КХЛ

И. Захаркин: хоккей в Башкирии — это расплывчато и неясно, а в Татарстане — четко и профессионально

Источник realnoevremya.ru

Бывший главный тренер «Салавата Юлаева» сравнил «руководящие органы в управлении хоккеем» соседних республик

Сегодня уфимский «Салават» проведет седьмой решающий матч за выход в финал Восточной конференции Кубка Гагарина, где победителя уже поджидает казанский «Ак Барс». Совсем немного воды утекло с тех пор, как экс-тренер сборной России и «Салавата Юлаева» Игорь Захаркин покинул пост в последнем профессиональном клубе «Югре», а сегодня он уже трудится в структуре Академии «Ак Барса». Наша редакция не могла упустить возможность наведаться к Игорю Захаркину в Альметьевск, где специалист возглавляет Центр развития игроков ХК «Нефтяник», и побеседовать с ним о самых актуальных вопросах вокруг «Салавата Юлаева» и «Ак Барса», о принципиальной разнице хоккейного руководства соседних республик и о многом другой. Читайте эксклюзивное интервью «Реального времени».

 

«Мне были нужны два игрока, и «Салават» заиграл бы иными красками»

— Ваше расставание с «Салаватом Юлаевым» случилось после вылета в первом раунде Кубка Гагарина от «Ак Барса». Но годом раннее на той же стадии вы выиграли это противостояние и выбили Казань. В чем принципиальная разница этих двух серий?

— В составах команд.

— Только?

— Только в этом. Мы подошли к матчам плей-офф с неукомплектованным составом и, главное, без первого звена. Тот сезон вообще был чрезвычайно сложным из-за проблем с составом как количественно, так и качественно. Об этих проблемах мы говорили в течение всего сезона, но сделано ничего не было. Например, после окончания предыдущего сезона шесть ведущих хоккеистов были серьезно травмированы, они так и не восстановились в течение чемпионата. В ходе турнира еще четверо выбыли с тяжелыми травмами. Но реального усиления мы так и не получили, хотя просили только двух нападающих. Надеяться на то, что игрок восстановится через 2-3 месяца — это сомнительный подход. При этом считаю, что парни матчи против «Ак Барса» сыграли достойно. Игры получились ровными, сложными, с высоким эмоциональным накалом, с заброшенными решающими шайбами на последних секундах матча. Неукомплектованность команды и стала причиной того, что мы проиграли серию против «Ак Барса».

— Вы так говорите, будто более крепкий «Ак Барс», по сравнению с годом раннее, не имел значения?

— Безусловно, «Ак Барс» хорошо укомплектованная команда. Но я исходил из стратегических соображений. В последних играх, чтобы попасть в плей-офф, мы должны были выиграть два матча. И мы выиграли у «Ак Барса» и «Лады». Это отняло много сил. К сожалению, Умарк и Бодров не были полностью физически готовы из-за пропущенного тренировочного цикла подготовки к матчам плей-офф. Повторюсь, в принципе мне нужны были два игрока, и команда заиграла бы другими красками в решающих играх. И еще раз отмечу, что мы уступили «Ак Барсу в равной борьбе. То за какие-то сотые секунды пропустили. То мы сравняли в Уфе и пропустили там за 30 секунд до конца. Здесь все получилось так, что у равных команд элемент везения в плотной игре сыграл свою роль. Но, к сожалению, все отскоки были в пользу «Ак Барса». Мы сделали все, что могли, я поблагодарил ребят, что сыграли дисциплинированно, бились до конца. Но у нас не было ресурсов для того, чтобы обыграть «Ак Барс».

— Вы произнесли такую фразу «все отскоки были в сторону «Ак Барса». А вы не связываете, что отскоки шли в сторону казанцев, потому-что по слухам Уфа хорошо «гуляла» во время той серии? То есть, нарушала спортивный режим. Все помнят соответствующее фото из одного казанского ресторана.

— Я думаю, вот это представление, что игроки отдыхали во время серии — это все чушь. Это не соответствует духу спортсменов. Я помню эту фотографию, где за кружкой пива увидели Кирилла Капризова, Игоря Григоренко, еще каких-то игроков. Это все чепуха. Просто надо знать как живет команда. Когда команда так тяжело идет в сезоне, с такими людскими потерями, перед решающими сражениями ребята собираются без тренеров. Это их внутреннее побуждение глядя друг другу в глаза пообещать, что они сделают все для того, чтобы выиграть или сыграть достойно. Может быть, и «Ак Барс» так делал. Конечно, это плохо, что стало достоянием общественности. Но я думаю, что во всех командах, где играют опытные хоккеисты и реально хотят выиграть, ребята собираются без тренеров для того, чтобы дать такую клятву друг другу, что будут биться, сражаться и идти до конца для достижения цели. Поэтому я считаю, что такие предположения смешны. Никакого нарушения спортивного режима нет.

 

«Непонятно, почему не могли выделить нам такие же средства, как нынешним наставникам Уфы»

— Существует мнение, что в первый год, когда сезон сложился удачнее, подготовку закладывал Емелин.

— Я вообще не понимаю, почему не только журналисты, но и некоторые тренеры считают, что предсезонная подготовка является определяющим успехом для игр в плей-офф. Тренировочная работа в подготовительном периоде имеет значение только на начальном этапе соревнований.

Спортивная форма хоккеистов все время воспроизводится и в основном улучшается в течение соревновательного периода. Когда начинается соревновательный период нужно правильно спланировать тренировочный процесс в межигровые циклы. При этом функциональное состояние хоккеиста может и улучшаться и ухудшаться. Есть разные методические подходы к организации тренировочного процесса и в управлении спортивной формой хоккеистов. Тренер, который умеет правильно просчитывать, как влияет нагрузка на состояние не только одного организма, но и на разные, у всех спортсменов, может подводить команду к матчам плей-офф в лучшей спортивной форме. Такая подводка к главным стартам — есть искусство тренера. Но ни в коем случае это никак не тренировки в подготовительном периоде. Как бы тяжело ни работал в июне, июле, августе — это никак не влияет на состояние спортивной формы в марте и апреле. Если ты неправильно работал в течение сезона, то ты провалишь и март с апрелем.

— По ходу нынешнего сезона произошла отставка Леонида Вайсфельда. В чем причина, вроде у «Салавата» только дела пошли неплохо.

— По-моему это тоже странный ход. Если доверили Вайсфельду, видят, что он правильно формирует команду, то эта отставка в течение сезона, с моей точки зрения, выглядит очень странно.

— Как теперь команда будет функционировать без должности генерального менеджера?

— Мое понимание роли генерального менеджера в России несколько отличается от общепринятого. Фактически, сегодня работа генерального менеджера — это подобрать игроков на следующий сезон. Мне же думается, что основная забота менеджеров клуба связана и с текущим результатом команды и, самое главное, выстраивание результатов игры команды на перспективу. Например, быть может сегодня мы делаем ставку на молодых ребят и знаем, что пусть мы будем играть не так успешно сейчас, зато через год это будут основные наши силы. Мы сэкономили определенные средства и мы сможем купить звезду в команду. То есть это не только работа с 30 апреля по 15 июля. Это тяжелая многочасовая работа в течение всего сезона по решению управленческих функций и стратегии развития клуба.

— Бывший тренер «Салавата Юлаева» Андрей Зюзин говорил, что финскому тренерскому штабу были предоставлены такие возможности, о которым вам приходилось только мечтать. Согласны?

— Я думаю, что Андрей говорит как раз о тех сложностях, что я рассказывал, когда нам не хватило буквально двух игроков, чтобы сражаться в плей-офф и доиграть вновь до финала. И когда прошлым летом покупается 12 очень квалифицированных игроков, очень не дешевых, и в течение сезона команда постоянно усиливается, понятно удивление Андрея, и он, безусловно, прав. Действительно, почему же не могли выделить часть средств в течение предыдущего сезона, когда была реальная необходимость. Тем более наш бронзовый год мы закончили с шестью травмированными хоккеистами и в течение сезона потеряли еще четырех. Или отсутствие административной помощи команде: у нас на предсезонке в составе команды играют хоккеисты 97-го года Миша Воробьев и Кирилл Капризов. И это не просто игроки, которых сегодня называют «лимитчиками»! Это реально игроки основного состава. На предсезонном турнире в Уфе они вместе со Степаном Хрипуновым стали лучшим звеном команды. Одной этой тройкой мы обыграли «Адмирал», например. Они основные игроки команды КХЛ. Но эти ребята уехали на второстепенный, не чемпионат мира, турнир молодежных команд. Представляете, это «бронзовый» призер предыдущего чемпионата, это один из фаворитов предстоящего чемпионата, это команда, про которую руководители клуба заявляют, что эта команда будет бороться за «золото». А она выходит на соревновательный период без укомплектованного состава. Это же нонсенс! Поэтому, конечно, Андрей прав, если бы у нас были такие возможности по приобретению игроков, мы совершенно иначе и играли бы в течение всего сезона и имели совершенно другой результат.

 

«В Башкирии хоккей — это расплывчато и неясно, а в Татарстане — четко и профессионально»

— Каков максимум у этого «вестерлундского» «Салавата Юлаева»?

— Сейчас «Салават Юлаев» по составу это очень сильная команда. Сейчас у Уфы четыре великолепных звена и есть пятое, то есть команда полностью укомплектована. И поэтому, я думаю, у них очень хорошие шансы на победу в конференции. Но есть определенные вопросы по части мотивации и связи с тренером.

— А каковы шансы и максимум у «Ак Барса»?

— Я думаю, что у «Ак Барса» не менее мощный состав и это другая команда, которая будет играть в финале. У тренерского штаба Казани более тесный контакт с командой и в этом ее особенная сила. И если эти команды сойдутся в финале конференции, у Казани больше шансов.

— А на третий кубок Казань готова замахнуться?

— Я думаю, что очень тяжело в нынешнем сезоне будет бороться против СКА. Это я сразу отвечаю на вопрос, кто победит в Западной конференции.

— Вы долго жили в Башкирии, теперь живете в Татарстане. Уже почувствовали, в чем разница двух республик?

— Давайте так, я о разнице республик не могу говорить, потому что я не эксперт. В Башкирии очень добрые люди, мне очень нравились и болельщики и сотрудники арены и отелей, где я жил. В Уфе я прожил много лет, и там у меня остались близкие друзья. Татарстан я не знаю так хорошо. Но то, что я увидел, с чем столкнулся по работе, мне нравиться. Но в чем разница принципиальная — это руководящие органы в управлении хоккеем. В Башкирии хоккей — это расплывчато, неясно. Долго принимаются решения, а реализация проектов не ясна. В Татарстане, все четко и понятно. Решения профессиональны и быстро исполняются. С управленческой точки зрения — это два разных класса, причем в пользу Татарстана.

— Казань и Уфа?

— Мне нравятся и Казань, и Уфа. Они разные. Казань современный мегаполис, но Уфа очень милый для меня город.

 

«После победы на Олимпиаде настало время конкретных дел»

— После победы российской сборной в Корее вы сказали такую фразу, что не нужно делать из нее «золотой фасад» и прикрывать им проблемы нашего хоккея. Но, согласитесь, так и получилось. Обыватели, смотрящие хоккей раз в год или четыре года, довольны, президент тоже доволен. А нам, любителям хоккея, теперь придется наслаждаться чемпионатом двух команд.

— Просто основная задача, которая стояла перед руководителями лиги и федерации — это добиться победы на Олимпийских играх. Я думаю, что когда эта цель достигнута нужно более внимательно оценить состояние хоккея в стране на всех уровнях. Например: как повысить конкурентоспособность команд в КХЛ, рассмотреть эффективность подготовки хоккеистов в ВХЛ и МХЛ, работу ДЮСШ и т. д. Я думаю, что настало время выработать план конкретных дел для дальнейшего развития хоккея в стране, чтобы хоккей реально стал доступным, вооруженным современными методиками подготовки хоккеистов и команд, реально конкурентоспособным на внутренней и международной арене. Чтобы это было интересное соревнование и зрелище.

— Многие говорят, что сборная Знарка и Витолиньша, несмотря на победу на Олимпиаде, слабее сборной Быкова и Захаркина.

— Это глупость. Так вообще не следует рассуждать. Надо просто радоваться победе команды. Я, например, просто очень рад, во-первых, победе сборной России, во-вторых, что хоккеисты старшего поколения завоевали золотые медали — Павел Дацюк, Илья Ковальчук, Василий Кошечкин, Сергей Мозякин. И в-третьих, то, что выиграли мои воспитанники — Николай Прохоркин, Кирилл Капризов, Илья Каблуков. А сравнивать кто лучше или хуже — это дело вкуса, в конце концов.

 

«Хотелось бы, чтобы в «Югре» руководители работали профессиональнее»

— Вы уже сказали, что совсем иные ощущения, когда нет прямой ответственности за результат. Но признайтесь честно, соскучились по непосредственному участию в играх высокого уровня? Одно — это обучать молодежь, и совсем другое быть на скамейке.

— Безусловно. Здесь я с вами абсолютно соглашусь, что это два совершенно разных состояния. Вот вчера мы с Даниилом Марковым только обсуждали, насколько интересно играть в седьмых матчах серии. Это особое состояние, обострение всех чувств, полная мобилизация организма для достижения победы. Такое невероятное психоэмоциональное состояние — это безусловно ни с чем не сравнимо, и просто не найти в другой деятельности, как мне кажется. Но в то же время нужно понимать, что в данный момент времени можно желать чего угодно, но нужно делать квалифицированно то, что ты делаешь сейчас. Нельзя относиться небрежно к той работе, чрезвычайно важной, подчеркну, которую я сейчас выполняю. И поэтому ищешь новые тренерские решения, чтобы мальчишки стали в хоккее еще лучше.

— Но все-таки ощущение ностальгии, особенно во время Кубка Гагарина, присутствует?

— Конечно. Чувство азарта, желание победить, вместе с командой отдать все для победы. Это находится внутри тебя всегда…

— В конце марта будет заседание, на котором определят те клубы, которые покинут КХЛ в следующем сезоне. И судьба «Югры», кажется, уже предрешена. Какое будущее будет у клуба и хоккея в регионе?

— Мне как любителю хоккея, хотелось бы, чтобы хоккей был представлен как можно шире в России, во всех регионах. Я не думаю, что хоккей в Ханты-Мансийске исчезнет, если «Югра» не будет представлена в КХЛ. Но дело в том, что, чтобы играть в лучшей лиге России, необходимы в том числе высококвалифицированные управленческие кадры. Мне бы очень хотелось, даже если команда будет играть в другой лиге, чтобы уровень профессионализма людей, управляющих хоккеем в Ханты-Мансийском округе, был выше. Это обязательное условие. Я знаю, какая там талантливая молодежь и какие квалифицированные тренеры работают в молодежном хоккее. Но, мне думается, чтобы говорить о таких больших амбициях, чтобы играть в Континентальной лиге, должны быть реально профессиональные люди, работающие в структуре клуба.

— Если бы вам дали больше времени в «Югре», она бы подошла к декабрю — январю в другом состоянии?

— На этот вопрос невозможно ответить, но точно знаю, что тренерский штаб четко понимал, что нужно сделать для усиления игры и достижения результата. Необходимо было время, чтобы игроки команды полностью поняли предложенную систему игры, адаптировались к изменениям в тренировочном процессе, почувствовали психологическую уверенность. Требовались изменения в составе команды. Здесь необходимы были одинаковые усилия тренерского штаба, игроков команды и руководителей клуба. К сожалению, видение развития команды тренерским штабом и руководителями клуба отличались.

 

«В Татарстане есть вся инфраструктура и достаточное количество команд, чтобы быть самодостаточной республикой в плане воспроизводства хоккеистов в будущем»

— Вы приступили к работе в Альметьевске 10 февраля, тогда говорили, что ваша задача состоит в том, чтобы отметить плюсы и минусы действующей системы, выявить перспективных ребят. Какие ваши первые итоги работы здесь?

— Мы внимательно рассмотрели состояние хоккея в городе, отметили сильные стороны, которые повысят эффективность работы всей системы хоккея, и определенные недостатки. Конечно, выявлена группа талантливых ребят, которые с нашей точки зрения имеют будущее в хоккее, и с ними проводим дополнительные индивидуальные занятия.

Организационные моменты, касающиеся создания хоккейного центра в Альметьевске, это кажется прогрессивным, современным проектом. Совместно с директором ДЮСШ планируем размещение и оснащение тренировочных залов современными тренажерами и спортивным инвентарем, что повысит эффективность подготовки резерва в Альметьевске и близлежащих районах.

Очень важный момент — это теоретическая работа с тренерами. Потому что правильная методология, единая философия развития клуба — это очень важно, и мы в этом направлении очень много работаем. Приятно, что мы находим хорошую поддержку руководителей «Нефтяника» и детско-юношеской школы. Ведь не секрет, что в России большому хоккею уделяется много внимания, а юниорскому меньше. А здесь в Альметьевске мы видим, как за подготовкой резерва ведется тщательное наблюдение со стороны руководства и старшей команды и оказывается серьезная поддержка.

— А какое впечатление от самого Альметьевска и его хоккейной инфраструктуры? Согласны, что пора строить новую вместительную арену?

— Мне бы не хотелось уходить так далеко, это все-таки не хоккейное, а околохоккейное событие, и руководители клуба контролируют ситуацию. Я же хочу вернуться к моему впечатлению от работы в детском и юношеском хоккее. Приятно, что здесь много юных хоккеистов с хорошим катанием, техничных. И что самое главное, здесь совершенно четко прослеживается линия развития игрового мышления у ребят. Здесь хоккеисты — игровики. В этом большая заслуга тренеров школы. При этом воспитанию личности и образованию юных хоккеистов уделяют большое внимание.

— Некоторых хоккеистов, с которыми вы работаете, называют одними из сильнейших в Поволжье. Тимур Закиров, Данил Курков, Линар Абдуллин. Школа «Нефтяника» идет к тому, чтобы стать одним из лидеров в регионе?

— Я отвечу немного шире. Мне думается, что в Татарстане есть вся хоккейная инфраструктура и тренерские кадры, достаточное количество детских команд, чтобы быть самодостаточной республикой в плане воспроизводства хоккеистов в будущем. Я думаю, что Альметьевск будет одним из продуктивных хоккейных центров республики. Большое значение в развитии хоккея в РТ будут иметь научно-методические разработки Академии хоккея, практические семинары, мастер- классы, работа Центра подготовки хоккеистов. Совместная работа ДЮСШ региона и академии позволит вывести на более высокий уровень качество подготовки юных хоккеистов.

 

Зимой звали в клубы Востока

— В декабре вы сказали, что у вас есть предложения от клубов КХЛ. Почему в итоге решили перебраться в Альметьевск?

— Вы знаете, что в системе академии «Ак Барса» есть три школы. «Ак Барс», «Динамо» и Альметьевск. Я думал, что в столице, имеющей клуб КХЛ, развиваться проще, поскольку есть отличный пример. Поэтому начать в Альметьевске мне казалось более правильным. А что касается команд КХЛ, то я просто подумал, что брать неизвестную тебе команду в декабре — это не совсем правильно. Потому что в работе с командой КХЛ должна быть системность. Нужно понимать, с кем ты работаешь, что делалось ранее, как команда готова к этому периоду времени.

— Понятно, что название команд вы называть не станете, так хотя бы скажите, клубы из Западной конференции или с Востока?

— Это Восточные клубы.

— Ну и перейдем к первой команде — «Нефтянику». Как по вашему, какой максимум «Нефтяника» в нынешнем плей-офф, учитывая силу двух питерских команд?

— Мне бы очень хотелось, что бы «Нефтяник» выступил хорошо, потому что я наблюдаю эту команду изнутри. Я живу в одном здании с ними, мне нравится и подход тренеров к тренировочному процессу, и управление командой в процессе игры. Не зря они выигрывают столько принципиальнейших матчей в овертайме. Мне нравится мотивация ребят, их желание побеждать.

 

«Лучший отдых — это работа»

-Что дальше? Вы готовы продолжать работу здесь по окончании сезона?

— Вы знаете, как я уже сказал, у нас есть три клуба. Я думаю, сейчас мы с руководством академии, с руководством хоккея в Татарстане обсудим итоги работы группы и решим, как мы дальше можем развиваться. Но то, что такая группа важна и является основной в работе академии, это ясно уже сейчас. Очень важно помочь наиболее талантливым молодым игрокам в их переходе во взрослые команды. Много хоккеистов не могут преодолеть этот барьер.

— Вы очень заинтересовано говорите обо всех процессах. Но скажите честно, не было желания после ухода из «Югры» просто собрать вещи и уехать на полугодовой отпуск в Швецию?

— Для меня лучший отдых — это работа. Я даже не могу назвать это работой. Это то, что мне нравится делать в жизни, и я получаю огромное удовольствие от этого процесса. Мне нужно время только для того, чтобы осмыслить материал и наработки, которые были сделаны на льду или во время практической работы, чтобы перевести их в какое-то методическое пособие или определить иное направление в тренировочном процессе.

Эрик Добролюбов

 

 

Последние новости

«Авангард» продлил контракт с Денисом Зерновым

Клуб

«Авангард» продлил контракт с Денисом Зерновым

Замуж за хоккеиста. Выпуск #3. Артём Манукян (ВИДЕО)

Клуб

Замуж за хоккеиста. Выпуск #3. Артём Манукян (ВИДЕО)

«Ненужные удаления и потери - главные причины поражения». Комментарии после матча с «Барысом»

Клуб

«Ненужные удаления и потери - главные причины поражения». Комментарии после матча с «Барысом»

«Авангард» - «Барыс» 2:3. Послематчевая пресс-конференция (ВИДЕО)

Клуб

«Авангард» - «Барыс» 2:3. Послематчевая пресс-конференция (ВИДЕО)

Вернуться наверх