СМИ о клубе

Дамир Шарипзянов: «Хартли мне сказал: «Вот мой номер, звони в любое время». Это было очень приятно»

Источник Бизнес Онлайн

В это межсезонье Дамир Шарипзянов был одним из самых востребованных российских игроков на трансферном рынке. У самого результативного защитника и капитана «Нефтехимика» закончился контракт и на него претендовали «Авангард», СКА и «Ак Барс».

Самым настойчивым оказался «Авангард», который заплатил за Шарипзянова денежную компенсацию и предложил трехлетний контракт. Так 24-летний защитник впервые в карьере оказался в топ-клубе.

В интервью «БИЗНЕС Online» хоккеист рассказал о бракосочетании во время коронавируса, возможности практиковать татарский язык в «Авангарде» и дружеских отношениях с бывшим агентом Игорем Ларионовым.

«ПЛАНИРОВАЛИ СВАДЬБУ НА 100 - 150 ЧЕЛОВЕК. ПРИШЛОСЬ ПЕРЕНЕСТИ НА ГОД»

– Дамир, вы перенесли интервью на пару часов из-за тренировки. Где и как вы сейчас готовитесь к сезону?

– Во время карантина я был в Нижнекамске, тренировался в основном дома. Недавно вышло постановление, что можно тренироваться небольшими группами. Я переехал к сестре в Казань, и начал готовиться к сезону со своими тренером по физподготовке. Но на льду ещё не занимаюсь – все катки в Татарстане растоплены. Надеюсь, в ближайшее время ситуация поменяется. Сезон завершился два месяца назад и я очень соскучился по ледовым тренировкам.

– До переезда в Казань вы все два месяца карантина были в Нижнекамске?

– Да. Как и положено: дома с супругой и собакой.

– Расскажите о своём распорядке дня на карантине.

– Было время, когда просто отдыхал. Ложился поздно, вставал в обед – просто высыпался за сезон. Потом начал тренироваться: вставал, гулял с собакой пока жена готовила завтрак. Возвращался, мы завтракали и после некоторой паузы начинали тренироваться. Купил домой беговую дорожку для жены, да и сам бегал на ней немного. Приседал, отжимался, качал пресс, делал выпады – всё, что мог дома придумать.

– Говорят, что беговая дорожка не очень нравится спортсменам из-за серьёзной нагрузки на колени.

– Да, вообще мне не очень комфортно было бегать на ней, в комнате ещё душно. Жене нравится, пусть будет для неё. А мне лучше на улице побегать. Пока не было возможности, приходилось как-то вертеться.

– На какой день надоела самоизоляция?

– Недели не прошло, как надоело дома сидеть. Ни с друзьями, ни с родителями не увидеться. За родителей особенно переживал. Но понимал, что такая ситуация и никуда от неё не уйти. Старался сидеть дома, выходил с собакой или в продуктовый магазин. Изредка выезжал в деревню.

– У многих хоккеистов есть преимущество – они живут за городом и практически не ощущают самоизоляцию.

– Да, я это тоже ощутил, когда приезжал в деревню или на дачу. Там можно жить, ты не заперт в четырёх стенах, можно делать какие-то дела: грядки вскопать, дрова порубить. В баньку сходить, потом в холодной воде искупаться. У меня в городе не было такого.

– Что не давало сойти с ума на карантине?

– Много общались с женой, плюс у нас собака дома. С собакой играл, на айпаде какие-то игры – всего понемногу. Не было сумасшедшего однообразия все четыре недели.

– Может, какой-нибудь фильм запомнился за это время?

– «Мотылёк». Еще и книгу эту купил, в сезоне в самолёте прочитаю. Мне нравятся фильмы на реальных событиях, про реальных людей, о которых думаешь – ничего себе, были такие люди.

– Вы ведь еще и поженились во время карантина.

– Да, у нас на 29 мая была запланирована свадьба на 100 - 150 человек. Но в итоге всё перенеслось на следующий год. Думаю, всё-таки мы её сыграем – свадьба бывает один раз в жизни. И жена, и я хотим, чтобы это случилось. В нынешней ситуации это сделать нереально.

– Потеряли что-то в финансовом плане из-за переноса свадьбы?

– У нас хороший организатор, нам пошли навстречу. Всё перенесли на следующий год.

– Как прошёл процесс бракосочетания в условиях карантина?

– В прошлом году были в этом же здании, где расписывалась моя сестра. Они подписали бумаги, потом была торжественная часть с участием десятка гостей. У нас было просто. Постучались, охранник спросил время, на которое записаны. Потом просто сидели внутри в масках, пока работники ЗАГСа заполняли бумаги. Расписались, услышали «объявляю вас мужем и женой», надели кольца. Потом подъехала сестра, сфотографировала нас, и мы поехали домой.

– Не слишком весело.

– Необычно – будет, что вспомнить! Мы хотели необычную свадьбу, вот она и получилась необычная. (улыбается)

«В НИЖНЕКАМСКЕ БЫЛО НЕ НАЙТИ АНТИСЕПТИК»

– В Нижнекамске пандемия проходит довольно спокойно – около 140 заразившихся.

– Город меньше, чем Казань. Первое время улицы вообще пустовали, только потом люди начали выходить. Одно время, по-моему, даже пять баллов было на Яндексе по показателю самоизоляции.

– Вы верите официальной статистике?

– Да, верю. Наверное, в Нижнекамске действительно серьезно отнеслись к этому. По себе могу сказать: старался чаще мыть руки, не трогать ничего лишнего, меньше контактировал с другими, меньше находился в людных местах. Да и с родителями стали меньше видеться. Они обычно на автобусе ездили на работу, потому что не было смысла туда машину гнать, чтобы создавать пробки. Сейчас они ездят на машине, чтобы лишний раз не контактировать с людьми.

– Помните, одно время все побежали в магазины раскупать продукты?

– Да, я помню, как все накинулись на гречку. Единственное, чего я не мог купить пару недель – это антисептик, которого просто не было. В таких маленьких бутылках, чтобы можно было с собой носить. Потом купил большую ёмкость и просто наливал в маленький пузырёк.

– А вы в целом следили за новостями по коронавирусу или, наоборот, пытались абстрагироваться от всего?

– Следил. По телевизору говорили, насколько всё плохо. Потом друзья в интернете скидывали и на ютубе было много роликов, что всё это – бред. Я просто смотрел и то, и другое и держал в голове оба мнения. С обеих сторон были свои доводы. Сам я не стал сторонником какой-то теории заговора и не рассказывал всем, что никакого вируса нет. Дай бог, это скоро закончится и просто забудется.

«ХАРТЛИ ЗВОНИЛ ПОСЛЕ ПОДПИСАНИЯ КОНТРАКТА – БЫЛО ПРИЯТНО»

– Во время межсезонья вы были одним из самых обсуждаемых хоккеистов: помимо «Авангарда» вами интересовались «Ак Барс» и СКА. Вы что-нибудь знали об этом?

– Если честно, нет. Про «Ак Барс» и СКА вообще ничего не слышал, только в новостях что-то видел. Знал только, что «Авангард» планирует подписать со мной контракт. После перехода мне позвонили три-четыре человека из клуба. Думаю, таким образом они показывали заинтересованность во мне. Рассказывали, как и что устроено в клубе. Мне было приятно, что нашли мой номер, позвонили и рассказали обо всём.

– Главный тренер Боб Хартли тоже позвонил?

– Да, он тоже звонил. Мы познакомились, поговорили – в основном, конечно, обсудили коронавирус. Хартли мне сказал: «Вот мой номер, звони в любое время». Это было очень приятно.

– Такое внимание к новичку – обычное дело?

– Я не знаю, как с другими это происходит. А у меня это первый серьёзный переход в жизни. Когда я возвращался в Нижнекамск из Лос-Анджелеса, я всех знал – общался всё время с генеральным менеджером. Тогда я был никем, менее заметной фигурой в хоккее. Сейчас чуть заметнее, но не сильно. (улыбается)

– Удивило такое внимание со стороны «Авангарда»?

– Немного. С другой стороны, чему удивляться: «Авангард» – большая и серьёзная организация.

– С Хартли обсуждали хоккей или ваши перспективы?

– Да, он рассказал, какие моменты ему нравятся во мне. В ответ я спросил, что мне нужно улучшить в своей игре?

– Что он ответил?

– Пока секрет. Когда улучшу – расскажу в следующем интервью.

– Хоккеисты рассказывают, что Хартли – жёсткий тренер. Не переживаете по поводу работы с ним?

– Нет, никаких переживаний нет. Я же у Андрея Викторовича Назарова играл. (улыбается) Он вспыльчивый тренер, но за своих ребят всегда стоял горой и в раздевалке, и на льду. Хотя разносы от него были, но это нормальный рабочий процесс. 

– Вы хорошо знаете английский язык. Это будет плюсом в работе с тренером-иностранцем?

– Да, этот момент мне очень поможет. Важно, чтобы игрок мог быстро понимать, какую мысль хочет донести тренер. Если ты не понимаешь его язык – будет тяжело.

– У вас есть внутреннее понимание, почему «Авангард» так хотел заполучить вас?

– Честно говоря, мне не объясняли, почему хотят подписать именно меня. Говорили, что давно следили за мной, что им нравится моя игра.

– Наверное, это связано с вашим прогрессом в минувшем сезоне. Можете назвать его пока что лучшим в карьере?

– Да, но могу быть лучше. Я очень медленно начал сезон, только к середине чемпионата разогнался, начал пользу приносить. Помню, в начале сезона даже отправился в запас на одну игру по решению тренерского штаба. Меня это сильно зацепило. В какой-то момент сел, проанализировал свою игру и понял, что мне нужно прибавлять и больше работать. Потом всё пошло по накатанной – у меня получалась игра, смог принести пользу команде.

– Почему на старте сезона сразу не смогли разогнаться?

– Не знаю, если честно. Это исключительно моя вина: где-то не дорабатывал, что-то не получалось. В большинстве не играл – меня это очень расстраивало. Но я рад, что смог всё переосмыслить.

– Теперь в «Авангарде» будет уникальная ситуация – два игрока, которые говорят по-татарски – вы и Эмиль Гарипов.

– В своё время у меня даже интервью на татарском языке брали. Он у меня улучшается, когда в деревню съезжу и поговорю там с бабушкой и дедушкой. Если долго не езжу, некоторые слова забываются, начинаю путаться. А в целом без проблем: на два-три дня в деревне я становлюсь деревенским парнем. (улыбается)

– Теперь, видимо, будет постоянная практика с Эмилем.

– Надеюсь. Я, кстати, лично с ним не знаком еще. В ближайшее время исправим это.

«ЛАРИОНОВ – МУДРЫЙ, ВСЕГДА ПОМОЖЕТ СОВЕТОМ»

– Долгое время вашим агентом был Игорь Ларионов. Насколько известно, сейчас ему нельзя совмещать работу тренера и агента. Вы с ним расстались?

– Да, но мы поддерживаем связь. Я его приглашал на свадьбу. Надеюсь, на следующий год он сможет быть на нашем с супругой празднике. Очень приятно поддерживать дружеские отношения с таким умным и мудрым человеком, который всегда поможет советом. Я в любое время могут позвонить Ларионову, и он подскажет мне, как правильнее поступить.

– Но он уже не ваш агент?

– По бумагам уже нет.

– Давно это произошло?

– В декабре или января. Потом я официально стал вести дела со Станиславом Романовым.

– А как хоккеисты выбирают себе нового агента?

– С Ларионовым мы давно начали работать. Меня ему посоветовал мой хороший друг Раил Якупов (экс-генеральный менеджер «Нефтехимика», ныне спортивный директор «Нефтяника» – ред.). Ларионов сразу сказал мне, что не будет ни на что претендовать пока я не подпишу профессиональный контракт. В принципе, так всё и было потом. Он мне много в чем помог. Одни тренировки с ним чего стоят. А потом уже я договорился с Романовым.

– Что за тренировки у вас были с Ларионовым?

– Я приезжал в Детройт – мы там тренировались. Он подсказывал, как правильно выбирать позицию при броске, и в целом очень много деталей объяснял.

– Какой самый ценный совет он вам дал?

– Он очень многому научил меня. Я бы не стал выделять что-то одно. Даже во время тренировок он не просто стоял, а участвовал в процессе, на собственном примере показывал, куда нужно ехать и отдавать передачи.

– Что вы думаете о его перспективах в качестве главного тренера?

– Я верю в него. Он немного по-другому думает: у него свой подход и методы работы. Не зря же его называют Профессором. Думаю, у него всё получится.

– Как проходили переговоры с новым клубом во время карантина, когда все должны были сидеть дома?

– Всё через агента. Он говорил мне, что в день у него было по три-четыре звонка. Это у хоккеистов был отпуск, а у агентов – самая горячая пора.

– Что он рассказывал о вашем переходе? Насколько тяжело его было согласовывать?

– Насколько я знаю, всё было быстро. Я поставил галочку в ЦИБе, потом мне прислали контракт в электронном виде – я поставил подпись и отправил обратно.

– Вы от себя по контракту какие-то требования выдвигали?

– Нет, никаких требований не выдвигал. Обычный стандартный контракт.

«НЕ РИСКНУ СДАВАТЬ СОБАКУ В БАГАЖ»

– Вам сообщили в «Авангарде», когда команда планирует выходить из отпуска?

– Да, я со всеми в клубе на связи. Мне уже помогли с каким-то мелочами, поговорили по поводу заказа новой амуниции.

– Вы каждый год амуницию меняете?

– Сейчас только цвет трусов и свитера поменяются. В основном меняю коньки и краги: обычно на сезон мне нужно две-три пары коньков и три-четыре пары краг.

– А для чего так много?

– Коньки со временем размокают, нога начинает разбалтываться и уже не получается нормально отталкиваться. Грубо говоря, конёк уже не так плотно сидит на ноге. Я люблю, когда у меня свежая форма.

– А три-четыре пары краг зачем?

– У кого-то еще больше – пять-шесть пар на сезон. Краги со временем тоже изнашиваются и размокают. Если краги размокли, во время броска по рукам идет сильная отдача.

– Есть ли в КХЛ у кого-то личные контракты с производителям хоккейной формы или всё заказывается через клуб?

– Может, у каких-то звёзд есть. У меня всё через клуб.

– Вы планируете снимать квартиру в Балашихе?

– Да. Жду, когда откроется Москва, чтобы слетать туда, найти квартиру. Потом уже поеду туда на машине с женой и собакой. С собакой на самолёте лететь не хочу, она, возможно, не пройдёт у нас по весу. Она маленькая, специально брали такую, которая может летать. Но она весит 10-11 кг. 

По нормам «Аэрофлота», животное должно весить, по-моему, 9 кг вместе с перевозкой. В багаж точно не буду сдавать, насмотрелся на то, как с ними обращаются – перевозки эти поломанные, страшные вещи. Может, не со всеми так обращаются, но за собаку страшно. Лучше я спокойно доеду на своей машине.

«ХОЧУ ДВИГАТЬСЯ ВПЕРЁД И ИГРАТЬ В ТОП-КЛУБЕ»

– «Нефтехимик» тоже хотел сохранить вас, но не смог из-за проблем с финансированием.

– От меня ничего не зависело в этой ситуации. Это бизнес, и я должен двигаться вперёд. Сейчас я хочу играть в топ-клубе. Хочу проверить себя, посмотреть, чего я стою.

– Вы прямо чувствуете, что вам необходим новый вызов?

– Да, сто процентов. Я готов двигаться вперёд, бороться за более высокие цели. Хочу побеждать. Думаю, «Нефтехимик» тоже выиграл от моего трансфера – получил денежную компенсацию за меня. А в остальные внутренние дела клуба не хочу лезть. Это не моё дело. Я очень благодарен своему клубу и родному городу.

– Говорят, что в «Нефтехимике» сейчас финансовые проблемы, поэтому команда теряет ключевых игроков. Что вам известно об этом?

– Насколько я знаю, у них всё должно быть нормально в финансовом плане. Конечно, я буду переживать за родной клуб. Самое главное, чтобы «Нефтехимик» всегда был в КХЛ и боролся не только за плей-офф, но и за места повыше.

– В одном из интервью вы говорили, что соскучились по валидольным матчам. Концовку минувшего регулярного чемпионата, когда вы поехали на Дальний Восток биться за место в плей-офф, можно отнести к таким играм?

– Да, сто процентов. У меня вообще в жизни не так много было кубковых матчей. Но вот эти игры на Дальнем Востоке – их можно отнести к таким.

– На «Нефтехимик» никто не ставил. Удивительно, что вы победили и попали в плей-офф с восьмого места.

– В конце сезона на нас точно никто не ставил. Мы «Амуру» проиграли дома и на нас поставили крест. Все были уверены, что мы не попадём в плей-офф. На Дальнем Востоке нам нужно было взять пять из шести очков, но мы выиграли все три матча.

– В чем секрет?

– Ни в чем. Мы просто поговорили с парнями и вышли биться. Не хотелось завершать сезон уже в марте. Могли, конечно, еще по ходу сезона лучше сыграть и не доводить до этого.

– Во время регулярного чемпионата был момент, когда вы проиграли шесть матчей подряд.

– Да, все об этом говорили. Хотя до этого мы выиграли, вроде бы, 8 или 10 матчей подряд.

– Говорят, при Вячеславе Буцаеве всегда прогрессируют молодые защитники.

– Буцаев очень трепетно относится к деталям, на тренировках всегда лично управляет игроками. Это помогает, хотя первое время я не мог привыкнуть к этому. А когда я понял его систему, стало легче, может, поэтому у меня всё стало получаться.

– Вы по ходу сезона стали капитаном команды. Насколько это было неожиданно?

– Меня сначала на одну игру поставили ассистентом. Было очень приятно, а на следующую игру поставили капитаном – и мы начали побеждать.

– То есть, вас на фарт оставили?

– Надеюсь, что нет. (улыбается)

– Тренерский штаб сам определил вас капитаном?

– Да. Я пришел на раскатку перед игрой, увидел на свитере капитанскую нашивку.

– В «Нефтехимике» ведь было много возрастных игроков, а тут вы в 24 года становитесь капитаном. Не переживали?

– Нет, я люблю ответственность. Мне нравится, когда на мне сложные решения.

– Возрастные игроки косо не смотрели на вас?

– Нет, у нас отличный коллектив был. Тот же Виталий Атюшов – очень добрый человек. Всегда подсказывал мне и помогал.

Руслан Васильев, «БИЗНЕС Online»

Фото: ФХР

Последние новости

ПОДСЛУШАНО: первый матч предсезонки vs «Динамо» Москва (ВИДЕО)

Клуб

ПОДСЛУШАНО: первый матч предсезонки vs «Динамо» Москва (ВИДЕО)

Хоккей вернулся! Как «Авангард» выиграл первый предсезонный матч у «Динамо»

Клуб

Хоккей вернулся! Как «Авангард» выиграл первый предсезонный матч у «Динамо»

«Авангард» - «Динамо» Москва 5:4. Товарищеский матч (ВИДЕО)

Клуб

«Авангард» - «Динамо» Москва 5:4. Товарищеский матч (ВИДЕО)

Состав «Авангарда» на первый матч предсезонки против московского «Динамо»

Клуб

Состав «Авангарда» на первый матч предсезонки против московского «Динамо»

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)