«Одно неловкое движение — все тело могло онеметь». Он почти сломал шею в аварии, но стал олимпийским чемпионом

Источник "Спорт-Экспресс"

«СЭ» продолжает цикл материалов — «звезды, которые ушли слишком рано». Мы рассказываем о выдающихся хоккеистах, которые многого добились по ходу игровой карьере, но чья жизнь, к сожалению, продлилась не так долго. В очередном материале — история форварда Андрея Ломакина, олимпийского чемпиона Калгари и двукратного чемпиона СССР в составе «Динамо».

Андрей Ломакин
Родился 4 марта 1964 года в Воскресенске.
Нападающий, воспитанник воскресенского «Химика». Задрафтован в НХЛ в 1991 году «Филадельфией» под 138-м номером.
Выступал за «Химик» (1981-86), московское «Динамо» (1986-91), «Филадельфию» (1991-93), «Флориду» (1993-95), швейцарский «Фрибург» (1995), немецкий «Айсберен» (1995-96) и «Франкфурт» (1997).
Олимпийский чемпион (1988), победитель МЧМ (1984), двукратный чемпион СССР (1990, 1991).
Скончался 9 декабря 2006 года.

 

Классический «игровичок»

Был ли Ломакин звездой? Спустя годы эта характеристика применительно к хоккеисту из далекого прошлого кажется бессмысленной и размытой. Для болельщиков московского «Динамо», заставших его игру во второй половине 80-х — начале 90-х, крайний нападающий был видной фигурой. Тройка Ломакин-Семенов-Светлов в той команде смотрелась очень симпатично.

Параллели между прошлым и настоящим всегда проводить непросто из-за разных вводных и составляющих. В последние пару сезонов всю КХЛ в полный восторг приводила игра динамовского звена, построенного вокруг Шипачева. Отдавая должное интеллекту и таланту этого центрфорварда, стоит признать, что уровень противостояния у него попроще, чем у его предшественников. Тогда как в чемпионате СССР даже в составе аутсайдеров были интересные личности с приличным уровнем мастерства.

Ломакин был техничным, умным, вертким нападающим с хорошим катанием. Классический «игровичок», которые сейчас встречаются нечасто. Динамовское звено при Викторе Тихонове в советской сборной в полном составе ездило на Кубок Канады-1987 и Олимпиаду-1988, выходя третьим по счету вслед за знаменитыми сочетаниями Ларионова и Быкова. Солидный показатель!

 

«Химик» — шанс выбиться высоко

Два чемпионства с «Динамо» в начале 90-х, отъезд в НХЛ, выступления в Европе — вполне себе успешная карьера. Однако за все время можно найти единственное интервью с Ломакиным. Оно вышло в 2004 году в газете «Весь хоккей» по инициативе уже моего покойного товарища и коллеги Алексея Баутина, страстно переживавшего за «Химик» и все, что с ним было связано. Он с помощью другого знаменитого воскресенца Вячеслава Козлова разыскал номер бывшего хоккеиста и дозвонился ему в Детройт, где тот и осел после завершения игровой карьеры. Ломакин подробно изложил обстоятельства своей биографии. Иначе разузнать все подробности сейчас было бы задачей невероятно сложной.

В подмосковном Воскресенске в 1970-80-е почти у любого энергичного мальчишки был шанс попасть в хоккей. «Химик» для жителей промышленного городка был не просто отдушиной, а большой любовью. Для кого-то и возможностью высоко выбиться в жизни.

— В два года на лед меня поставил отец, — вспоминал Ломакин. — Жили в десяти шагах от стадиона и уже в пять лет мама записала меня в местную ДЮСШ. Потом, в силу каких-то причин, мне пришлось завязать с хоккеем (смеется). Но уже через пару лет мой старший товарищ Игорь Ларионов вновь привел меня в хоккейную секцию к своему тренеру Вячеславу Одинокову. Там я занимался с ребятами, которые были старше меня на три-четыре года. Потом, естественно, я был переведен в свою возрастную группу. Но помимо «профессионального» занятия хоккеем мы у себя во дворе на залитом собственными руками льду устраивали не менее яростные схватки.

Автокатастрофа

Имей в те годы «Химик» возможность удерживать перспективную молодежь, то мог бы замахнуться даже на титул. Талантливая тройка Ломакин-Черных-Каменский смотрелась классно, когда каждому из них не было еще и 20. Не случайно, что все трое чуть позднее стали олимпийскими чемпионами Калгари-1988. На тот момент родной клуб представлял только Черных, вернувшийся после двухгодичной «командировки» в системе ЦСКА. Его карьеру прервала серьезная автомобильная катастрофа. Ломакину в данном плане повезло больше.

— Весной 1985-го, за пять дней до собственной свадьбы, я возвращался из Москвы в Воскресенск на машине, — рассказывал нападающий. — И надо же, на приличной скорости угораздило перевернуться, вследствие чего поврежденной оказалась шея. Меня сразу доставили в больницу. Но подмосковные хирурги не обнаружили раскола шейных позвонков. Поносив какое-то время фиксирующий корсет, я приступил наравне со всеми к тренировкам в составе «Динамо». Слава богу, клубные врачи при тщательном медосмотре к своему ужасу и моему дальнейшему счастью обнаружили всю тяжесть полученного повреждения. Одно неловкое движение с моей стороны могло закончиться полным онемением тела. В итоге я лег на операцию, мне скрепили позвонки. И я около года проходил курс восстановительных процедур. Правда, после окончательного излечения уже не мог управлять своей шеей на сто процентов.

Ломакин пропустил весь сезон-1985/86, но смог успешно возобновить свою карьеру. В «Динамо», которое он предусмотрительно выбрал вместо ЦСКА, посчитав, что заиграть в клубе поскромнее ему будет проще, дела у него складывались неплохо. Главный тренер Юрий Моисеев сразу поставил новичка в тройку к Семенову и Светлову. Ломакин доверие оправдал полностью.

Олимпиада и НХЛ

Закрепиться в сборной СССР того времени было задачей сложной. Сам игрок к своим успехам относился спокойно, вспоминая о золотой медали Олимпиады-1988.

— Может быть, я сейчас выскажу крамольную мысль, но с высоты прожитых лет пришел к выводу, что ничего выдающегося в той победе не было, — категорично заявлял Ломакин. — Имея в своем составе столько звезд мирового уровня, каждую из которых отличали высочайшее мастерство и огромная работоспособность, было бы странно, если бы мы оступились. А выигрывать за явным преимуществом у студенческих сборных США и Канады — невелика заслуга. О чем можно говорить, если в решающем матче камня на камне мы не оставили от шведов, разделав их под орех, — 7:1. И тогда это было в порядке вещей. Лично мне в рядах национальной команды больше запомнился Кубок Канады-87, когда мы на заокеанском льду соперничали действительно с лучшими сборными планеты.

В НХЛ Ломакин отправился после двух чемпионств с «Динамо» и провел всего четыре сезона, поиграв за «Филадельфию» и «Флориду» без особого успеха.

— Мне, единственному русскому в составе «летчиков», без знания английского на первых порах было весьма сложно, — объяснял Ломакин. — Хотя «Филадельфия» начала 90-х была однозначно слабее моего московского «Динамо», в котором тогда на первые роли стали выходить Жамнов, Ковалев, Яшин. «Флайерз» хоть и боролись за зону плей-офф, не имели в своем составе ярких исполнителей. Лично мне было грех жаловаться на партнеров — шведа Эклунда и канадца Токкета. Одно время мы были ведущей тройкой в клубе. А потом начались неприятности: я сломал руку, в команде вновь сменился тренер. И все у меня пошло наперекосяк.

Европа и смерть

После второго года во «Флориде» спроса на Ломакина в НХЛ не было, поэтому ему пришлось отправиться в Европу. В швейцарском «Фрибурге» он подменил травмированного Быкова, а потом два года провел в Германии. Старые проблемы с шеей и спиной стали слишком серьезными, чтобы их можно было игнорировать и дальше.

Ломакин завязал с игровой карьерой, остался жить в США и позднее в Детройте работал детским тренером в одной из частных школ, крайне редко выбираясь на матчи НХЛ. Большого удовольствия он, выросший в СССР, от местного хоккея в стиле «бей-беги» не получал. Возможно, со временем воскресенец вернулся бы на родину, как это сделали его земляки Каменский и Титов, работающие в российском хоккее.

К сожалению, последствия злосчастной аварии спустя два с лишним десятилетия привели Ломакина к преждевременной кончине на 43-м году жизни после продолжительной болезни.

— Андрей, когда играл, ни на что не жаловался, — уверял его старый партнер по «Химику» Черных коллегам Голышаку и Кружкову в их фирменном «Разговоре по пятницам». — Да и не бросались его проблемы в глаза. Стал олимпийским чемпионом! В НХЛ поиграл! Знаю о его судьбе со слов Анатолия Ивановича Козлова, отца Славы и его первого тренера. Гостил он у сына в Детройте и к Андрею заглянул. Тот жаловался на сильные боли в области шеи — в том месте, где был перелом. Какая-то опухоль, пошли осложнения. А за полгода до смерти Андрея там же, в Америке, в аварии погиб его сын.

Последние новости

«Нужно больше лезть на ворота, доставлять туда шайбу». Семёнов и Хартли после матча в Ярославле

Клуб

«Нужно больше лезть на ворота, доставлять туда шайбу». Семёнов и Хартли после матча в Ярославле

Пропустили решающий гол на последней минуте. «Авангард» уступил «Локомотиву»

Клуб

Пропустили решающий гол на последней минуте. «Авангард» уступил «Локомотиву»

Состав «Авангарда» на выездной матч против «Локомотива»

Клуб

Состав «Авангарда» на выездной матч против «Локомотива»

«Всегда играю на сто процентов». Кирилл Семёнов вернулся в «Авангард» (ВИДЕО)

Клуб

«Всегда играю на сто процентов». Кирилл Семёнов вернулся в «Авангард» (ВИДЕО)

Вернуться наверх
data != null && Array.isArray(data)