Клуб

«Меня ждут долгие вечера этим летом, во время которых я буду искать способы обыграть ЦСКА». Встреча Боба Хартли с прессой (часть 1)

Источник Пресс-служба ХК "Авангард"

Главный тренер «Авангарда» Боб Хартли встретился с представителями прессы на «Арене Балашиха». Первая часть интервью – подробно о финале Кубка Гагарина с ЦСКА, тактических перестроениях в противостоянии с армейцами, работе с Сергеем Шумаковым, травмах в плей-офф и роли видеопросмотров в хоккее.

- О чем вы говорили с игроками на собрании после финала?
- Понятно, что нашей целью был Кубок Гагарина. Когда ты берешься за дело в профессиональном клубе — должен установить определенные стандарты. И обязательно успевать оглядываться назад. В нужные моменты сезона смотреть на команду, оценивая, как далеко она продвинулась в своем прогрессе. И я безмерно счастлив, глядя на своих парней. У меня отличная команда. Это хорошие люди, которые сложились в классный коллектив. Сильные личности. Я всегда говорил менеджерам, работавшим со мной: «Дайте мне хороших людей, хороших внутренне, и я сделаю из них хороших игроков». Я не верю в то, что можно выигрывать только за счет таланта. Весь мой опыт говорит о том, что необходимы полная вовлеченность и даже самопожертвование. Потому что плей-офф — это больно. У нас огромное количество хоккеистов, которые играли с травмами. Многим требуются операции. И единственная оценка, которую я им могу поставить за сезон — пять с плюсом. Они полностью соответствовали ожиданиям. Ожиданиям, которые мы для них установили. Так я им и сказал в раздевалке в пятницу: «Мы не чемпионы, но победители».

- Зацепи вы победу в четвертом матче финала, смогли бы перевернуть ход серии?
- Что мы только ни пробовали против ЦСКА. Но нам противостояла невероятная команда. В плане того, как она была построена. С точки зрения всех позиций. Мы вытащили всё из своих ребят. Но и они вытащили из себя всё. Самое большое разочарование для любого тренера — когда по итогам серии он может сказать, что команда была способна на большее. Это был совсем не тот случай. Нельзя было требовать большего от Бобкова, от наших защитников, от нападающих, даже от нашего персонала. Все выложились. Мы были большой семьей. И это было настолько здорово, настолько весело, что поражение было очень горьким. Я бы отдал всё за то, чтобы увидеть, как мои парни поднимают на головой Кубок Гагарина. Потому что они выдали суперсезон.

- Были ли какие-то ошибки с вашей стороны в противостоянии с ЦСКА?
- Мы проиграли три матча в одну шайбу. Ошибки были. Но хоккей весь состоит из ошибок. Вся жизнь состоит из ошибок. ЦСКА — чемпион. Но даже они допускали ошибки. Я ведь даже призываю хоккеистов ошибаться. Если это «честные» ошибки, а не ошибки, связанные с дисциплиной, в них нет ничего плохого. Нужно научиться с ними жить. И потом — на видеоразборах, на собраниях — объяснять, как их исправить. Именно с этим нужно связывать прогресс нашей команды. Многие наши молодые ребята очень сильно продвинулись вперед. На удивление сильно. У них было огромное желание продвинуться, они делали все для этого, и мы прошли отличный путь. Проиграли в финале, но это крайне сложно назвать провалом.

- Как вам удалось найти подход к Сергею Шумакову, талантливому игроку, но со сложным характером?
- Я не знаю, что у него там было в ЦСКА. Кто был виноват в той ситуации, он или клуб. Да мне, собственно, без разницы. Я знаю миллион разных историй про различного рода конфликты, и никогда не бывает так, чтобы виноват был кто-то один. Хоккей порождает эмоции. Эмоции иногда во что-то выливаются. Но нам не нужны были скандалы. Александр Крылов сразу сказал, что хочет изменить культуру «Авангарда». Убрать весь негатив. И когда Шумаков к нам пришел, мы сразу объяснили ему наши стандарты. Привели его в форму. Он прекрасный хоккеист. Очень страстный, вовлеченный. Он любит хоккей. На этой почве мы с ним и нашли общий язык. И Сергей нам очень помог. Был одним из наших лучших игроков. Если нам нужен был важный гол — он всегда был готов его забить.

- По итогам финала вы назвали ЦСКА машиной. Можно ли было остановить эту машину?
- Это невероятно сложно. Я никогда не вносил в игру команды столько корректив от матча к матчу за всю свою карьеру. Никогда. Я отчаянно пытался найти пути к победе. Искал, что можно поменять, чтобы мы заиграли сильнее. Искал, как остановить их нападение. И нам это на самом деле удалось, если не считать первой встречи. Но этого было мало — надо было и забивать еще. А тут у соперника — 75 пропущенных шайб за 62 матча «регулярки». Я такого никогда не видел, а что было в плей-офф? Я не помню точных цифр, но они пропускали не больше 1,25 гола за игру. Невероятно. То есть обыграть их можно только на тоненького. Мы поделились этими мыслями с игроками, и они очень даже правильно их восприняли. В том смысле, что мы боролись. И здорово боролись. ЦСКА — мощная команда, быстрая. Игроки армейцев могут исполнять разные роли. Поэтому они и чемпионы. По ходу сезона я говорил, что Илья Сорокин очень напоминает мне Евгения Набокова, игравшего за «Сан-Хосе», когда я тренировал «Колорадо». Мы дважды встречались тогда в плей-офф с «Шаркс». Оба раза прошли дальше, но Набоков просто стоял на голове. После нынешнего финала, да и всего плей-офф, и я ни коим образом не хочу обидеть Набокова, но Сорокин как будто вернул меня в мои 12 лет, когда я восхищенно наблюдал за Третьяком. Даже если нам удавалось справиться с защитой ЦСКА, тут как тут появлялся Сорокин и делал классные сэйвы. Очень важные. Битва между Ильей и Игорем Бобковым получилась классная. Но ЦСКА уж слишком хорош. Очень опытная команда, которая много лет строилась.

- Что бы вы изменили, если бы могли вернуться на полторы недели назад?
- Ничего бы я не поменял. Мы реально испробовали все. В последнем матче мы даже убрали Фисенко, который играл очень хорошо. Не выпустили Манукяна, который два с половиной раунда отыграл с переломом руки. Толком не мог бросать. Попытались по максимуму сместить акцент на атаку. Заявили только шесть защитников. Посадили в запас Бондарева, который показывал отличный хоккей. На самом деле я был расстроен из-за того, что убрал Фисенко и Бондарева. Позвал их к себе в офис, объяснял им что к чему и почему. Тренеру легко убрать хоккеиста, который не дисциплинирован, ленится, недостаточно выкладывается. Просто сажаешь и говоришь: «Ты не заслуживаешь места в составе». Но эти двое его заслуживали. Они бились, воевали, делали все, что от них просили. Но нам нужны были голы. Поэтому мы выпустили Кошелева и Петрова в четвертом звене, чтобы мы могли рассчитывать на все четыре тройки в атаке. И все равно нам было сложно. Зернов вообще не выходил на точку после того, как вернулся в строй. Ему нужна операция на плече. По сути он играл с половиной плеча. Михеев играл на одной ноге. Это не оправдания, потому что я уверен, что и у ЦСКА были проблемы со здоровьем. Просто привожу факты. И мы ведь в любом случае бились. Когда я еще работал на бумажной фабрике, мне тогда было 18 лет, моим напарником был пожилой мужчина. Мы проводили бок о бок по восемь часов пять дней в неделю. Много разговаривали о жизни, обсуждали хоккей. Он мне всегда повторял: «Постоянно двигайся вперед. Никогда не стой на месте. Делай то, что считаешь правильным. Доверяй своим чувствам, своим предчувствиям. Если ты прав — отлично. Не прав — ты хотя бы попробовал». И я всегда следовал этим принципам. Особенно — в тренерской работе. Если я чувствую, что мне нужно что-то сделать — я делаю. Сработало или нет — это уже другой вопрос. Главное — попробовать. И против ЦСКА я испробовал все. Они нас обыграли. Они были сильнее. С чем я их и поздравляю.

- Что произошло в первом матче, который получился у «Авангарда» хуже остальных? Не привыкли к скоростям ЦСКА?
- Они забили два. Потом забили мы — тот знаменитый гол. У меня он до сих пор перед глазами. И я до сих пор не получил объяснений, почему его отменили. 2:1 — это совсем другая игра. Но мы уже никогда не узнаем, как это сказалось бы. Они прижали нас, повели, мы вроде отквитали одну шайбу, но счет все равно 2:0. Такие ситуации неприятны. Парни молодцы - они быстро все забыли. И дальше мы шли нога в ногу. Проиграли два матча в одну шайбу, если не считать голы в пустые ворота. И последний — в овертайме. Причем Бек попал в штангу прямо перед тем, как мы пропустили. Но - штанги не считаются. Мы были близко. Но недостаточно близко.

- В плей-офф хватало отмененных в результате видеопросмотров голов. Есть ли у вас надежды на то, что некоторые правила пересмотрят?
- Это проблема всех лиг. Когда твоя команда забивает, ты надеешься на то, что гол засчитают. А соседняя лавка — что не засчитают. В той же НХЛ хватает спорных моментов — достаточно вчерашние матчи посмотреть. И я бы хотел быть судьей, сидящим перед монитором. Это же интересно. И не бывает одинаковых ситуаций. Мы всегда говорим судьям, что, мол, это же точно такой же гол, какой был засчитан. Но всегда есть какая-то деталь, которая все меняет. У нас очень скоростной вид спорта. Вратари сейчас очень хороши. И у ворот всегда много столкновений. Какие-то — умышленные, какие-то — нет.

- Вы тот гол использовали, как возможность собрать команду?
- Конечно. Мы сказали ребятам, что они забили, что это хороший гол. В финале у тебя война. На льду — физическая. За пределами — психологическая. И ты всегда пытаешься правильно настроить игроков, использовать для этого все возможности. Мы могли все перевернуть. Но даже сам факт залетевшей в ворота шайбы нам помог.

- О множестве корректив, внесенных вами в игру «Авангарда» в финале. Какое из изменений было самым большим?
- Я бы сказал — то, как мы подстроились под их форчек. ЦСКА этим своим форчеком из всех вил веревки. У армейцев — крупногабаритная мощная команда. Хотя и без этого у них хватает сильных сторон. Как только они закрепляются в зоне атаки, за счет мастерства, скорости и мощи растаскивают твою оборону. Мы этой мощи не могли противостоять. Мы в тренерском штабе смотрели на то, насколько они мощны, и говорили друг другу: «Вау». Что защитники, что нападающие — все габаритные ребята. Вспомнить церемонию рукопожатия — армейцы смотрели на моих ребят сверху вниз. Все-таки они не за две недели команду свою построили. А за несколько лет. Входили ли они в нашу зону с контролем — это было всегда опасно, или же шли в форчек, за счет своей этой мощи они нас поддавливали. В первом матче и вовсе хорошо поддушили нас. Но затем мы внесли коррективы. И нам удавалось выходить из-под давления в девяти случаях из десяти. Против ЦСКА — это блестящий результат как по мне. И нам это позволило проводить больше времени в зоне атаки. Это было ключом. Мы знали, что в обороне они ошибок не допускают. Но если мы можем забраться в зону атаки — там мы что-нибудь создадим. И мы немало шайб забили в «позиционках» до финала. Но уперлись в Сорокина.

- Со стороны — вы заметно замедлили переход из обороны в атаку. Совсем не торопились с брейкаутами и часто меняли фланги именно в начале атаки. Прав ли я?
- Да. Мы этого и добивались. ЦСКА очень похож на нас. Мы не обсуждали с Никитиным его принципы, но армейцы играли в хоккей без позиций. Есть пятерка, которая не делится на нападающих и защитников. У нас то же самое. И нам надо было найти способ, чтобы проходить через эту пятерку. На мой взгляд, у нас все получилось, с форчеком мы справлялись. Что касается их входов в нашу зону, это очень напоминало тройку Кемппайнена у «Салавата». Те ребята тоже крупные. Вообще, когда у соперника в четвертой тройке выходят Телегин и Капризов, в голове у тебя: «Так, что вообще происходит?». Какие тут вообще можно выбрать наложения? При всем уважении к «Салавату», у них была тройка Кемппайнена, Ткачев с Кугрышевым, и, к сожалению для них, Бурдасов был травмирован, а за ними — два энерджи-лайна. У ЦСКА — четыре ровных тройки, которые вообще не выключаются. И тут просто необходимо найти возможность спокойно покидать зону защиты. Иначе будут проблемы.

- На следующий сезон у ЦСКА будет практически такая же команда. И чтобы обыграть их — вам придется меняться.
- Меня ждут долгие вечера этим летом, во время которых я буду искать способы обыграть ЦСКА. Но для начала ведь надо выиграть Восток. Мы сейчас только и говорим, что о ЦСКА. Но ведь мы обыграли мощный «Ак Барс». Мы прошли очень сильный «Барыс». Они ведь обошли нас в борьбе за первое место в дивизионе. И выиграли его по праву. Прошли бы мы «Барыс», если бы не гол Чудинова от своей синей линии? Это была важнейшая шайба. Столько всего должно совпасть или, наоборот, не совпасть, чтобы добраться до финала. И многое на нашем пути в первых трех раундах складывалось в нашу пользу. Правда, мы этого заслуживали. Потому что играли так, как должны были. Но могло ведь повернуться и в другую сторону. Вспомните «Салават» - Метсола был просто стеной, а тройка Хартикайнен - Кемппайнен - Умарк была сущим кошмаром. Мощные, готовые к борьбе — каждый раз, когда они появлялись на льду, нашим воротам угрожала опасность. Невозможно гарантировать победу в серии с таким соперником. Достигнув финала, никогда не знаешь, когда туда вернешься. Я воочию наблюдал за тем, как Рэй Бурк выиграл Кубок Стэнли в составе моей команды в своем последнем матче в карьере. Он 22 года играл в НХЛ, играл блестяще, он великий игрок, но только с 22-й попытки добрался до заветного трофея. Понятно, что план у нас на следующий год — снова выйти в финал и взять Кубок Гагарина. Но при этом «Ак Барс» станет сильнее, «Барыс» тоже хочет в финал, «Салават» хочет в финал. Все хотят в финал. В нашей лиге собраны профессиональные клубы. Достичь финала — цель всех без исключения. Ради, собственно, клуба, ради болельщиков, для которых мы и играем. Если ты профессионал — у тебя не может быть цели стать вторым.

- У половины вашей команды заканчиваются контракты. Скольких игроков вы хотите сохранить?
- В ближайшие две недели мы будем это плотно обсуждать. Для КХЛ это ведь обычная ситуация, тут редки длительные контракты, в отличие от НХЛ. Так что для меня это в новинку. Обычно мы обсуждали пару-тройку хоккеистов, а тут — сразу полкоманды. Но мы прекрасно теперь понимаем, кто у нас есть в распоряжении, с кем нам по пути. И попытаемся стать сильнее. А Максим Сушинский и Александр Крылов всегда готовы улучшить команду.

- Как вы думаете, КХЛ станет интереснее с введением потолка зарплат?
- Я слышал о том, что его могут ввести. Потолок зарплат дает равные возможности. Посмотрите на НХЛ. Гэри Беттмэн сейчас может смело говорить владельцам клубов, что система работает. Я сотрудничаю с канадскими медиа. И предсказывал, что в финале «Тампа» обыграет «Калгари». Предсказывал это еще в сентябре. И обе команды вылетели в первом раунде. Это круто. Такой паритет заставляет команды работать с молодыми игроками. Учить их, чтобы они могли играть в КХЛ. И им не надо много платить. Можно тратить больше на звезд. А ролевыми можно брать молодых.

Вторую часть интервью Боба Хартли читайте завтра на нашем сайте.

Пресс-служба ХК «Авангард»

Последние новости

Парковая 2.0: авторская передача Алексея Шевченко. Выпуск #18 (ВИДЕО)

Клуб

Парковая 2.0: авторская передача Алексея Шевченко. Выпуск #18 (ВИДЕО)

27 августа в Омске – презентация команды «Авангард» сезона 2019/20!

Клуб

27 августа в Омске – презентация команды «Авангард» сезона 2019/20!

Задай вопрос Александру Крылову!

Клуб

Задай вопрос Александру Крылову!

«Авангард» расправляет крылья в Балашихе: открылся филиал Хоккейной Академии

Клуб

«Авангард» расправляет крылья в Балашихе: открылся филиал Хоккейной Академии

Вернуться наверх