мать без меча"

Источник "Спорт-Экспресс"

На тренировках нашей хоккейной команды можно услышать и узнать массу всякой чепухи. Спецкор "СЭ" едва успевал фиксировать.

Юрий ГОЛЫШАК из Пхенчхана

Как-то раз футбольный "Спартак" на сборах в Краснодарском крае проиграл кому-то 0:5. Времена были задорные.

Заходят после матча в автобус, по радио реклама – детский голосок: "Бабушка, бабушка, я пятерочку получила…"

– Мы тоже, – мрачно произносит на весь салон Максим Калиниченко.

…"Пятерочка", полученная сборной наших хоккейных дам, словно удар по печени. Поначалу ничего, а через пять минут сгибает напополам.

Вот и мне стало обидно. Только наутро. С вечера казалось – еще терпимо, пять так пять.

Я даже подошел к главному тренеру сборной Алексею Чистякову с расспросами – кого, дескать, не хватает этой сборной?

Тот принялся перечислять фамилии: эта, та, Скиба

– Ага! – внезапно заинтересовался я. – Скиба тоже попала бы?

Все вокруг затаили дыхание. Кажется, даже Чистяков. Не ожидая встретить такого ценителя женского хоккея.

– Да-да! – подтвердил чуть смущенно. – И Скиба. Несмотря на возраст.

Эту фамилию я впервые услышал три часа назад от Евгения Белоусова, бывшего пресс-атташе женской сборной. Теперь в подтрибунных помещениях захожу с козырей. Думаю, меня запомнили.

ТЮМЕНСКАЯ ПРАВДА ЖИЗНИ

Стоит выйти на улицу – новости и новостишки валятся со всех сторон. А стужа такая, что блокнот не достанешь, не начирикаешь даже строчку. Что ж делать?

Действую по методу Солженицына в бараке. Новости рифмую, складываю в одну поэму. Действует! Жаль, такое не напечатаешь. Скандал выйдет.

Вот кто-то из фотографов показывает снятое накануне чудо. Увеличивает, увеличивает – и все мы заходимся от хохота, видя эти глаза за дымчатым стеклом. Скелетонист из Ганы перед стартом. Кажется, вот-вот разрыдается от ужаса. Снег увидел впервые, а тут еще с какой-то горы – да на санях! Головой вперед…

От ветра закладывает уши. Аккредитацию порывом рвет с шеи, того и гляди, унесет вместе с черепом. Кому здесь нужен будет всадник без головы?

Шатер для корреспондентских завтраков скрипит и ерзает.

– У нас в Чайковском и Нижнем Тагиле так трамплины скрипят, – авторитетно роняет мой попутчик. – Второй этаж – это просто страшно. Третий – страшно до невозможности.

– Не падают?

– Что ж им падать-то? Пока не случалось… – отвечает чуть обиженно.

Я всматриваюсь в аккредитацию – говорит со мной "Тюменская правда". Уважаю!

СОБАЧЬЕ ДЕЛО

Корейцы честные, но хитрые. Бытовой преступности нет вовсе. Все как в Финляндии. Зато наши трюки распознают – стали, например, резать в столовой мандарины надвое. Чтоб не уносили в номера. Но мы русские люди, с нами Бог – уносим и разрезанными. Вот если йогурты начнут ставить открытыми – это крах.

Узнаю, что Северная Корея от нас километрах в тридцати. Прежде и диверсанты бегали в этих краях, и прочие безобразия творились. Вот почему в море неподалеку от "русского дома" курсирует пограничный катерок.

С сегодняшнего дня чувствую себя под пристальным взглядом товарища Ына. От этих глаз не укрыться.

Кто-то спрашивал про собак в Корее? Рассказываю. Коллега Рабинер, наш маяк – не путать с Амаяком! – в Сеуле угодил на демонстрацию. Протестовала жиденькая толпа против употребления на Олимпиаде кошачьего и собачьего мяса. Видимо, проблема существует. Отныне на завтраке с мясными блюдами буду аккуратнее.

Тем же вечером наткнулся в каком-то каннынском дворе на собачонку. Бедная, так надрывалась в лае, будто узнала, что забьют к майским. А пока откармливают.

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ ШТАТОВ

От обвала информации по утрам не сразу вспоминаю, кто я. Где я. Сверяюсь с аккредитацией, там прописано: ага, Голышак…

Не во все открытые двери стоит входить. Не все мысли озвучивать. Да вот, например.

С прекрасным своим соседом Игорем Рабинером собираемся на тренировку мужской сборной по хоккею. Заглядываем в книжный, натыкаемся на том – "Вкус кислички".

– О чем это? – обеспокоенно справляется Рабинер.

На шестой день Олимпиады у меня только одна версия. Держу ее при себе.

Американская сборная тренируется перед нашей. Я напряженно вглядываюсь в эти лица – быть может, конкуренты?

Но и беглого взгляда довольно, чтоб понять – нет, не конкуренты. Привезли Штаты какую-то абордажную команду. Райан Стоа из "Спартака" здесь – фигура. Когда-то отыграл 25 матчей за "Колорадо". Рядом изможденные ветераны с прореженными зубами. Так выглядел мой школьный трудовик. У того еще и пальцев был недокомплект – но у этих, кажется, уцелели…

Отрабатывают американцы что-то нелепое – полчаса посвящено вбрасываниям. Полкоманды выцарапывает шайбу, другая половина щелкает по воротам: ба-бах!

КРАСНАЯ МАШИНА ГАЗ

Я дожидаюсь наших и вспоминаю, как приехал провожать нашу команду в Москве. Когда проводила та товарищеский матч со "Спартаком".

Качество хоккея, по совести говоря, было унылым. Так себе качество. Кто-то шутил:

– Вот кто выиграет, тот и отправится на Олимпиаду…

"Спартак" имел все шансы.

Я сидел около какого-то штыря, чувствуя себя Тарзаном. Смотрел и слушал. Записывал на подкорковое – на Олимпиаде пригодится. Гремело где-то под потолком:

Да, выходит, пели мы задаром,

Понапрасну ночь за ночью жгли.

Если мы покончили со старым,

Так и ночи эти отошли…

Вот так фокус, подумал я. Вот так напутствие. Да еще и оборвалось на "дорогой длинною".

Хор учителей выводил с трибуны что-то альтернативное. Я, вспомнив пединститут имени Крупской, чумазую улицу Радио, расчувствовался и подтянул. Не убедили, настроение Знарку не исправили.

Олег Валерьевич был невесел:

– Мы под нагрузкой…

Ну, допустим. Надеюсь, все так и есть.

Подытожил наш главный тренер ту речь в стиле Хайдарыча:

– В принципе, старались.

Раз не просто старались, а "в принципе" – лично я за результат спокоен.

Каблуков в тот вечер обещал выйти к корреспондентам, да так и не вышел. Скрылся черным ходом. Войнов мрачно, кутаясь на ветру, подписывал плакаты. Не те, что все мы видели на трибуне – "Хочу замуж за хоккеиста". Нейтральнее.

Бросился в глаза один – "Легенда №87, хоккейная империя с тобой!" Это о Шипачеве. Надеюсь, плакат доехал до Пхенчхана.

Девушки из женского состава хора Турецкого окружили Владислава Третьяка. Ласково щебетали.

– Всегда были трудные времена, – отчетливо произнес Владислав Александрович и покосился на ту, что слева. Напрасно, кстати – левая была очень даже ничего.

– Россия, вперед! – внезапно закруглил мысль Третьяк и рванул прочь.

В тот же день корреспондентам раздавали программки с занимательной арифметикой и довольно внезапными выводами. Вот, пожалуйста: общий рост хоккеистов сборной – 52 метра. Внимание, тишина в студии! Вывод: такая же высота у статуи Родина-мать в Волгограде. С уточнением – "без учета меча".

Или вот: "Самый старший игрок сборной России Павел Дацюк появился на свет 20 июля 1978-го. Ровно через два года в этот же день родилась бразильская модель Жизель Бюндхен". Я прочитал, на всякий случай перекрестился.

Вот вам напоследок: "Общий вес всех хоккеистов сборной России 2570 кг. Такая же масса у советского десантного грузового автомобиля ГАЗ-62".

С НАМИ ШАПКА

Под эти мысли и выкатывалась сборная России на тренировку. Олег Знарок, не отрываясь, смотрел на лед. Думая о чем-то своем.

Поднял глаза, ищет кого-то на лавке и не находит. Высматривает на трибуне. Может, меня? Нет, не меня…

Сталкивается взглядом с Романом Ротенбергом, улыбается. Да и кто ж здесь не улыбнется Роману Борисовичу.

Ротенберг приковывал внимание всех собравшихся – и американских корреспондентов, задержавшихся после отъезда своей сборной, и добрых словаков. Вот это шапка, вот это фасон! До такой даже Ипполит в "Иронии" не дотягивал.

Вспомнилось мне, как в недавние золотые времена московского "Динамо" чем ближе оно было к Кубку Гагарина, тем реже о нем говорили. В финале и вовсе слово "кубок" не произносилось, заменили на "ондатровую шапку". На счастье.

Счастье тогда пришло. Быть может, придет и к "красной машине". Ибо ондатровая шапка с нами, вот она. Я, олимпийский корреспондент из России, в это верю.

То же московское "Динамо" времен Знарка обогатило мой словарный запас выражением "отшкурили".

Вот на этой-то Олимпиаде, чувствую, отшкурим мы многих. Но если что не так – "Тюменская правда" даст отпор. А "Челябинский рабочий" добьет врага.

ВАСЯ БУДЕТ МОЛЧАТЬ

– Кого ж сегодня выведут? – переговариваются на трибунах. – Вчера Никита Нестеров вышел. Говорил минуту двадцать четыре секунды.

На сей раз сборная расщедрится – подойдут к микрофонам и коммуникабельный Витолиньш, и застенчивый Капризов, и запросто переходящий на английский Широков. Пришел даже Гавриков, постоял, удивился популярности Капризова – и пошел обратно в раздевалку. Никто на него, беднягу, не отвлекся. Надеюсь, обошлось без психологической травмы.

Над моей головой склонился седой кореец. Указал на лед:

– Team Russia?

Она, родимая. Илье Сорокину, самому легкому хоккеисту сборной, прямо в конек ввинчивали здоровенный шуруп. За действом этим смотрели, не отрываясь, десяток видеокамер. Завораживает! А главная интрига – не дойдет ли шуруп до тела. Не будут ли в Сорокине звенеть шурупы, как в фигуристе Плющенко?

Основной вратарь в этой сборной – Вася Кошечкин. Конечно, Вася, наш огромный человек. В СКА у Рашита Давыдова играет двухметровый Коскинен, в сборной – Кошечкин. Ему нравятся крупные мужчины.

Когда-нибудь закончит обаятельный Вася с хоккеем и выступит в рубрике "Разговор по пятницам". Расскажет про все – юность в Тольятти, приключения…

Делюсь мыслями с особо сообразительными коллегами – те остужают:

– Да ничего он не расскажет. Вася – как Хабибулин. Тот закрылся в своем доме в Аризоне, денег хватает. Не хочет никому ничего рассказывать и вспоминать.

ПЯТАК – НЕ ТРАМВАЙ

На Олимпиаде море милых драм. Работает в нашей сборной тот самый Олег Куприянов, которого высмеял в своей книжке Дейв Кинг – трудились вместе в Магнитогорске. А сейчас Дейв в штабе сборной Канады. Встречаются в олимпийской деревне за одним ресторанным столом. Раскланиваются, интересно? Или подсылает дедушка Дейв денщика проверить – отобедал Куприянов, ушел?

Сколько в сборной нераскрученных фигур! Вот Рашит Давыдов, тренер вратарей. Уже работал в ХК МВД, когда пришел туда Олег Знарок. Подружились, пошли по жизни вместе. Знарок доверяет друзьям – и правильно делает. Но главное, где б ни работал Давыдов, вратари в порядке. Тьфу-тьфу.

Ответственный за снаряжение Константин Рогатин выходит ко льду в шортиках. Пока все мы кутаемся в шарфы. Работал еще во времена Сергея Капустина. А сейчас вот скручивает лезвия у Сорокина, смотрит на свет – будто на сомнительную купюру. Что-то замечает, подтачивает – и через минуту Сорокин катит с наслаждением. Подмигивает: порядок!

– Защитники врываются, врываются… – доносится до нас голос Витолиньша от планшета.

Внимательнее всех слушает из заднего ряда сам Знарок. Потом фотокорреспонденты будут увеличивать, растягивать кадр, распознавая: не критически ли смотрит? Вроде нет, дружелюбно.

Подзывает Ковальчука. Говорит что-то, показалось, раздраженно. Наши хоккейные люди еще не научились как Моуринью прикрывать рот рукой. А мы пока не умеем читать по губам. Но скоро научимся – и жить станет веселее.

Я смотрел на Ковальчука, вспоминая, что рассказывал мне в олимпийском Сочи Геннадий Тимченко:

– Илья в Питер приехал не за деньгами. Получает у нас меньше, чем в Штатах. Но его мечта – стать олимпийским чемпионом.

Здесь он близок как никогда. Глаза Ковальчука загораются как у пацана, стоит получить шайбу.

Команда в прекрасном настроении. Вот смеются над чем-то Ковальчук с Шипачевым. Вот ледяные искры летят из-под коньков Телегина, похожего на викинга. Вот Павел Дацюк катит спиной с такой скоростью, что и лицом-то не всякий сможет. А вот зацепились на пятаке за шайбу Яковлев с тем же Дацюком. Никакого почтения к возрасту. В трамвае, пожалуйста, Яковлев Дацюку место уступит. Но не здесь.

Сильнее всех меня удивил в этот день Сергей Мозякин – добрым расположением духа. Вратарь Шестеркин внимательнейшим образом слушает из последнего ряда наказы тренера Никитина – а Мозякин тихонечко крюком клюшки поддевает вратарский шлем. Усмехается.

А после вдруг выигрывает коллективный забег вдоль бортов. Сам себе салютует рукой: кто здесь чемпион? Я чемпион! Раз за разом доезжал до ворот. Чтоб все видели.

Рашит Давыдов продолжает в сторонке негромкие беседы с Кошечкиным. А за воротами своя жизнь – довольно жестко сталкиваются Телегин и Марченко. Марченко, бедолага, весь в снегу, но не унывает. В следующий раз тоже кого-нибудь уронит.

В тех забегах, где блеснул Мозякин, вдруг отстал Войнов. Ковальчук смеется, а обладатель двух Кубков Стэнли разводит руками, что-то объясняя. Осекается на полуслове и тоже хохочет.

А я вспоминаю, что в Сочи сборная приезжала в совсем другом настроении.

Не улыбался там никто.

Последние новости

Наиль Якупов в «Авангарде»: первый матч, первый гол, первая победа (ВИДЕО)

Клуб

Наиль Якупов в «Авангарде»: первый матч, первый гол, первая победа (ВИДЕО)

«Мы агрессивно атаковали на высоких скоростях». Комментарии после победы над «Автомобилистом» (ВИДЕО)

Клуб

«Мы агрессивно атаковали на высоких скоростях». Комментарии после победы над «Автомобилистом» (ВИДЕО)

Дубли Хохлачёва и Толчинского, а также гол Якупова в дебютной игре! Как «Авангард» победил «Автомобилист»

Клуб

Дубли Хохлачёва и Толчинского, а также гол Якупова в дебютной игре! Как «Авангард» победил «Автомобилист»

Состав «Авангарда» на матч против «Автомобилиста»

Клуб

Состав «Авангарда» на матч против «Автомобилиста»

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)